Львововед с двадцатилетним стажем рассказал об особенностях восприятия Львова украинскими и зарубежными туристами  «Не буду ж я полякам пояснювати, де знімали «Трьох мушкетерів»...

Львов — настолько разный, яркий и динамичный! Турист, который перед приездом изучать информацию о нашем городе в путеводителях, приехав сюда, может потеряться в надмірі впечатлений. В этой ситуации исключительное значение имеет лицо экскурсовода, который покажет город и расскажет о нем.

Старший научный сотрудник Львовского исторического музея Ярослав Бишкевич свою первую экскурсию по музею и городу провел 21 год назад. В декабре 1998 года он пришел работать в Львовский исторический музей. Господину Ярославу, как говорится, сам Бог велел работать с туристами. Глубоко интересуется историей Львова, владеет немецким и польским языками. Немецкий для него — почти родной, потому что ее научила бабушка — наполовину немка. Плюс еще освоил венский диалект немецкого языка. Польскую усвоил в детстве на катехизі, ибо крещен в католическом костеле. «Дед с бабкой, когда власть в 1946 году УГКЦ запретила, чтобы не принимать православие, пошли к костелу», — рассказывает львововед. По бабке и деду унаследовал четыре аристократические семейные гербы — польские и немецкие. Но это не мешает ему быть украинским патриотом — в семье всегда говорили на украинском.

Об особенностях работы экскурсовода, о том, как создал собственный стиль за 20 лет работы, и об особенностях восприятия Львова украинскими и зарубежными туристами Ярослав Бишкевич рассказал журналисту «ВЗ».

— Каждый турист интересуется Львовом по-своему — в зависимости от страны, из которой приехал, — рассказал львововед. — У каждого туриста — свой нюанс. Поляков, как правило, интересуют каменицы — где какая парцеля, сколько квадратных метров. Украинцев, особенно восточных, привлекают такие темы, как съемка фильмов на улицах Львова. Например, места, где снимали фильм «Три мушкетера». Немцев интересует Львов как часть общеевропейского контекста. Австрийцев — все, что связано с Австро-Венгерской империей, но ностальгии они не имеют.

Соответственно так я и строю свою экскурсию. Не буду же я полякам рассказывать, где снимали «Трех мушкетеров»? Им это будет неинтересно. Не буду я подробно объяснять украинцам о этажи зданий. Это интересует больше поляков.

В экскурсии имею «лайфхак»: рассказывая о Львов, вспоминаю исторические названия участков тех городов, откуда приехали туристы, исторических личностей из тех стран. Например, рассказывая о расширении Львова в австрийский период, вспоминаю «клички» исторических кварталов Праги, Вены, Будапешта, Цюриха, Мюнхена, Праги. Туристам это очень приятно. Как-то имел туристов из Вены, то вспомнил о президенте Вены Карла Люгера, сравнив его с президентом Львова Станиславом Цюхцінським. Хотя кто сейчас в современной Австрии знает Люгера? Но венцам все равно приятно, что вспомнили их земляка.

Читайте также:  «На этот раз собака спасся, у него кличка Лакки. Ему повезло!»

Свою первую экскурсию я провел для маршалка польского сейма Мацея Плажинского. За годы работы приходилось проводить экскурсии многим известным и интересным людям: в 1999 г. — для бургомистра Бремена, 2002 г. для Юрия Луценко, он тогда еще был депутатом ВР, заместителем председателя Соцпартии Александра Мороза, в 2004-м — для премьера Крымской автономии Сергея Куницына. В 2006 г. принимал во Львове внука известного архитектора Франца Треттера, который в 1851 году построил львовскую Ратушу. И до сих пор с ним переписываюсь. В 2008 г. я проводил экскурсию для внука Ионы Шпрехера, владельца «первого львовского небоскреба» (площадь Мицкевича, 6). В 2008 г. во Львове были Дни Вены, то приезжала принцесса Люксембурга. Интересно, что она об Украине узнала от лидера ОУН Андрея Мельника.

Приезжают туристы из всех уголков Украины. Каждый регион разный. Как менялись эти люди с 1998-го по нынешний день? Запад Украины всегда был проукраинским, а вот центр, восток и юг тогда еще были пророссийские. В 1995-98 годах приезжала молодежь из Восточной Украины, которая не была уже лояльной к коммунистам. А дальше постепенно происходила эволюция. Уже после Оранжевой революции постепенно восток и юг становились более проукраинскими. А после Революции достоинства юг и восток (подконтрольная Украине территория) — еще более проукраинскими. Среднее поколение уже на Россию не смотрит. Даже те же Николаев, Херсон, Запорожье, Днепр. Да, они русскоязычные, и менталитет такой, чтобы их не трогали. После Революции достоинства наиболее проукраинским оказался Днепр.

Донецкие приезжали еще до Оранжевой революции, то удивлялись, почему во львовских кнайпах посетители… сидят без ножей. Часто бывало, что туристы с востока в церкви шапок не снимали. Бескультурье! А другие донецкие очень радовались, увидев в нашем Историческом музее картину известной художницы Эммы Андиевской, потому что она родом из Донецка.

Читайте также:  Ваш удачный гид по кирпичах

Закарпатцы — полиглоты. Знают украинский, русский, венгерский, чешский, немецкий языки. Как правило, общаются между собой на так называемом русинском. Однажды у меня на экскурсии была семья цыганского барона из Закарпатья — папа, мама, несколько детей — которые «отшили» цыганских попрошаек.

Одесситы — патриоты своего города независимо от национальностей и религий. Буковинцы сравнивали себя с галичанами: у нас исторически бытовали украинский, польский и немецкий языки, а в них — украинская, румынская и немецкая.

Белорусы — тоже разные. Одни хвалят батьку, говорят, в России сами евреи. А вот белорусские евреи недовольны, ибо бацька юдофоб и того не скрывает. Армяне интересовались Черной домом, потому что долгое время владельцами этого здания была армянская семья Никоровичів.

Грузины и азербайджанцы, как в том анекдоте, — «дружат» против армян, поэтому в экскурсии — «минус армянская участок». В 2013 году была интересная экскурсия для киевлян — бывших директоров продуктовых магазинов. Тогда говорили, «серьезные люди». Среди них был один караим. Мы ходили по храмам. Все крестились, он ни. Но это его религиозное право. В Армянскую церковь он не зашел, ждал на улице, говоря: «Я в Армянскую церковь не пойду принципиально, я мусульманин». Но это его религиозное право.

Немцы (как правило, это Западная Германия) интересуются Холокостом, потому что чувствуют вину перед евреями. Восточная Германия, то есть бывшие НДРівці, наоборот: у них юдофобія. Много экскурсий заказывали австрийцы, особенно из организации «Черный крест» (они занимаются поиском и чествованием военных захоронений, независимо от страны погребение). Шведы интересуются Итальянским двориком, потому что шведский генерал Магнус Стенбок, который взял Львов в 1704 г., провел в Итальянском дворике евангелистскую мессу по случаю победы Швеции над Польшей. Кроме Итальянского дворика, местами шведской оккупации в Львове Высокий замок, за который шла война, особенно за Кармелитский монастырь (нынешняя вул. Кривоноса), Ратуша, где брали контрибуцию, Низкий замок, где была резиденция Карла ХІІ. Для австрийцев я преимущественно провожу тематические экскурсии — местами Захер фон Мазоха, Йозефа Рота, Франца Ксавера Моцарта, Альфреда Редля, императора Франца Иосифа.

Были у меня на экскурсии «немецкие гуцулы». Сначала внук немецких поселенцев в Гуцульщине, который выехал в Германию во время войны. Приехал на родину своего деда, влюбился в гуцулку. А она закончила спецшколу с углубленным изучением немецкого языка. Потом их знакомые начали приезжать из Германии и жениться с нашими гуцулками.

Читайте также:  Кто влюбится возле Синевира, сохранит любовь на всю жизнь

Были туристы из Венгрии и Чехии. Они, как правило, приезжали с австрийцами. Такой себе «интернационал». Во время Оранжевой революции я принимал коллег из Музея Арпадов из Будапешта, водил экскурсию на немецком языке. Они рассказывали мне случаи из профессиональной жизни. У одного венгра-экскурсовода дед тоже был экскурсоводом. То он рассказывал, как его дед проводил экскурсию в Будапеште в 1919 году. Там тогда была «заварушка» в связи с провозглашением социал-демократами и коммунистами Венгерской Советской Республики. Дед проводит экскурсию и говорит: «Посмотрите сюда — здесь монархисты во главе с Габсбургом, посмотрите туда — там республиканцы, посмотрите туда — там коммунисты, а там офицеры. Давайте отойдем в сторону, не будем им мешать». А они там стреляли друг в друга.

Я долгое время работал в отделе эмиграции Львовского исторического музея и в 2010 г. провел экскурсию для группы украинской диаспоры из разных стран мира. Какие они разные! Украинцы из Британии были в мундирах СС «Галичина», украинцы из Америки — в мундирах УПА, украинцы из Франции — в казацких костюмах. До церкви Св. Юра пошли со мной Воины и «дивизионщики», а «казаки» сказали — не пойдем, она не православная. Рассказывал про Ивана Подкову, Тараса Шевченко — меня слушали казаки и Воины, а «дивизионщики» не хотели. В Успенскую церковь пошли Воины и «казаки». «Дивизионщики» говорят: мы подождем. О Ратуше слушали только «дивизионщики» и Убийцы. «Казакам» то было не интересно. А уже когда был дворец Любомирских (пл. Рынок, 10), «казаки» мне поблагодарили и пригласили на обед. Напомню, именно во дворце Любомирских 30 июня 1941 года был провозглашен Акт восстановления Украинского государства — по инициативе ОУН под руководством Степана Бандеры. То между «дивізійниками» и Упавцами начались «разборки». Бандеровцы говорят, что Акт восстановления — их, а мельниковцы этого не признают.

По материалам: Высокий Замок

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •