Появился Универсал Банк, который начал предоставлять команде Дубилета бэк. Ребята очень хорошо двигаются. Темпы очень высокие. У Tinkoff темпы не могут быть высокими – у него 10 млн клиентов. Он не может каждый год расти на 100%. 

Мы – Touchbank для ОТП Банк и Бинбанк – два раза пробовали составить Tinkoff конкуренцию с бизнес-идеями. Частично получилось. Но масштаба Tinkoff никто в России не достиг. Он на самом деле конкурирует с большими традиционными банками – Альфа-Банк, ВТБ, Сбербанк. Но такого концепта полностью диджитал-банка кроме Tinkoff никто не повторил. 

Tinkoff зарабатывает $600 млн в год. И это проверенная модель. На Западе Tinkoff бы на следующий день стоил раз в 10 дороже.

В Украине в этом направлении Monobank, наверное, самый значимый банк. Кроме него, есть попытки – и это хорошо. 

– Кого вы имеете в виду?

– У всех есть попытки идти этим путем. Но пока с точки зрения отдачи бизнес-результата, кроме monobank, никто не заметен. Ведь он уже практически вышел на самоокупаемость – это достаточно быстро. 

Что делать остальным? Один из вызовов, который стоит перед необанками и финтехами – обеспечить нормальную бизнес-модель развития. Потому что подавляющее большинство финтеха привлекает деньги, потом во втором раунде привлекает деньги. А дивиденды акционерам мало кто платит – в силу того, что это же стартап. 

Как Тиньков метко сказал, большие финтехи и единороги, которые привлекают кучу денег и оцениваются миллиардами долларов, себе, конечно, денег заработают. Но неизвестно, заработают ли они инвесторам. Tinkoff зарабатывает $600 млн в год. И это проверенная модель. На Западе Tinkoff бы на следующий день стоил раз в 10 дороже. 

– И клиенты были бы другие.

– Да. Он же оценивается очень скромно, потому что, наверное, региональный фактор играет роль.

– По поводу Привата. От изначальной команды ведь откололся еще один кусочек – Александр Витязь. Он создал компанию Middleware и активно работает над неким “клеем”, который должен склеивать бизнес-процессы. Как вы оцениваете его проект?

– Его решения мы смотрели и даже провели пилот в Binbank Digital. Сейчас наша группа компаний actech является как раз их партнером. Внедряем его решение – Corezoid – в несколько проектов. Мне кажется, это очень мощная система. 

– А можете ее описать нормальными словами? А то никто по-человечески не может объяснить.

– Во-первых, это интеграционная система, которая связывает разные банковские системы. То есть это чистое middleware, интеграционная шина. Альтернативы – большие супердорогие решения вроде IBM или простые опенсорсные вроде Jason. 

Что у Corezoid еще важно – у него есть функциональность, которая называется event based processing (то есть обработка клиентских данных, привязанная в том числе и к офлайн-событиям – Ред.) Если событие затормозилось по каким-то причинам, то и процессинг банка может приостановиться. Например, клиент в онлайне должен внести заявку на кредит. Но у него не все документы под рукой. Соответственно, ставится пометка, что пока этот документ не будет загружен в систему, заявка клиента не пропадет. Клиент найдет ее за три секунды или поедет в другой город к родителям, принесет, отсканирует – и процесс пойдет дальше. Все обрабатывается пособытийно. Другие системы обычно с этим очень плохо справляются.

Читайте также:  Facebook удалил 97 пропагандистских страниц из России

– Грубо говоря, аналоги есть, но цена-качество совсем другие?

– Аналоги – комбинации пары-тройки систем – есть. Но полного аналога, наверное, нет. Так что это очень cost effective на сегодня, в разы дешевле набора из разных систем.

– У нас есть украинский миф, что после того как ПриватБанк стал государственным и ушла команда менеджеров, в том числе технических, то с техом там стало не очень. Что вы наблюдаете со стороны?

– Понятно, что откололось несколько команд, ушла большая группа компетенций. Ушел Александр Витязь, который был по сути Chief Digital Officer. Ушел Дмитрий Дубилет, который создал Fintech Band. Вместе с ними есть еще Вадим Ковалев, он курирует отдельную компанию – AI Solutions. По сути, это риск-менеджмент и искусственный интеллект для принятия решений. 

Естественно, когда такая мощная команда уходит, есть опасение, что все упадет. Но сказать, что это упало резко и жестко, я не могу. Инновационное развитие замедлилось – это тоже заметно. Особенно на фоне monobank. Есть новая инновационная команда, которая пришла в Приватбанк и хочет добиться успеха. Но в моем понимании monobank и тот же Витязь в этой технологической гонке и компетенциях, скорее всего, еще впереди.  

Есть новая инновационная команда, которая пришла в Приватбанк и хочет добиться успеха. Но в моем понимании monobank и тот же Витязь в этой технологической гонке и компетенциях, скорее всего, еще впереди.

– В Китае недавно был День холостяка – большие скидки. Украинцы решили сэкономить и закупиться через AliExpress. Процессинг ПриватБанка не выдержал и лег. Странно, когда большой банк валится по такому поводу. Насколько это решаемая проблема? Ведь скоро Новый год – опять распродажи.

– Пики должны быть проработаны, и система не должна падать. Этим страдают все решения процессинга. Не только Привата. У нас тоже были такие проблемы. Правда, слава богу, на день система на падала. В Бинбанке тоже были проблемы с производительностью. Особенно на Чемпионат мира по футболу, например. Люди делали очень много ставок, и все замедлилось. В итоге мы решили проблему. 

Но они в любом случае должны уметь обрабатывать пики. Это не значит, что они тупо должны покупать железо. Большие банки недооценивают силу клауда (облачных решений – Ред.). Они туда боятся идти. Но кто им мешает по сути создать собственный private cloud? Есть провайдеры – и в Украине тоже – которые предоставляют услуги обработки данных в дата-центре. 

Большие банки недооценивают силу клауда (облачных решений – Ред.). Они туда боятся идти.

Весь софт, за редким исключением, сегодня может работать на виртуальных серверах. Да, ПриватБанк не сделал бы эту работу за один день, но проблема решаемая. В нынешней онлайн-экономике люди уже привыкли к онлайну и моментальным транзакциям. 

Если раньше банк падал, то ты об этом узнавал, когда шел в филиал снимать свои деньги. А сейчас банк падает – и ты это узнаешь буквально сразу же. Сейчас каждый человек минимум один раз в день смотрит в банковское приложение.

Читайте также:  Какими будут новые iPhone 11 и iOS 13. В сеть попали новые данные

Будущее банков и платежей – искусственный интеллект, open banking, исчезновение пластика

– В Украину зашел тренд с искусственным интеллектом (AI) для банков. В Альфа-Банк Украина, например, недавно даже появилось специальное подразделение. AI может помочь банкам в маркетинге и с просчетом выдачи кредитов. Но со стороны порой смотрится, что это какие-то детские шалости. Насколько это серьезная игра?

– В целом могу сказать, что AI – та технология, которая уже реально приносит добавленную стоимость в отличие от Blockchain. У меня были случаи – не один и не два. “Слушай, дай Blockchain решение. Мне нужен”. Для чего – не знают.

Все технологии работают хорошо, когда применяются правильными людьми для правильных задач.

У нас тоже есть подразделение, которое занимается data science. Есть большие базы данных. Например, есть коллекторская компания. У нее есть данные за 10 лет. Задача точная – возврат портфеля кредитов одной микрофинансовой организации. Не 7%, а 12%. Мы по тестам поняли, что это возможно. У подразделения стоит задача в ближайшие три месяца разработать именно это решение для конкретного заказчика. Это работает.

Вторая часть очень хорошо работает там, где есть хорошие, качественно собранные данные. Один из наших проектов будет для маркетплейса в Румынии – обработать их данные и понять по двухмиллионной базе клиентов, сколько им нужно текущих счетов с дебетовой картой, сколько нужно рассрочки, какие клиенты охотно купят такой продукт, как кредитная карта. У них совершенно четкая задача. И  это реально уже приносит очень хорошие деньги.

– Насущный вопрос. Может ли AI повлиять на уменьшение кредитных ставок в будущем?

– Напрямую я бы не сказал. Теоретически, если отбросить другие факторы вроде экономики страны, региона, категории клиента, то, наверное, может понизиться. Если в принципе данные качественные, и ты легально можешь собирать данные о состоянии клиента, карьерных и зарплатных изменениях, можно сделать предложение более персонализированным. До идеала еще далеко.

Но уже не нужно делать ковровую бомбардировку ставкой. Ведь в ставке закладываются потери от “плохих” клиентов. Когда ты понимаешь, что клиент плохой, то либо кредит не даешь, либо конкретно ему ставишь большую ставку. А для большей части ставка будет ниже, потому что риски ниже. 

Когда ты понимаешь, что клиент плохой, то либо кредит не даешь, либо конкретно ему ставишь большую ставку. А для большей части ставка будет ниже, потому что риски ниже.

– То есть персональный подход возможен?

– Да, при более точном расчете это, конечно, возможно. В Украине, думаю, тот же monobank подошел к этому ближе всего.

– В Украине нам еще обещают реформу, когда банковский счет не будет монопольной собственностью банка. Якобы те же ритейлеры, розничные сети смогут пользоваться этим счетом, выдавать свои карточки, откроется рынок банка.

– Это аналог PSD-2 (Payment Services Directive – директива ЕС – Ред.), open banking. 

– Да, и этим open banking нас удивляют, говорят, что скоро будет большая конкуренция между банками и не банками. Как вы видите этот переход?

– Наверное, он реален, потому что Европа уже к этому идет. Не так быстро, как хочется ЕС. Думаю, что это не так просто, как изначально предполагалось. Практика показывает, что банки не так быстро двигаются. Во-первых, опасаются потерять клиентов. Во-вторых, нужно обеспечить сохранность данных – здесь уже GDPR. Это будет не за год и не за два, но за этим все равно будущее. 

Читайте также:  Автополимер - профессиональное переоборудование микроавтобусов в Бердичеве

– Не сотрет ли это рынок банков как таковых?

– Понимаете, у банков есть реально большие преимущества. У них есть доверие от клиентов. Понятно, что новое поколение не такое лояльное. Но тем не менее люди в общей массе очень похожи тем, что кому-то доверяют, а кому-то – нет. Поэтому достойный доверия бренд достаточно трудно построить и легко разрушить. Второе – у банков есть функция фондирования. А еще риски и комплаенс. Все эти функции банка, думаю, национальный регулятор в банке будет защищать.

Тот же Google, Facebook, Apple пока не выпустили сверхинновационных продуктов. Пока это карта с каким-то счетом и платежной функцией. Почему они не начали выдавать кредиты, а начали партнериться с банками? Во-первых, есть регулятор. Во-вторых, компетенция банков – именно в выдаче кредитов и отслеживании рисков. Платежная часть – да, bigtech и fintech в этом плане будет быстрее и сильнее. 

Тот же Google, Facebook, Apple пока не выпустили сверхинновационных продуктов. Пока это карта с каким-то счетом и платежной функцией.

Не думаю, что в ближайшие годы будет такое, что межнациональные компании будут делать все банковские функции. Банки все равно останутся. Просто свои базовые функции, возможно, будут делать даже лучше, концентрируясь на том, что они хорошо умеют. 

– Насколько возможен откат банка из диджитала обратно в офлайн? 

– Такие случаи тоже возможны. Если банк в какое-то время поймет, что какая-то часть его клиентов все-таки предпочитает и офлайн. Tinkoff пока ничего не открыл. Ниши вроде ипотеки технологически можно сделать онлайн. Но, думаю, в таких тяжелых продуктах люди все равно будут приходить в банковские отделения. Так что будут и такие, и такие. Мир все равно будет идти с конвергенцией. Каждый банк будет строиться в зависимости от своего аппетита к риску, целевой аудитории. Чисто офлайновых банков не будет. А вот phygital и fully digital – будут. 

Мир все равно будет идти с конвергенцией. Каждый банк будет строиться в зависимости от своего аппетита к риску, целевой аудитории. Чисто офлайновых банков не будет. А вот phygital и fully digital – будут.

– Недавно общались с Visa. Они рассказывали, что идет активный переход на цифровую эмиссию карточек – когда карточка заменяется токеном. Более того, можно получить карточку под какие-то нужды – например, совместный проект авиалиний и банка. Visa видит так, что в будущем не будет банальной выдачи карт, а будет больше по ситуации. Как вы видите?

– Пока трудно сказать. Думаю, на ближайшие 5-10 лет карта все равно останется, но все больше будут приходить виртуальные карты. Тенденция к тому, что количество пластика будет уменьшаться.

Стас Юрасов

редактор ЛІГА.Tech

Евгений Шишацкий

корреспондент ЛІГА.Tech

Источник: Лига

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •