В Сиховском районном суде рассматривается дело по убийству 23-летнего рома и нападения вооруженных молодчиков на цыганский табор  «Різали, не озираючись…»

В Сиховском районном суде состоялось второе заседание по делу жестокого убийства 23-летнего Давида Папа. В ночь на 24 июня 2018 г. на цыганский табор на окраине Львова напала группа парней. Давиду Папу нанесли пятнадцать ножевых ранений! Четыре человека были тяжело травмированы. Тогда председатель Нацполіції Сергей Князев заявил, что задержанным нападавшим на ромская поселение возле Львова грозит наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет или пожизненное лишение свободы.

Побывала в суде и журналист «Главпост». Накануне я пообщалась с адвокатом потерпевших Дмитрием Швецом. «В суде рассматривается дело по убийству, но не на расовой почве, — говорит адвокат. — Следствие утверждает, что расовых мотивов у нападавших не было. Хотя я считаю, что это обстоятельство должна быть указана. Однако в Украине нет ни одного приговора, что преступление совершено на почве любой нетерпимости. Не обязательно на расовой, — национальной, религиозной и тому подобное. Европейский суд, чтобы определить, что преступление совершено на почве любой нетерпимости, представляет несколько признаков. В частности, место совершения преступления. У нас — это место временного проживания ромов. И это установлено следствием. Как эту ситуацию воспринимали потерпевшие? Потерпевшие воспринимали эту ситуацию не так, что к ним пришли поговорить о мусоре. Звучали определенные возгласы… в-третьих, обстановка в стране. На тот момент это уже был не первый поджог. Это уже чуть ли не мода такая была, ходить и гонять те лагеря. Все эти признаки дают основания говорить, что преступление совершенное на основании нетерпимости».

Читайте также:  Пока воевал, жена подала на развод

Подозреваемые рассказали следователям, что они увидели место, где много мусора. И решили разобраться, кто там насорил. Всего в деле 14 подозреваемых. На момент совершения преступления только один из них был совершеннолетним, остальные — несовершеннолетние. Трое обвиняются в убийстве (один подозреваемый до сих пор в розыске), 11 — в хулиганстве. «Такова их версия, — продолжает Дмитрий Швец. — Такие себе борцы за чистоту и порядок».

Интересуюсь, удалось ли установить, кто заказчик этих погромов? «Обвинение никому, кроме этих парней, не предъявлялось», — говорит адвокат потерпевших. «Известно, что нападавшие якобы были членами группировки „Трезвая и злая молодежь“. Это следствие доказало?» — спрашиваю. «Это указано в обвинительных актах, что они являются участниками этой организации (кстати, в то время во Львове начала действовать еще одна ГО „Л.А.В.Ц.И., которую основала 25-летняя Роксолана Лисовская. Цель организации, по ее словам, бороться с уличной преступностью с участием цыган. Сейчас об этой организации не слышно. — Авт.). На самом деле у них был мотив, почему они пошли убивать, пока трудно сказать. Возможно, были под действием каких-то веществ. Или это был заказ на такое убийство. Большинство парней, по сути, дети, которые оказались не в том месте, не в то время».

«Было доказано, что у них было оружие?» — спрашиваю. «У них были ножи и палки, — говорит адвокат. — Надо отдать должное нашей полиции, они очень быстро сработали. Из-за того, что полиция быстро приехала, это спасло жизнь другим ромам (Подвергся, в частности, тяжелых ранений 19-летний Радж Арпадом. — Авт.). Они резали, не оглядываясь. У Раджа было очень много ножевых ранений. Он выжил только из-за того, что был худой. Крутился. Потому что на нем сидели и просто его били ножом в спину…».

Читайте также:  То кто же «вандалы»?

Дмитрий Швец — единственный адвокат со стороны потерпевших. Вместо подозреваемых защищает десять адвокатов. «В Сиховском суде они ведут себя так, будто поймали Бога за бороду (Несовершеннолетних в суде сопровождает один из родителей. — Авт.). Родители, которые там присутствуют, показывают, якобы это они жертвы, и их дети. Когда в суде объявили перерыв и потерпевшие выходили, отец одного из парней, который обвиняется в хулиганстве, пнул Ібою, гражданскую жену погибшего Давида Папа, коленом в задницу. Якобы незаметно, но я это увидел… В целом атмосфера в судебном заседании достаточно дерзкая».

Я пришла в суд раньше указанного времени. Пока осматривалась вокруг, заметила в коридоре одного из подозреваемых (поняла это из разговора), который общался с адвокатами. Он рассказывал, когда этот приступ случился, его вообще там не было. Мол, он был в «Арсенале». Адвокаты, в свою очередь, советовали парню, если тот чего-то не помнит, чтобы говорил, мол, не может ничего вспомнить… Один за одним заходят другие подозреваемые и направляются в зал суда. С одной стороны зала расселись подозреваемые, с другой — родители. Двух подозреваемых заводят в стеклянной камеры. Один из них — в кепке. К ним подходят родные. Одна мама все время держит сына за руку… Пока заседание не началось, у меня есть возможность пообщаться с их родителями. Рядом со мной садится женщина (потом узнаю, что ее 20-летний сын в стеклянной камере). Однако общаться отказывается, лишь говорит «что эту ситуацию так раздули». Спрашиваю, замечала, что сын общается в соцсетях с кем-то неизвестным? «Ничего такого не было», — говорит.

Читайте также:  «Соседи в шутку спрашивают: «Когда на дегустацию фруктов приходить?»

Когда в зал суда заходит судья (заседания задерживается почти на два часа), просит журналистов покинуть зал. Мол, родители несовершеннолетних обратились к служителям Фемиды с просьбой, чтобы заседание было закрытым. И суд разрешил. Дмитрий Швец дает журналистам краткий комментарий (адвокат опоздал, потому что задержался в больнице): «У пострадавших не получилось явиться в судебное заседание. Однако это не препятствует рассмотрению дела. Они написали заявление в суд о рассмотрении судебного заседания в их отсутствие. Сегодня будут рассматриваться различные технические моменты относительно дальнейшего рассмотрения дела. И собственно процесса. Поэтому их участие в суде не является обязательным».

Дмитрий Швец также отметил, что будут требовать в суде возмещения морального ущерба. «У нас есть гражданский иск на взыскание морального вреда — 3 миллиона 800 тысяч грн. из всех обвиняемых. В зависимости, кто и какой урон нанес каждому из потерпевших».

По материалам: Высокий Замок

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •