Почему «Волонтерскую Сотню» выгнали из помещения Львовского военного госпиталя  «Не хочуть мати чужі очі і зайві вуха»?

С первого дня войны на помощь раненым украинским бойцам, кроме медиков, пришли волонтеры. Они дневали и ночевали возле наших защитников, помогали и конкретными делами и добрыми словами. Во Львове такую помощь оказывал (и оказывает дальше) волонтерский отряд добровольцев «Волонтерская Сотня Львов», которые разместились в маленькой комнатке на КПП в Львовском военном госпитале. Громом среди ясного неба стало сообщение, что «Волонтерской Сотни» приказали покинуть помещение. Навсегда! Связаны ли такие действия руководства госпиталя с карантином, или причина другая? «Высокий Замок» попытался разобраться.

Одним из первых в соцсетях об этом написал известный журналист, редактор газеты «Ратуша» Николай Савельев.

— Девушки из «Волонтерской сотни» делали невероятную работу! — говорит журналисту «ВЗ» господин Николай. — Сейчас ходят слухи, что на месте «Волонтерской Сотни» появится структура, которая будет напрямую подчиняться государству. У меня ощущение, что на территории больницы не хотят иметь чужие глаза и лишние уши.

В разговоре с журналистом «ВЗ» волонтер из «Волонтерской Сотни Львов» Марина Якушева не может понять, почему так несправедливо с ними поступили.

— «Волонтерскую Сотню» в июле 2014 года организовала руководитель Медицинского центра КГГА во время Революции Достоинства Светлана Сидоренко, — говорит госпожа Марина. — Все сложные вопросы — и по жилью, и по реабилитации, все, с чем сталкивались ребята — лечение, пластины и тому подобное, все это было на плечах Светланы. Все эти годы она полностью посвятила себя волонтерской работе. На началах лично ездила каждые две недели на восток и сопровождала бусы на передовую. Мы все помогали как могли. На сегодня в «Волонтерской Сотни» остались в основном женщины среднего возраста — мамы, бабушки, которые очень ответственно относятся к своей работе, которые все эти шесть лет бесплатно приходят и работают посменно. Телефон волонтерской сотни знали все врачи и медсестры госпиталя. Когда что-то надо было, звонили, и сразу получали: пеленки, памперсы, пластины и даже специальные поилки в реанимацию. Мы все это держали в крошечной комнатке на КПП. Помощь в 2014 году шла со всего мира, украинская диаспора передавала деньги из разных уголков мира.

Читайте также:  Вместо традиционного выпускного весь класс поехал в Италию

— Вы вели отчет всего этого?

— Конечно! Ежедневно записывали в очередных журналах, сколько получили и сколько на какие нужды был отдан. Каждая копейка была учтена. Мы все знали про каждого парня — женат или нет, есть родители или нет, какое материальное положение в семье, звонили родным и рассказывали о состоянии здоровья их сына или мужа. Кроме материальной, надо было оказывать и психологическую помощь.

— Почему вас выгнали из той комнатки и кто это сделал?

— Конечно кто — администрация госпиталя. Примерно два месяца назад на сайте военного госпиталя было сообщение, мол, госпиталь не имеет больше потребности в волонтерской помощи, потому что Министерство обороны полностью всем обеспечивает. Вот и мы стали не нужны.

— Может, кого-то имеют на ваше место?

— По слухам, какой-то благотворительный фонд. Еще год назад они планировали избавиться от «Волонтерской Сотни». И в прошлом году создали то благотворительный фонд. Его нигде не было слышно и видно. А тут вдруг — этот фонд появился. В госпитале нас не все любили, потому что мы не давали дерибанить волонтерскую помощь. Я лично ругалась с санитарками, которые не хотели выносить судна, потому что так привыкли, что за каждое вынесенное судно, в кармане должны были появиться несколько гривен. Я лично выносила те судна и заставляла это делать санитарок. Заставляли их убирать, а не так, как они привыкли — помахали метлой, и на этом точка. Мы изменили неписаные правила!

Читайте также:  Аренда офиса – мудрое решение, которое принесет сочные плоды

За комментарием корреспондент «ВЗ» обратилась к заместителю начальника военного госпиталя Ивана Держила.

— Прошу обратиться к начальнику, потому что я не уполномочен, — сказал господин Держило. — Это не есть закрытие волонтерской комнаты в госпитале, а это обустройство медицинского поста для температурного скрининга и определение маршрутов пациентов с кронавірусом. Глупости это все. Если надо, то, пожалуйста, официально до начальника центра и получайте комментарий после всех согласований. Сейчас уже сформировано командование медицинских сил в Киеве, которому мы подчинены, там есть пресс-служба, которая вам сможет дать комментарии.

— Волонтеры были в этой комнатке на КПП шесть лет…

— Шесть — не шесть, но были длительное время, они не имели помещение в аренде. С волонтерами мы не прекращаем сотрудничества никоим образом — как сотрудничали, так и будем сотрудничать. Это же не была аренда. Это было помещение общего пользования. Мы максимально пытались им способствовать. Как пытались, так и будем продолжать способствовать. Только дай Бог нам пережить вот эту беду, которую сегодня имеем в государстве.

— То так выглядит, что вы им отказали, только через карантин?

— Никто ничего не отказывал. Просто есть потребность в решении обеспечения надлежащих санитарных условий температурного скрининга и пациентов, и персонала. Очень много перемен сейчас в госпитале в организационных вопросах, перепрофилировании. Все это исключительные меры, и они имеют логическое объяснение. И это не только у нас, а во всем государстве.

Читайте также:  Как оформить больничные, если вас послали на самоизоляцию

Другую версию мне рассказала организатор и руководитель «Волонтерской Сотни Львов» Светлана Сидоренко.

— Заместитель начальника госпиталя господин Держило позвонил в другой волонтерки и сказал, что назавтра надо освободить комнату на КПП, — говорит Светлана. — Это было поздно, когда она мне написала в личные сообщения. Я написала начальнику госпиталя: «Добрый вечер, Иван Михайлович. Держило сказал освободить помещение на КПП. Это нас выгоняете или как?». Он не ответил, хотя, вижу, что прочитал. Утром позвонила Держило. Он пришел и сказал: «Постарайтесь освободить сегодня, потому что ночью уже ребята будут делать ремонт». «А что там будет?» — спрашиваю. «Будет сидеть врач и проверять тех, кто будет заходить в госпиталь». «Давайте я соберу в ящики и сделаю свободное пространство для врача», — говорю ему. — «Нет, там будем делать ремонт. К вечеру освободите помещение», — настоял Держило. Я с Лидой Грициною была на складе. Делали место, чтобы все перевезти туда. Но это как «перчатка». «А как мы, навсегда, или как?» — спросила я. «И никто вас не гонит. Вы будете, но уже, конечно, не так как сегодня. Вы будете приходить, но ключа вы уже не будете иметь». — сказал Держило.

По материалам: Высокий Замок

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •