Врач-анестезиолог, которого отправили в больницу в итальянском Урбино, поделился с «ВС» своими впечатлениями и наблюдениями  Роман Собко: «В Італії тестують лише тих пацієнтів, в яких підозрюють Covid-19, і тільки методом ПЛР»

Заведующий отделением анестезиологии и реанимации Западноукраинского специализированного детского медицинского центра Роман Собко — один из двадцати украинских медиков и один из трех львовян, которого отобрали среди многих кандидатов для выполнения медицинской гуманитарной миссии в Италии. То, что готов физически и психологически работать в сверхсложных условиях, Роман Собко доказал еще в 2014 году, когда вместе со своим старшим братом (онкологом по специальности) добровольно мобилизовался и уехал на Восток спасать жизни нашим военным. Возвращение наших медиков в Украину запланировано на субботу, 25 апреля. Продлить им командировку еще на неделю попросила итальянская сторона. С господином Романом нам удалось пообщаться по телефону.

 Роман Собко: «В Італії тестують лише тих пацієнтів, в яких підозрюють Covid-19, і тільки методом ПЛР»

— Вы находитесь в мініципалітету Урбино в регионе Марке?

— Да, это небольшой городок (проживает чуть более 15 тысяч человек. — Авт.), поэтому местные нас уже узнают, здороваются, норовят подарить какой-нибудь сувенир на память.

Мы не ожидали такого теплого приема, и не только со стороны медицинского персонала, но и со стороны рядовых жителей. Для итальянцев крайне важна не только профессиональная помощь, но и моральная поддержка. Они очень благодарны, что мы не побоялись и приехали.

 Роман Собко: «В Італії тестують лише тих пацієнтів, в яких підозрюють Covid-19, і тільки методом ПЛР»

— Еще несколько месяцев назад итальянцам даже в страшном сне не могло присниться, что столкнутся с проблемой острой нехватки медицинских работников…

— И несмотря на то, что Италия уже прошла пик эпидемии, эта проблема у них остается. На Covid-19 заболело до 40% всего медперсонала. Поэтому из регионов, которые менее пораженные инфекцией, медиков отправляют в те, где есть большой наплыв больных. Едут те медицинские работники, которые имеют такое желание.

— Сколько длится рабочий день медика, который работает с «ковідними» пациентами?

— Шесть часов.

— После рабочей смены он идет домой или остается в больнице?

— Спросил у одного врача, не боится заразить близких. Заверила, что нет, потому что живет в особняке. Семья на одном, она на другом этаже.

Те медики, которые прибывают в Урбино из других регионов, живут в том же отеле, что и мы. На работу их возят специальным транспортом. Довез и питание медиков обеспечивает Служба гражданской обороны и «Красный Крест».

 Роман Собко: «В Італії тестують лише тих пацієнтів, в яких підозрюють Covid-19, і тільки методом ПЛР»

— Как Италия справилась с большим наплывом больных? Перепрофільовували цели больницы, отделения?

— Справились — это немного громко сказано, потому что на первых порах столкнулись с теми же проблемами, с которыми сейчас сталкиваются украинские медики. Медперсонал не был обеспечен всеми необходимыми индивидуальными средствами защиты. Окончательно не было определено, какие медицинские учреждения будут принимать первую волну больных Covid-19, которые вторую. Не существовало четких протоколов лечения. Когда в больницу одновременно поступает 50-80 больных в тяжелом состоянии, крайне сложно организовать оказание им медицинской помощи. Даже в стране, где медицина на таком высоком уровне, как в Италии. Очень правильно, что у нас заблаговременно ввели карантин. При тех темпах роста заболеваемости, которые есть в Украине, можем утверждать, что ситуация является контролируемой. Если бы не ввели, имели бы ситуацию, как в Италии или Испании.

Читайте также:  Как создавать картины на муке?

— В Тернопольской городской больнице с инфекционной больницы уволилось сразу восемь медиков. В Житомире врачи инфекционного отделения полным составом написали заявления на увольнение. В Италии были такие прецеденты?

— Сбежать — себе же хуже сделать. Если сегодня освободимся, завтра захворіємо или заболеет кто-то из наших близких, то кто нас и их будет лечить? Медики в Италии имеют достойный уровень жизни: высокую зарплату, социальное обеспечение (в частности, бесплатное лечение, льготы на приобретение авто и жилья). Итальянский врач может зарабатывать 100 евро за час. Украинский — 100 евро за месяц. Поэтому говорить, что наши медики безответственные, что они увольняются с работы, потому что «не хотят лечить заразных пациентов» — это неправильно. Наш медперсонал есть более жертвенный, чем итальянский. Нет хуже обеспечение, работаем за гораздо меньшие деньги, но если есть такая потребность, то выходим на работу и ночью, и в выходные. Нам за это не доплачивают. Делаем это ради наших пациентов. Тысячи людей выздоравливают, возвращаются к своим семьям. Но об этом не принято говорить — медиков в основном критикуют.

— В Украине на Covid-19 заболело более 1000 медиков, основная причина — недостаточная защита медперсонала. В больницах не хватает даже одноразовых перчаток!

— Сегодня итальянские медики имеют лучшую защиту, чем имели в начале эпидемии. Обеспечены достаточным количеством халатов, защитных костюмов, респираторов.

— Кто первым помог с расходным материалом: государство, представители бизнеса или простые итальянцы?

— Здесь даже такой вопрос не обсуждается. Все одинаково активно включились в работу.

— В Украине если заглянуть в столичную больницу, областную и районную, то можно увидеть разительную разницу. Или наблюдали нечто подобное в Италии?

— Разница есть. Чем мощнее больница, тем большим количеством аппаратуры обеспечена. Пациентов со сложными патологиями всегда отправляют в больницу большего города или в большую больницу.

Читайте также:  Где в Киеве заказать жалюзи напрямую у производителя?

— В мире остро встала проблема нехватки аппаратов искусственной вентиляции легких. В Украине, по данным ресурса Национальной службы здоровья, в отделениях интенсивной терапии опорных больниц, которые уже начали принимать пациентов с Covid-19, таких аппаратов — 1870. Волонтерские организации утверждают, что этого недостаточно (некоторые аппараты не подходят для ведения больных с вирусными пневмониями, некоторые настолько изношены, что «доживают» свои последние дни).

— Сам аппарат искусственной вентиляции легких проблемы не решает. Основной вопрос, кто их будет обслуживать? Чтобы лечить пациента с Covid-19, состояние которого требует искусственной вентиляции легких, нужен специально обученный медицинский персонал, который нуждается средств индивидуальной защиты, чтобы за неделю не заразиться и не лечь в другую больницу на лечение. Кроме аппаратов ИВЛ, нужно много другого оборудования, что позволит грамотно вентилировать пациента на этих аппаратах: анализаторы газов крови (интерпретация его результатов позволяет корректировать параметры искусственной вентиляции), шприцевые дозаторы, которые позволяют вводить сильнодействующие вещества, дозы которых измеряются в мкг/кг/мин., инфузионные помпы, компьютерный томограф, необходимый для диагностики площади поражения легочной ткани. Нужны медикаменты, которые поддерживают седацію и релаксацию. В больнице в Урбино есть 14 аппаратов ИВЛ. Но здесь широко используются все возможные виды респираторной поддержки, не только инвазивная ИВЛ. Респираторная поддержка включает поддержку кислородом через маску, шлем для СРАР терапии, далее — неинвазивная вентиляция, далее — инвазивная ИВЛ, которая применяется по градации от легкого пациента к самому трудному. Шлем применяют, чтобы помочь пациенту дышать. Инвазивная вентиляция — это когда аппарат дышит вместо пациента. Это не взаимозаменяемые вещи. Они могут дополнять друг друга.

— В Италии сейчас есть дефицит анестезиологов-реаниматологов?

— Когда есть пик эпидемии, не хватает не только анестезиологов, но и любого медицинского персонала. Мы работаем в нескольких отделениях: приемном, интенсивного надзора, реанимации и терапевтическом, где находятся пациенты на стадии выздоровления. Анестезиологи работают только в реанимации. В других отделениях работают врачи, которые на период эпидемии перепрофилировались из своих специальностей на врачей общего профиля. То есть в приемном отделении может работать кардиохирург, кардиолог или невролог, который прошел краткий курс по оказанию неотложной помощи «ковідним» больным. И если уж он не справляется, тогда зовут анестезиолога.

— В таких странах как Италия, где есть катастрофический наплыв больных, медики предстают перед этической дилеммой: кого спасать, а кому дать спокойно умереть.

Читайте также:  Афера с окнами: в Киеве мошенники придумали новую схему обмана людей

— В гражданской медицине сортировки пациентов нет. Но во время пандемии лечения больных напоминает военно-полевую медицину. Решение о прекращении лечения и отключение от аппарата принимается группой медиков, если видим, что результат лечения будет отрицательным или есть малая вероятность, что будет положительным. За то время, что потратим на пациента, у которого шансы практически нулевые, лучше оказать помощь пациентам, которые имеют реальные шансы на выздоровление или положительный результат в лечении. В 2014 году мне приходилось принимать решения, которых никогда больше в жизни не хотел бы принимать, потому что морально это очень сложно.

— Украинских медиков планируют тестировать на коронавірусну инфекцию каждые пять дней. А в Италии медиков так тестируют?

— Я не видел, чтобы здесь кто-то использовал быстрые тесты. Тестируют только мазки методом ПЦР. Медицинских работников не тестируют — только тех пациентов, в которых подозревают Covid-19.

— Профессор вирусологии и исследований в области ВИЧ Университета Бона (Германия) Хендрик Стрик провел масштабный анализ заболеваемости в Хайнсберзі (этот район называют «немецким Уханем»). Вместе с коллегами попытался выяснить, как заразились больные. Живого вируса на поверхностях (в частности на телефонах инфицированных) исследователи не обнаружили. Утверждают, что вирус живет в каплях и является чувствительным к высыханию. Для передачи инфекции необходимо, чтобы кто-то кашлянул в руку, дотронулся до дверной ручки, затем другой человек немедленно прикоснулась к ней и поднесла руку к лицу. Такого же мнения придерживаются и другие ученые. А что вам известно о вероятных путях передачи вируса? В Париже, например, коронавирус обнаружили в водопроводной системе.

— Вирус передается преимущественно воздушно-капельным путем. Поэтому надо ходить в масках, одевать перчатки и часто пользоваться дезінфікаторами. Один из наиболее эффективных методов сдерживания распространения инфекции — карантин, если его сейчас ликвидировать, последствия могут быть непредсказуемыми.

— Вернувшись в Украину, будете делиться опытом с коллегами?

— Для этого нас и отправили в Италию — набраться знаний, чтобы оптимизировать работу на местах (улыбается). Мы изучили маршруты больных, порядок сортировки, протоколы диагностики и лечения, правила распределения больнице на «красную» и «зеленую» зоны.

— Что бы пожелали землякам?

– Коллегам — мужества в борьбе с Covid-19 и средств индивидуальной защиты в достаточном количестве, а рядовым украинцам — не паниковать и соблюдать карантин. Тогда все у нас будет хорошо.

Фото из личного архива Романа Собко

По материалам: Высокий Замок

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •