Как Борис Джонсон хотел «перевернуть мир», но только «застрял в полете»

Новый виток политического кризиса в Британии – это борьба не только борьба за злосчастный Brexit, но и за сохранение вековых традиций.

Что же там теперь происходит?

Если анализировать чисто фактологическую сторону событий, то можно констатировать: глава британского правительства Борис Джонсон вошел в ожесточенный конфликт с парламентом. С самого начала своего премьерства, еще в июле, он подтверждал верность сценарию жесткого выхода из ЕС – а если что-то не нравится Брюсселю, то без всяких там соглашений. Сложно сказать, насколько эта идея остается популярной среди всего населения туманного Альбиона, а вот среди избирателей Консервативной партии – вполне, ее рейтинги начали расти именно после начала председательства Джонсона.

Но британский премьер работает в откровенно враждебном окружении: в Палате общин есть мощная оппозиция из лейбористов, либерал-демократов и зеленых, и в самой правящей партии оказалась достаточно сплоченная и авторитетная группа противников выхода из ЕС любой ценой. И все это в условиях, когда большинство, на которое опирается правительство, шаткое – вместе с партнерами по коалиции из североирландской юнионистской партии она составляла… один голос. Зная о таком раскладе сил и не имея никакого прогресса в переговорах с Брюсселем, Джонсон решил действовать асимметрично. Он воспользовался положением британского законодательства, согласно которому повестку дня парламента определяет правительство, ведь его члены остаются и депутатами. Следовательно, чтобы депутаты не мешали Джонсону, надо остановить их законодательную активность – просто объявить перерыв в работе Палаты общин с 9 сентября до 14 октября. И за это время Джонсон клялся все проблемы решить: либо добиться уступок от ЕС, или же выйти из него тараном. Условным союзником главы правительства выступила королева Елизавета II, так как решение о приостановлении работы парламента поддержала, тем более что именно ей пришлось бы произносить после обновления его сессионное деятельности речь о новых горизонтах страны без ЕС. Но…

Читайте также:  Резолюция ПАСЕ может побудить Россию к продолжению преступлений - Постпредство Украины

Джонсон столкнулся с британской парламентской системой и попытался найти «точку опоры», чтобы перевернуть ее. Уже 3 сентября при открытии заседания Борис Джонсон увидел, что его планы, как минимум, подвергаются существенной корректировке. Большинство в один голос было им потеряно – депутат-консерватор Филипп Ли перешел во фракцию либерал-демократов, то есть Джонсон свое большинство потерял математически. А дальше – парламент показал правительству «зубы», проголосовав за изменение процедуры формирования повестки дня и установление над ним контроля именно со стороны парламента. То есть: предложения подавать могут и сами депутаты. Главным из них, собственно, является принятие закона, который предписал бы правительству снова вести переговоры с Брюсселем об… очередной отсрочке Brexit. И главным выводом из этого голосования стало признание очевидного: раскол грозит правящей Консервативной партии – 21 ее депутат во главе с бывшим министром финансов Филипом Хэммондом пошли против собственного правительства, к слову, и внук Уинстона Черчилля Николас Сомс тоже там. Понятно, что лидер партии потребовал исключения мятежников из партии, но – еще вопрос кто «матери-истории» в этом случае был ценнее – «группа 21», объединившая в своих рядах элиту партии – будут ли консерваторы безоглядно ими разбрасываться – еще больший вопрос.

На таком фоне Джонсон попытался пойти на эффектный шаг – и заявил, что предлагает провести досрочные выборы уже 15 октября – дескать, пусть народ скажет, что думает и как оценивает политиков. Оппозиция, которая теперь в большинстве, вроде бы и не против, но свое дело тоже знает хорошо – и уже вчера вечером проголосовала во втором чтении законопроект, которым блокирует выход из ЕС и накладывает обязательства на правительство просить Брюссель снова об отсрочке – теперь уже до 31 января 2020 года. Документ надо рассмотреть в Палате лордов (это будут делать сегодня), внести поправки и добиться подписи королевы. Но, как говорится – кажется это именно та ситуация, когда «мыло и мочало».

Читайте также:  Результаты выборов в Афганистане объявили через семь месяцев после проведения

А что это значит на самом деле?

Впрочем, такое голосование Палаты общин еще не отменяет самой идеи досрочных выборов 15 октября или до конца октября. Да, парламент отклонил предложение об их проведении, "за" было всего 298 при необходимых 434-х голосах, но у главы правительства Ее Величества еще остается возможность вновь вынести его на голосование. Лидер лейбористов Джереми Корбин сказал, что согласится на выборы только после утверждения закона о невозможности Brexit – то есть, произойти это может не раньше понедельника, после решений уже обеих палат британского парламента. А Джонсон хочет пойти на выборы именно как премьер-министр и лидер всех сторонников выхода из ЕС, то есть – попытаться получить всенародную поддержку собственной политики. Фактически, это был бы второй референдум по этому вопросу – определяющему для Британии и раздражающему для всей Европы. Пока легитимность Джонсона держится на голосах членов партии, а это как-то неубедительно.

Оппозиция же – и главная ее сила Лейбористская партия – хотят сначала, пользуясь большинством, свергнуть правительство Джонсона, выразив ему недоверие и приведя к власти, пусть и только до голосования по другой процедуре и до дня выборов, лидера лейбористов Джереми Корбина, вообще-то – принципиального противника выхода страны из ЕС. Как никак, но для одобрения идеи досрочных выборов Джонсону все равно нужна поддержка двух третей Палаты общин – а найти их, откровенно говоря, можно только среди откровенно враждебной оппозиции. Поэтому – судьба выборов и правительства Джонсона – в руках его политических оппонентов, готовы ли они к выборам и риску? Кажется, все же готовы, причем не только к борьбе, но и к победе.

Читайте также:  Взрывы на военных складах в РФ: число пострадавших выросло до 12

Как Борис Джонсон хотел «перевернуть мир», но только «застрял в полете»
Борис Джонсон

Впрочем, этот новый поворот британской политической реальности заставляет делать неутешительные выводы о всеобъемлющем кризисе всей британской политической системы. Борис Джонсон решил реально встряхнуть ее основы – поставив под сомнение саму схему отношений парламента и правительства – посягнув тем самым на неприкосновенное – британские традиции. И пока – он реально «завис в воздухе», как когда-то на аттракционе во время лондонской Олимпиады-2012, когда еще был мэром столицы.

Парламентская демократия по-британски – это достояние веков, депутаты увидели реальную угрозу собственным правам и как прежде – пошли против попытки узурпации и пренебрежения тем, что является несомненным их правом и привилегией. Поэтому это реально куда более принципиальная и широкая история, чем просто спор о выходе из ЕС.

Что же дальше? Или Джонсон станет главой правительства Великобритании с коротким сроком пребывания в должности, или – идея Brexit любой ценой все же найдет поддержку среди британцев. Перспектива досрочных решающих «выборов-референдума» становится как никогда реальной. Но: есть только один человек, который может скорректировать этот сценарий – это королева Елизавета II, она еще может высказать свое принципиальное мнение. Каким оно будет – пока неизвестно, но сама такая возможность – будет тоже данью британской политической традиции. Такая страна – что ж поделать?

Александр Севастьянов, кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений и общественных наук Национального университета биоресурсов и природопользования Украины, Киев

По материалам: Укринформ

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •