Спикер Верховной Рады в интервью программе “Большая деолигархизация” на телеканале “Украина 24” рассказал, что нужно, чтобы реформа президента сработала

Президент Украины Владимир Зеленский начал кампанию по деолигархизации. 2 июня глава государства внес на рассмотрение Верховной Рады проект закона, который должен избавить Украину от влияния олигархов – он определил его как неотложный. Уже 1 июля депутаты проголосовали за законопроект в первом чтении. Закон вызвал мощный резонанс среди политиков и в обществе.

Чего не хватает в законопроекте, почему Украине нужен легальный лоббизм, когда общение власти и бизнеса будет приносить пользу всему государству и почему механизм деолигархизации должен быть "вечным" – об этом спикер Верховной Рады Дмитрий Размуков рассказал в интервью Дмитрию Билянскому в программе "Большая деолигархизация" на телеканале "Украина 24".

– Дмитрий Александрович, добрый день! У меня есть для вас два вопроса, первый из них: если говорить о большой деолигархизации как о реформе, направленной на борьбу с системой, то законы нам нужны, чтобы остановить или ограничить влияние денег на власть, да и саму власть в вымогательстве денег?

– На самом деле это будет целый перечень вопросов, перечень законопроектов, которые необходимо принять. В первую очередь, если мы говорим о влиянии денег на власть или власти на деньги, в плохом смысле этого слова, то это действительно законы, связанные с борьбой с коррупцией.

Потому что это же происходит не просто так: кто-то за это что-то получает, кто-то за это изменяет тем же обещаниям, когда шел к власти, кто это делает не для того, чтобы помочь стране развиваться. И сегодня у нас достаточно серьезная антикоррупционная система, были созданы и НАБУ, НАЗК, САП, ВАКС и много других институтов, которые сегодня занимаются борьбой с коррупцией.

И в этом плане Верховная Рада их полностью обеспечила всеми инструментами, которые они просили для того, чтобы проводить такие реформы. Второй вопрос – это вопрос лоббизма. К сожалению, в Украине вопрос лоббизма связан с таким негативным контекстом. Но эта система существует и в Европейском Союзе, и в США, и это прозрачные и понятные и зафиксированы фактически сношения между представителями власти и бизнеса, где отстаивания своих интересов.

А бизнес должен отстаивать свои интересы, и это происходит публично, прозрачно и фактически с заключением контрактов между лоббистами, которые сотрудничают и с властью, и с бизнесом. И мы понимаем, кто является конечным бенефициаром тех или иных решений. Это снимает как коррупцию, так и делает понятным для общества, чем ты поддерживаешь либо не поддерживаешь тот или иной законопроект. Почему ты считаешь, что именно он положительного принесет, и этого точно не стоит стесняться.

Читайте также:  Разумков объяснил, почему нельзя проводить пережеребьевку партий в бюллетенях

Важным вопросом также является и другая сторона прозрачности процесса – это сношения между представителями власти и бизнеса. Потому что очень часто это происходит, как говорят, "под покровом ночи", и это очень плохая украинская традиция. От нее точно необходимо избавляться, если даже мы говорим о фиксации таких встреч.

Я помню высказывания и политиков, и журналистов, вспоминаю, как в 2019 году уважаемые журналисты радовались тому, что публично проходят встречи представителей крупного бизнеса и представителей украинской власти. Это нормально, и потом не возникает вопрос: "Что же вы там проговаривали секретного и почему это происходило в 12 ночи или в другое нерабочее время?"

На самом деле, если нет коррупционной составляющей в этом процессе, то и вопросов не будет, и бизнес должен общаться с властью так же, как и власть должна общаться с бизнесом. Поскольку это механизм взаимодействия, и результатом должно быть не обогащение отдельных бизнесменов и политиков, а обогащение в целом государства.

И еще одним важным элементом деолигархизации является антитрастовое законодательство, такого плана, как функционирует в Соединенных Штатах Америки, а фактически перекладывая на украинский язык это антимонопольное законодательство, эффективно может выполнять функцию борьбы с природными или не естественными монополиями, которые существуют в украинской бизнес-среде , это тоже правда. И принятие соответствующих законопроектов, а фактически даже не принятие, так как база законодательная у нас существуют, а выполнение этих законов позволит изменить ситуацию.

Ну и пожалуй самым главным это желание и бизнеса и власти войти с этого круга, точно не дает нашей стране, но сегодня мы имеем такую возможность. Все политические силы шли с такими лозунгами, и я думаю, что бизнес к этому также готов. Ключевым вопросом остается честность отношений, так как для бизнеса важно понимать, будут выполнять все стороны те договоренности, которые были достигнуты. Фактически, договорные отношения. И именно не "договорняки", а договорные отношения, это разные вещи и бизнес должен понимать в том числе изменения в законодательство и долгосрочные перспективы для того, чтобы строить свою стратегию поведения и развития того или иного направления в нашей стране. А сегодня мы действительно нуждаемся инвестиций, как внутренних, так и внешних.

– Если говорить о конкретном законопроект, который <в данный момент> на рассмотрении в парламенте – №5599 – в чем заключается его миссия, с ним так или не так? И каких поправок он нуждается, по вашему мнению?

Читайте также:  "Азиатское направление – важно": куда отправится Зеленский после пандемии

– Если мы говорим с вами о той составляющей, которая существуют одной из ключевых, это декларирование любых встреч и создание публичной платформы. Если вы представитель крупного бизнеса, и мы встретились с вами, выпили кофе и обсудили какие-то направления, в которых нет коррупционной составляющей, это не существуют ввести соответствующий реестр и сказать, что такая встреча состоялась.

В тренде
Дмитрий Разумков: Механизм деолигархизации должен работать, когда мы у власти, и когда нет

А с другой стороны, если мы говорим с вами о подходах и о том, что, по моему мнению, необходимо было бы изменить – это орган, который включает в перечень олигархов. Потому что в том законопроекты, предложенный СНБО, по моему мнению, как члена СНБО, здесь существуют конфликт интересов, так как мы только что проговорили, что представители бизнеса контактируют с представителями власти и решение о попадания такого перечня так называемых олигархов должны принимать не те же представители власти, с которыми может контактировать бизнес – это раз.

Два – если мы говорим о СНБО, там не исключен перечень человек, которые могут входить. То есть он может увеличиваться или уменьшаться, и также будет влиять на результаты принятия решений. Ну и существуют интересов, который точно мы не можем допустить в такой хрупкой и сенсационной деле, о котором мы сегодня с вами говорим.

Поэтому, на мой взгляд, это должна быть независимая комиссия. Соответствующие правки я также подавал. Чтобы она могла действовать при НАЗК, она формируется на конкурсной основе, существуют независимой, общественной, а не потребует дополнительных средств, а организационный процесс будет обеспечивать Назка фактически.

Это снимет любые вопросы – почему тот попал, а тот не попал в перечень олигархов. А по декларированию таких встреч, еще раз повторюсь, я считаю, что существуют нормально и правильно, и эту инициативу я поддерживаю. Но все и здесь должно быть прозрачно, чтобы потом никто не мог упрекать работникам власти, вы что-то прописали под себя.

Если мы запускаем данный механизм, то он должен работать сегодня, завтра, когда существуют во власти, или когда нас нет. Даже когда мы говорим об данный законопроект, то его действие распространяется на 10 лет, и сегодня президентом существуют Владимир Александрович Зеленский, но через некоторое время будет другой президент, и всегда должны быть соответствующие предохранители, которые позволят использовать данный достаточно мощный механизм против интересов нашего государства .

Читайте также:  У Зеленского "не суперлегкая" форма COVID-19 — замглавы ОП

Я считаю, шо и перечень человек, которые должны декларировать такие встречи, его также необходимо увеличить. Потому что очень часто это происходит через посредников, которых также следовало бы включить в перечень человек должны декларировать такие встречи.

– У нас существуют неофициальная информация, что количество поправок которая была внесена в этот закон №5599, она больше тысячи.

– 1230, если я не ошибаюсь, накануне нашей встречи смотрел.

– Чего именно касаются поправки, они об органе, о декларировании, или, может, они о влиянии на медиа, или, может, они о размере суммы состояний, после которой человек признается олигархом?

– Сейчас еще я не анализировал, так как нет там человек, это только правки, которые были представлены народными депутатами. Затем они процедурно формируются и только после этого ты сможешь с ними ознакомиться. Я уверен, что они будут касаться многих вопросов, те правки, которые я туда подавал, я только что отметил, они организационные, они увеличивают перечень чиновников, подпадающих под такое декларирование и, на мой взгляд, делают закон более качественным в плане использования как механизма действительно деолигархизации.

– То есть, по вашему мнению, главный вопрос – это орган, который будет принимать эти решения?

– Я думаю, что да, это одна из ключевых позиций для того, чтобы потом бизнес не говорил, что здесь существуют какая-то ангажированность. Или власть четко понимала, что большой бизнес, если он пойдет по-другому, не будет давить на представителей власти, это будет приниматься соответствующей структурой. Я думаю, что правки будут по многим вопросам и по суммам, и вопросах по тем, кто может попасть, кто не попадет в такой перечень.

Также были идеи и у меня, и у коллег по увеличению критериев, по которым ты можешь попадать в так называемый перечень человек со значительным влиянием. Но я лично не подавал соответствующие предложения, так как это будут потом оппоненты использовать как механизм затягивания процесса или создания дополнительных препятствий. Я надеюсь, что у нас так называемого включения в реестр людей будет не так много, и все же власть будет находить с бизнесом такие механизмы взаимоотношений и отношений, которые через некоторое время уберут формулировки олигархизация в нашем с вами лексиконе.

Владимир Зеленский
олигархи
Дмитрий Разумков
деолигархизация

По материалам: Сегодня

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •