Как защитить врачей от физического насилия со стороны неадекватных пациентов и их родственников  «Рятував під час операції 90-річну жінку, а її п’яний син мене побив...»

В ближайший понедельник, 3 февраля, в Стрыйском районном суде состоится заседание в уголовном производстве, потерпевшими в котором являются… хирург и анестезиолог местной больницы. Обоих медиков тяжело избил 47-летний житель села Бане Лисовицької (назовем его Николаем). Этот человек, как говорится, имел бы целовать руки людям в белых халатах. Врачи вытаскивали с того света его старенькую мать, несмотря на сложность случая, продлили ей жизнь почти на два месяца. Но сын 90-летней пациентки покалечил их. Причина черной неблагодарности — водка…

В тот день в Стрыйскую больницу около 13 часов из села под Моршином соседи привезли пожилую женщину в крайне тяжелом состоянии. Было подозрение на внутреннюю перфорацию — что-то там разорвалось в животе. Ургентный случай — никак не можно ждать, дорога каждая минута! Консилиум врачей решил немедленно оперировать. Подозрение подтвердилось: разрыв толстого кишечника. К тому же обнаружили несколько опухолей. Три часа длилась операция. Хирурги делают свое дело, а анестезиолог Василий Козич невероятными усилиями «держит» давление, которое падает. Борется за жизнь старушки. Вместе с коллегами все-таки вырвали женщину из тисков смерти. Подключив систему искусственного дыхания, из операционной перевели пациентку в реанимацию, где продолжили за ней наблюдение…

После завершения этого сложного рабочего дня, где-то в 20.10, Василий Федорович начал собираться домой. А в этот момент в ординаторскую влетел нетрезвый сын недавно прооперированной — и давай анестезиолога бить. Кулаками бил по голове (компьютерная томография впоследствии показала перелом лицевой кости), один удар отправил в левый глаз. Присутствующие в комнате дежурный врач, три медсестры и две санитарки подняли крик. А разбойник давай гоняться и за ними. Лупит ногами по двери и как сумасшедший кричит: «Они здесь ничего не делают! Только пьют и сексом занимаются, а моя мама умирает!».

Успокаивать буйного Николая пытался хирург Мирослав Піняк, который заступал на смену. Говорит: «Мужик, чего ты бегаешь-кричишь? — здесь лежат тяжелые больные после операции…». Хулиган ударил кулаком в лицо и его — аж выломал зубной протез. Только когда по сигналу тревоги прибыли медики из других отделений и наряд полиции, Николая скрутили.

Читайте также:  Не ешьте сырой моркови, не начинайте трапезы из хлеба...

Как сообщила корреспонденту «Высокого Замка» пресс-секретарь Стрыйского райотдела полиции Ольга Марцинюк, по факту грубого нарушения общественного порядка следователи открыли уголовное производство — по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 296 Уголовного кодекса Украины (хулиганство). Гражданину, которого обвиняют в этом, было сообщено о подозрении в совершении уголовного правонарушения. Оно карается штрафом от 500 до 1000 необлагаемых минимумов (8,5−17 тыс. грн) или арестом на срок до 6 месяцев, или ограничением свободы на срок до 5 лет.

Что же заставило сына 90-летней женщины распускать кулаки в больнице?

Многое прояснила фраза односельчанина, который навещал эту женщину после операции. Перепрошуючись перед медиками, говорил: «Николай — неадекватный человек, за него папа с мамой имеют беду всю жизнь. Как напивался — родители от страха спали в сарае…»

Больше информации о хулигана мы получили в Бане Лисовицькій. Люди рассказывали: Николай — первоклассный водитель. Может хорошо ездить хоть на тягаче с прицепом, хоть на автобусе, хоть на «Мерседесе». Без проблем способен добраться хоть в Африку. Как трезвый — нормальный человек. А как только выпьет — «планка падает», становится зверем. Не раз к нему вызвали полицию. Недавно разбил машину. Беспробудно пьет, «не просыхает» еще от того инцидента в больнице. Лишь несколько дней назад перестал — принял четыре капельницы, чтобы вывести из организма алкоголь.

Как оказалось, Николай — единственный ребенок у своих родителей. И, что называется, поздняя. Покойная мать (умерла в середине января) родила его в 40 лет. Микольцьові папа с мамой пользовались чем только могли, имел все, что хотел. Вседозволенность сыграла плохую службу — сын стал неконтролируемым. Это почувствовали на себе и стрыйские медики. Через два месяца после содіяного хулиган даже не додумался попросить у них прощения…

Василий Федорович Козич, за плечами которого 40 лет медицинского стажа, из-за неадеквата с Бани Лисовицької «отлежал» не один день. С помощью всяких микстур и мазей делал все, чтобы быстрее стать в строй. Его возвращения с нетерпением ждали в Стрыйском роддоме (там его основное место работы) и в райбольнице, где работал на пол ставки (потому что с кадрами напряженка). Во время разговора с нами анестезиолог сказал: «Я поэтому мужу спасал маму, а он меня избил». И с иронией добавил: «Депутата у нас не имеют права бить. А вот медика, оказывается, можно…».

Читайте также:  Основатель столичной школы иностранных языков перебралась в волынское село...

Комментарии для «ВЗ»Людмила Гэра, председатель профкома Львовского областного центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф

В нашей работе проявления насилия случаются ежедневно. Ежедневно, в любое время суток, работники службы экстренной помощи выезжают на так называемые уличные вызовы — когда не знают, к кому именно едут. Прибываем к лицам, которые ведут асоциальный образ жизни, злоупотребляют алкоголем, находятся в состоянии наркотического опьянения. От них можно ждать чего угодно. Угроза для жизни моих коллег возникает и в случае выезда на дорожно-транспортные происшествия — у бригады медиков, которые спасают пострадавших, могут въехать другие машины. Сталкиваемся и с неадекватным поведением тех людей, которые возмущаются, что медицинская бригада ехала к ним «слишком долго». Но эта задержка не зависит от самих медиков. Она — через неупорядоченное движение на дорогах, их неудовлетворительное состояние, блокирования движения карет «скорой помощи», отсутствие освещения и маркировки домов, что не позволяет быстро найти нужный адрес. Причина задержки и в захламленности подъездов, через которые невозможно добраться до места вызова. В итоге — медики испытывают не только психологического, но и физического насилия.

Ирина Микичак, директор департамента здравоохранения ЛОГА в 2017-2019 годах (медицинский стаж — 35 лет)

Прежде всего нужно повышать личную культуру людей. Производить в них уважительное отношение к медикам, в конечном итоге, как и к труду любого другого. Идет разрушение авторитета людей нашей профессии. На сто медиков может быть один, который запятнал белый халат, но его болото ложится на всех… Когда-то наши бабушки-дедушки до священников, учителей и медиков относились с огромным уважением. Это были «самые важные» люди в селе или городе. Никто бы не додумался поднять руку на того, кто пришел спасать другого. Во все времена — в гражданской жизни, на войне, в тюрьме, независимо от цвета власти, медик должен быть лицом неприкосновенным. А теперь оскорбление врача для некоторых стали привычным делом.

Для борьбы с «антимедичними» хулиганами предлагают в машинах «скорой помощи» установить «тревожную кнопку». Это довольно непросто. Чтобы поставить «маячок» в «скорой», надо брать разные разрешения. И это — не дешевое удовольствие. А у нас даже на спецодежду нет средств. Единственное «оружие» медика — стетоскоп…

Читайте также:  Кофе и к кофе

Андрей Варава, директор адвокатского бюро «МЕД-адвокат» (24 года стажа в сфере здравоохранения)

Инцидент в Стрые является противоправным. К тому же, имеем дело со случаем производственного травматизма, порядок расследования которого прописано в постановлении Кабинета Министров Украины от 17 апреля 2019 г., № 337. В Классификаторе событий, причин, которые привели к несчастному случаю, речь идет о «преднамеренное убийство или травму, причиненный другим лицом» (пункт 14).

Такие случаи — единичны. Тактика защиты потерпевших медиков в таких делах предполагает:

— расследование такого несчастного случая на производстве, признании такого травматизма работника как производственного;

— решение вопроса об уголовной ответственности лица, причинившего телесные повреждения;

— решение вопроса о возмещении материального и морального вреда потерпевшему.

Такая тактика защиты потерпевшего оправдана, потому что:

1) человек, который поднял руку на врача, должна ощутить весь груз ответственности. Таким образом устраняется повторность таких случаев (так наз. специальная превенция);

2) общество должно знать всю полноту ответственности за такие действия. Таким образом каждый гражданин может представить для себя все негативные последствия за подобные действия (так наз. общая превенция).

3) работник, которому причинен травму на производстве, имеет большие социальные и правовые гарантии для продолжения своей профессиональной деятельности, чем работник, в отношении которого не зафиксировано подходящий случай производственного травматизма.

Сокрытие производственного травматизма, однозначно, не в пользу работника. Все физиологические проявления травмы далеко не заканчиваются с днем, когда работнику «закрыли больничный». Они могут проявиться со временем. И в случае, если производственный травматизм должным образом зафиксировано, работник останется сам на сам со своей проблемой. Руководитель, который в таких условиях просит/уговаривает работника не оформлять производственный травматизм, действует исключительно в собственных интересах, игнорируя интересы работника.

В ситуации, когда у врача возникла необходимость защищать свои права в юридической плоскости, ему необходимо обращаться к адвокату, который специализируется на таких вопросах. Только профессиональная правовая помощь является гарантией защиты его прав.

По материалам: Высокий Замок

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •