П. Рудяков: «Соблазн рейдерского захвата храмов на местах сохранился и без «указаний» из Киева»

Пятнадцатого декабря прошлого года состоялась годовщина создания Православной церкви Украины (ПЦУ), которую ныне возглавляет митрополит Епифаний. ПЦУ год спустя – это не единая православная автокефальная церковь Украины, как заявлялось при ее создании. Сегодня эта церковь не едина и не самостоятельна. ПЦУ автономна и находится под управлением Вселенского патриархата. По мнению экспертов, ПЦУ создавалось в пику Москве – с целью уничтожения Украинской православной церкви (УПЦ), однако год спустя, вопреки прогнозам и американским оценкам, УПЦ сохранила свое единство и целостность. О продолжающемся противостоянии ПЦУ и УПЦ и ближайших планах Украинской православной церкви корреспонденту ГолосUA рассказал директор Информационно-аналитического центра «Перспектива» Павел Рудяков.

– Павел Николаевич, как вы считаете, продолжится ли война между ПЦУ и РПЦ?

– ПЦУ (Православная церковь Украины) непосредственно не воюет с РПЦ (Русской православной церковью). ПЦУ воюет с УПЦ (Украинской православной церковью). С РПЦ воюет теперь патрон ПЦУ, фактически хозяин ПЦУ – Константинопольский патриарх. Константинопольский патриархат против РПЦ. Противостояние ПЦУ, как подразделения, против УПЦ, безусловно, продолжится, потому что ПЦУ создана как инструмент для подавления и уничтожения Украинской православной церкви. Собственно, они своих планов не скрывают. Даже Епифаний в последнее время несколько раз высказывался в том смысле, что киевская Печерская лавра все равно будет принадлежать ПЦУ. То есть, у них все равно это экспансионистское начало присутствует. Оно изначально заложено, и они это начало культивируют и будут реализовывать.

– В планах ПЦУ провести также календарную реформу…

– Что касается переноса празднования Рождества Христова с 7 января на 25 декабря, то к этому, не думаю, что сразу, в ближайшие 3-5 лет, придут. Будут переносы. Повторю еще раз, что ПЦУ – это инструмент, который должен работать с определенными результатами и целями, поэтому эти переносы праздников – это тоже как бы уничтожение: сначала растворение, а потом уничтожение основ идентичности, в том числе православной, которую связывает украинцев и русских.

– Это как-то связано со сближением с католической церковью?

– В православном мире тоже есть церкви, которые празднуют Рождество по григорианскому календарю – 25 декабря. Тут есть вопрос, поскольку они абсолютно не канонические, как ПЦУ, то они могут и 23 февраля праздновать. Провозгласят и будут праздновать, когда захотят, или если какой-то еврейский Новый год взять, с них станется. Думаю, что вначале будет сосуществование, если речь идет о Рождестве 25 декабря, сначала будет как бы равноправие юлианского и григорианского Рождества, а потом, думаю, будут с помощью власти – к тому времени уже будет следующая власть – не Зеленского, а какая-то другая, то, может быть, власть опять будет больше интересоваться проблемой перераспределения духовного и материального пространства в пользу ПЦУ. Хотя тут возможны варианты. Тут не так все просто, поскольку УПЦ остается таким серьезным массивом, который трудно так просто свалить. Они попробовали изнутри его разломить, но события годичной давности показали, что УПЦ смогла противостоять – только двое ушли – Драбинко и Симеон, остальные остались.

Читайте также:  В. Воскобойник: «Украина нуждается в миграционной стратегии»

– Существует ли угроза раскола молодой церкви – ПЦУ?

– Помнится, когда все это лепили из того, что было, то у них был лозунг «единая православная украинская церковь». Сейчас они об этом не вспоминают, поскольку не получилось ничего. Они внутри итак не едины. Они в таком расколом, надколотом состоянии существуют, они же не объединились. Филарет тянет на себя, Макарий тоже еще «сопит в тряпочку», говорит, что «если Филарет выиграет, то и он тогда свои карты положит на стол». У них есть аргументы, поэтому им еще до единства в рамках своей новой структуры еще очень далеко.

– А захваты храмов будут продолжаться?

– Захваты храмов не прекратились. Намедни объявили, что в Ивано-Франковской области произошел захват одного из храмов УПЦ через решение нерелигиозной территориальной громады, общины. Также люди, которые назвались ветеранами АТО, захватили еще один храм. Хоть и в вялотекущем режиме, но захват приходов продолжается, поскольку на местном уровне продолжает применяться админресурс для таких переходов. На центральном уровне сейчас его нет, так же как нет желания навести порядок в этой сфере и ударить по рукам тем, кто уже рейдерским способом провел захваты храмов в прошлом – в течение этого календарного года. На государственном уровне только Министерство культуры продолжает активно использовать админресурс – играть на этом поле – в лице министра г-на Бородянского, в лице ряда сотрудников ведомства – против УПЦ в пользу ПЦУ. На местном уровне другая ситуация – есть западные регионы – Тернопольская, Ивано-Франковская, Львовская области, где местная власть продолжает содействовать таким переходам – без указаний и «подстёгиваний» из Киева – на свой страх и риск, но продолжает. Это и будет продолжаться, поскольку не наказаны те, кто захватывал приходы, поэтому существует соблазн такого рейдерского захвата и дальше.

Читайте также:  В чёрном топе и пиджаке: Лорак показала глубокое декольте

– Можно ли расценивать как некую победу УПЦ то, что Верховный суд разрешил Украинской православной церкви сохранить свое название?

– Безусловно, это положительный момент. Но там все не так просто. Это решение еще нужно реализовать и воплотить, чтобы оно начало работать. Когда всё это «мостили» при создании ПЦУ, то весной и летом прошлого года напринимали много законов. Тогда депутат Еленский был автором этих законов. Среди прочего планировалась, что эта новая, единая на словах, церковь будет называться Украинская православная церковь, тогда возни кала коллизия – надо было лишить названия, рейдерским путем забрать название у реальной, канонической Украинской православной церкви. Порошенковские и филаретовские ребята и, конечно, Епифаний планировали назвать новую церковь – Украинская православная церковь. Потом, когда Варфоломей (Варфоломей – инициатор и организатор всего) по-своему «покрутил», то он не дал это сделать – Варфоломей назвал церковь «Православная церковь Украины». Отпала необходимость переименовывать Украинскую православную церковь Московского патриархата, поскольку названия разные, но все равно они мутят и крутят. Это одно из проявлений того, что все равно ПЦУ наступает. Они созданы для того, чтобы ущемлять и наступать на УПЦ, и они это делают, в том числе по линии названия, хотя необходимости в этом нет.

– Епифаний объявил о ликвидации Киевского патриархата…

– Он не объявил, он сказал, что юридически процедуры закончены и Киевский патриархат ликвидирован. Это не Епифаний решает, это решают юридические органы. Но Епифаний объявил свое, а Филарет торочит свое. Они придумали Филарету эту миссию, чтобы старику «дать кость» и старик успокоился. А старик не чувствует себя стариком. Он не хочет мириться с этим и будет бороться. Объективно историческая перспектива, даже краткосрочная, на стороне Епифания, поскольку от Филарета люди уходят – и парафии, и священники, поскольку все понимают, что Филарет остался один. Епифания поддерживает и Варфоломей, и экзархи, которые присутствовали 15 числа на соборе (15 декабря 2018 года на Объединительном соборе Украинских православных церквей председательствовал митрополит Галльский Эммануил, Авт.), и Эммануил, который нами дистанционно откровенно руководит. А у Филарета, по сути, осталась только его жажда жизни и жажда борьбы и нежелание отдавать имущество. 

Читайте также:  Использовали, как рабов: В Одесской области сотрудникам не платили зарплату

– Год с Томосом не прошел для ПЦУ зря?

– Безусловно, они много нарастили. Другое дело, что это во вред и религиозной сфере, и во вред национальным интересам Украины. Они много успели за год продать, себе выгадать. Эта модель Михаила Сергеевича Горбачева, когда он Советский Союз, который стоил 300 триллионов, «загнал» за миллиард. Это такой копеечный бизнес, который ничего общего не имеет с религией, зато имеет отношение к таким политически имущественным проектам. Это абсолютно денежный, имущественный проект. Варфоломей собирается приехать в Киев, как анонсировал Епифаний. Думаю, основной мотив приезда Варфоломея в Киев – потребовать, чтобы ему выдали те ставропигиальные объекты, которые ему обещал Порошенко, об этом он подписал договор между Украиной и Константинопольским патриархатом 3 ноября прошлого года. За признание ПЦУ православными церквями из состава других национальных церквей Варфоломею были обещаны эти объекты. Вот уже две церкви признали, а объекты еще не пришли. Андреевская церковь уже отдана Варфоломею. Варфоломей от имущества никогда не отказывался. Для него это важно, тут ему наобещали имущества (22 объекта), которое, по оценкам, включая денежные аспекты, включая количество церковных реликвий, в несколько раз превышает то, чем он сейчас располагает.

Сейчас на Зеленского и его окружение оказывается внешнее давление, и не Путин давит, и ни Лукашенко, для того чтобы он выполнял те обещания, которые дал Порошенко, подписав договор, который, кстати, так и не опубликован. Никто не знает, что Порошенко там пообещал Варфоломею, подписав сотрудничество и взяв на себя обязательства.

П. Рудяков: «Соблазн рейдерского захвата храмов на местах сохранился и без «указаний» из Киева»

По материалам: Голос

  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •