Почему на Львовщине чаще всего обращаются к полиции за домашнее насилие?  «Збоку складно зрозуміти, чому він її б’є головою об стіну, а вона терпить»

«Оставайся дома — сохрани жизнь» — призывают нас уже почти два месяца. И что делать тем, у кого дома ад? Во всем мире количество обращений по поводу домашнего насилия во время карантина выросла почти на 50%. В Британии вообще заявляют, что количество женщин, убитых дома, выросло втрое. Однако украинская полиция заявляет, что у нас количество обращений по поводу домашнего насилия не выросла. Более того, если с 1 по 11 апреля получали в среднем 1650 вызовов в сутки, то в первую неделю карантина «только» по полторы тысячи. Как оказалось, чаще всего вызывают полицию за насилие в «порядочных галицких семьях». С начала года во Львовской области за домашнее насилие вызвали 7637 раз, тогда как даже в Киеве — 5836. Почему у нас такая «хорошая» статистика и через что приходится проходить женщинам, которые сталкиваются с домашним насилием, рассказала «ВЗ» заместитель директора центра «Женские перспективы» Марта Чумало.

— На самом деле меня радует, что Львовщина на первом месте по количеству обращений. Это не означает, что у нас высокий уровень домашнего насилия. Это означает, что у нас женщины чаще обращаются за помощью. Количество обращений выше там, где система защиты работает лучше, где женщина верит, что система может ее защитить. То есть наша работа на протяжении 22 лет не бесполезная. Ведь для преодоления домашнего насилия важно, чтобы женщина верила, что это можно изменить, — говорит Марта Чумало. — Относительно того, что количество обращений к полиции во время карантина не выросла, то это, видимо, связано с тем, что женщина просто не может этого сделать. Обидчик постоянно дома, он может забрать мобильный телефон. Женщина боится, что муж услышит, что она звонит в полицию, поэтому пока приедут полицейские, ее вообще может убить. У нас часто полиция на вызов едет слишком долго. Даже во Львове они порой едут час, хотя должны прибывать за 10 минут. Психика жертвы срабатывает так, чтобы выбрать более безопасную стратегию поведения. Поэтому женщины часто предпочитают терпеть то, что есть, чем подвергаться еще большей опасности. Бывает, что женщина уже имеет негативный опыт обращений, когда полиция не отреагировала должным образом.

— Ваш центр возобновил телефонную линию для женщин, которые оказались в сложных обстоятельствах. С чем сейчас чаще всего обращаются?

Читайте также:  Особенности выбора межкомнатных дверей

— Сейчас очень выросло количество обращений от женщин, которые через карантин потеряли работу и просто не знают, что делать дальше. Есть даже несколько клиенток, которые вернулись к своим обидчикам, потому что не имеют возможности дальше арендовать квартиру. То есть женщина уже с ним развелась, работала, но потеряла работу. Муж говорит: возвращайся, будет все хорошо. И она возвращается, потому что не имеет за что жить дальше, хоть и понимает риск.

— В вашей практике были случаи, когда женщина вернулась к мужу, который когда-то совершал над ней насилие, и у них действительно наладились отношения?

— Это может быть только в том случае, когда обидчик сам решил взять под контроль свою агрессию и злость, начал контролировать свои негативные состояния и тому подобное. У нас был случай, когда женщина уже расставалась с мужем, который сильно бил и ее, и ребенка. Потом он попал под авто. Когда был очередной суд, она позвонила и сказала, что он очень изменился. То есть человек был между жизнью и смертью, и это заставило его изменить жизнь. Не знаю, надолго ли. Здесь так же, как с алкозависимостью. Должен произойти какой-то толчок, после которого человек решает — все, я больше не пью вообще. Так же и с агрессией. Человек должен решить: я больше не кривдитиму своих близких. Сейчас даже областная администрация финансирует коррекционные программы для обидчиков, которые могут им помогать справиться с насильственным поведением. Но главное, чтобы обидчик захотел что-то делать.

— Физическое насилие часто начинается с психологического, после которого женщина сама начинает верить, что она ничего не стоит и ни на что не способна. Поэтому терпит насилие. На какие тревожные звонки следует обратить внимание?

— Есть так называемое колесо насилия, где в центре — власть и контроль, а по спицах — стратегии, которые применяют обидчики, чтобы эту власть и контроль удерживать без физического насилия. И там целый комплекс: обесценивание, угрозы, манипуляция детьми, экономическая зависимость, социальная изоляция. Это те стратегии, которые позволяют удерживать власть и контроль над женщиной. Физическое насилие начинается тогда, когда эти стратегии достаточно хорошо не срабатывают. Главный маркер, чтобы определить, я в насильственных отношениях или нет, это прислушаться к себе. Когда я начинаю бояться и пристосовуюсь — это насильственные отношения. Например, человек должен вернуться домой, и женщина начинает думать, как быть, чтобы его не разозлить. Надо также понимать разницу между опекой и заботой. Одни и те же действия могут быть и опекой, и заботой, но опека идет сверху вниз. Точка зрения того, кем занимаются, значения не имеет. Например, человек звонит, расспрашивает, где она, с кем, в чем одета. И говорит: «Я сейчас приеду и заберу тебя, потому что я волнуюсь». Это опека. Те же слова, но с формулировкой «если хочешь, я приеду тебя заберу», это уже забота. Ведь тогда женщине оставляют возможность выбора. А именно через опеку мы часто попадаем в клетку, где нас контролируют полностью. Особенно часто в золотые клетки женщины попадают в такой способ.

Читайте также:  Мебельные ножки – незаменимый атрибут корпусной мебели

— Почему есть женщины, которые годами страдают от домашнего насилия и не пытаются ничего изменить? Даже если финансово не зависят…

— Они не имеют внутреннего ресурса, чтобы изменить обстоятельства, в которых они живут. Когда человек находится под воздействием насилия, ее психика переходит на режим экономии ресурсов. В случаях долговременного насилия женщины просто приспосабливаются. Есть так называемый синдром приобретенной беспомощности, когда женщина даже не предполагает, что эту ситуацию можно изменить. Есть и другие причины. Одна из женщин, с которыми мы работали, рассказывала, что муж порезал на куски морскую свинку, которая была домашней любимицей, сложил на подушке и сказал: посмотрите, что с вами будет, если вы только подумаете жить без меня. Она сказала, что в тот момент поняла, что дверь на выход перед ней захлопнулась. Но потом она таки нашла силы уйти от мужа, а у него диагностировали психические расстройства. Это, кстати, очень часто, когда домашнее насилие связано с психическими расстройствами. Сейчас у меня есть клиентка, которая говорит: «Вы единственный человек, который не спрашивает меня, когда я уже от него уйду, не обвиняет меня в том, что я хочу с ним быть». То есть люди видят, что происходит, она часто с синяками, и начинают на нее давить, особенно мама. На самом деле, со стороны сложно понять, почему он ее бьет головой об стену, а она это терпит. Но это социальное давление, наоборот, оттягивает от решительного шага. Если говорить конкретно про эту женщину, то ее больше всего держит то, что он сказал, что ребенка он не отдаст. Я верю, что из насильственных отношений всегда есть выход, и мы пытаемся его найти, но мы никогда не заставляем женщину. Она должна созреть до этого.

Читайте также:  Борцы за дорогу Стрелки-Мшанец снова заблокировали трассу Львов-Самбор-Ужгород, а местный священник Роман Гром объявил голодовку

— Часто женщина, может, и ушла бы, но некуда. Есть ли у нас центры, которые могут принять женщину с детьми, особенно сейчас, во время карантина?

— Мы имеем социальную квартиру. Одна благодетельница разрешила на время карантина воспользоваться ее свободной квартирой. На самом деле, если есть опасность для жизни, то возможности для дистанцирования можно найти. Есть сеть приютов в области, а также в других областях.

— Допустим, женщина решилась вызвать полицию. Что должны делать полицейские, прибывшие на вызов?

— Во-первых, полиция должна остановить насилие. Провести так называемую оценку рисков. Сейчас они имеют бланки с вопросами, и в зависимости от ответов определяют степень риска. Если есть угроза повторного насилия, полиция может вынести предписание, согласно которого обидчик должен покинуть помещение на 10 дней. И не имеет значения, это его собственность, или жены, или вообще арендована квартира. И это его проблема, куда он выселяется. За нарушение предписания предусмотрена ответственность. Если это не первый вызов, то женщина может обратиться в суд, и уже суд может выселить его на пол года. Это тот инструмент, который не заставляет женщину искать убежища. Она по крайней мере может выиграть время, чтобы собрать вещи, найти себе жилье в других местах, если это не ее квартира. И это уже достаточно хорошо работает, по крайней мере во Львове. Не стоит забывать, что есть и уголовная ответственность. На самом деле сейчас есть много инструментов, которые можно использовать в свою защиту. Но о них стоит знать. Например, есть чат-бот на телеграмм-канале полиции. То есть там не обязательно говорить, можно просто написать. Они подключают и бесплатного адвоката, который консультирует. Есть хорошее дополнение к смартфону Mypol, там можно вызвать полицию нажатием всего одной кнопки. Моя знакомая так однажды вызвала полицию, когда была свидетелем драки, полиция приехала сразу, определив место по геолокацией. Никто и не заметил, когда вызвали полицию. Главное, не бояться обращаться за помощью.

По материалам: Высокий Замок

  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •