В Апелляционном суде завершилось рассмотрение резонансного дела в отношении врача-анестезиолога  «За п’ять років вона ні разу перед нами не вибачилася»

Резонансное дело о смерти 43-летнего пациента Львовской областной клинической больницы, что на ул. Черниговской, 7, которая длилась пять лет, завершилась. Апелляционный суд Львовской области принял решение: «Взыскать с обвиняемой врача-анестезиолога Зоряны Павлишин, которая ненадлежаще исполняла свои профессиональные обязанности, что повлекло тяжкие последствия (смерти) больного Виктора Семина, 500 тысяч грн морального и материального вреда». Служители Фемиды установили вину медика.

 «За п’ять років вона ні разу перед нами не вибачилася»

У Виктора Семина начал болеть зуб мудрости. Мужчина обратился в поликлинику, что на вул. Симоненко. Проблемный зуб ему удалили. А уже на следующий день в полости рта образовалась флегмона (внутренний нарыв). Муж позвонил в поликлинику, но там был выходной. Тогда семья Сьоміних позвонила в «скорую». Там им отказали, сказали, что стоматологическими проблемами не занимаются и посоветовали обратиться в стоматклініку на проспекте Шевченко. Там мужа осмотрели и сказали немедленно обратиться в отделение челюстно-лицевой хирургии областной клинической больницы. В настоящее время этот стационар принимал ургентных больных. Поэтому они пошли в областную клиническую больницу. Врач, который принял господина Виктора, оценил состояние больного как средней тяжести. Больному дали антибиотик и антигистаминный препарат, чтобы стабилизировать его состояние. У мужа был большой отек, который надо было оперировать. Перешли к ургентной операционной и ждали, когда освободится дежурный анестезиолог, которая была задействована на другой операции. Когда его положили на операционный стол, попытка ввести наркоз оказалась роковой. Муж умер. Дежурным анестезиологом тогда была врач Зоряна Павлишин.

Читайте также:  Выкуп авто после ДТП пригодится каждому

После похорон семья решила искать правды в суде, чтобы наказать виновных в смерти Виктора.

В 2018 году Лычаковский районный суд (председательствующий судья Лене С. И.) признал Звездную Павлишин «виновной в совершении уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 140 К К Украины, и назначить наказание в виде пяти лет лишения права занимать должности в сфере медицины и заниматься медицинской деятельностью». Тем же постановлением Шевченковский суд освободил Звездную Павлишин от этого наказания в связи с истечением сроков давности». Пока продолжались следственные действия и судебные процессы, врач Зоряна Павлишин продолжала работать.

Тем временем районный суд удовлетворил гражданский иск потерпевших и постановил решение о взыскании с клинической больницы в пользу потерпевших 500 тысяч грн морального и материального ущерба.

Обвиняемая врач подала апелляцию.

Журналист «Главпост» побывала на финальном судебном заседании во время оглашения постановления (председательствующий судья Игорь Стельмах) и пообщалась после заседания с родной сестрой погибшего Виктора Семина, Татьяной Иваненко.

— Татьяна, дело в Апелляционном суде завершилась. Чувствуете сатисфакцию?

— Адвокат обвиняемой постоянно затягивал дело… Никто не хочет отвечать за свои ошибки. За пять лет она (врач-анестезиолог. — Авт.) ни разу перед нами не извинилась. В первой инстанции суда не признала своей вины. И после апелляции не признает своей вины.

Читайте также:  Крепостной, поэт и художник: интересные факты из жизни Тараса Шевченко по случаю 205-й годовщины со дня рождения

— В своем выступлении на суде врач пыталась переложить вину на ЛОР-врачей, которых вызвали на операцию…

— Защита госпожи Павлишин, видимо, думал, если переложат вину на кого-то другого, то с него обвинения снимут. Все львовские и киевские экспертизы подтвердили, что виновата именно анестезиолог, которая делала брату наркоз. Вместо того, чтобы ввести трубку с кислородом в трахею, попадала в пищевод, а дальше не смогла в общем заінтубувати.

Когда мы увидели брата, первое, что нам бросилось в глаза, — живот был как у беременной женщины на девятом месяце. Весь кислород попал в желудок: кишечник раздулся, живот раздулся… Диафрагма подпирает сердце, кислород не попадает к головному мозгу. Сколько мозг может быть без кислорода? Пока сердце работало, они еще пытались его реанимировать. Но реанимацию делали фактически тогда, когда мозг уже відмирав…

— Вспомните тот момент, когда врачи вам сказали, что брат умер…

— Пришла мама. Она привезла постель — в больнице ничего не было. Мы с мамой сидели под операционной и видели всю ту возню. Из операционной вышло человек десять врачей, точно не помню, потому что была шокирована. Выходят понурені: «Мы ничего не могли сделать, ваш брат умер!». Спрашиваем: «Как? От чего?». «У него короткая и мускулистая шея, и мы не смогли его інтубувати», — услышали мы (не смогли сделать наркоз. — Авт.). Он спортивного телосложения, понятно, что шея мышцы. Много людей с такой шеей. То что, им всем невозможно ввести наркоз?

Читайте также:  Белоснежные и стойкие ванны от Ravak

— Вы зашли в операционную?

— Они нас не пускали, но мы их отстранили и зашли в операционную. Лежит брат на столе, весь фиолетовый, в мраморных пятнах. Живот — огромный. Мама сразу сказала: «Вы его задушили! Он весь синий». Моя мама врач с шестидесятилетним стажем. У нас в семье — три поколения врачей.

Татьяна на некоторое время замолкает. А потом, будто коря себя, со слезами на глазах говорит: «Это я заставила брата вырвать проклятый зуб. Он у него долго ныл… Говорю: «Три дня выходных. Праздники. Не надо тянуть».

— Что сказала ваша мама, когда услышала решение Апелляционного суда?

— Мама боялась, что не доживет до конца этого судебного процесса. У нее очень ухудшилось здоровье. Она никогда не ходила с палочкой. Бегала на дачу. А теперь мы не имеем дачи. Пришлось все продать…

По материалам: Высокий Замок

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •