Для хорошего настроения среди коронавірусного карантина публикуем юмореску Романа Дронюка, известного в соцсетях как Дядя Мисько.  Куми на карантині

Ады привезли кумови передачу из Италии от Агафьи. Кум позвонил мне, си кішит, говорит:

— Куме Михайле, ходіт до меня, здесь італійске вино передала Агафья, лупнимо, доправим самогонков.

Меня к этой работе долго просить не надо. За п’єть минут я уже был у кума, и мы дигустували тото вино. Шо вам скажу, до сракі тото вино італійске, наше лучше. Пили мы, говорили о политике, дивилисі телевизор. А там как раз показывали в новостях про коронавирус. Кажут, шо уже дошел до Италии.

— Немного страшно, кум Василий.

— Чего?

— А как добересі и зараза на Украину?

— Ой, не бійтисі, нас тота болезнь не возьмет, нас ниче не берет. Мы пьем, курим, жрем чисник, стручковый перец. Нас хороби бридітсі. Пейте и не гризітсі.

— А имейте горівку, потому что это вино к гузиці.

— Теперь принесу.

И кум полез в півницу. Пили мы в тот день крепко. Потом кум сказал, шо он закальонний, а я сказал, шо я ше дужще. Зачєли спорить. Потом на спор зачєли есть лед из холодильника и запивать холоднов водов. Потом зачєли обливатисі на протяжении круг кірниці студенов водов. Хотели скакать в кірницу, но спамніталисі. И пошли снова пить. Так доправилисі, что уснули на полу.

На рано пробудилисі с дубовыми головами. Я хотел си обозвать к куму, но лишь прохрипел. Кум тоже прошипел что-то и зашмаркавсі. Хорошо закалилисі, горло болит, захрипли, зашмаркалисі. Хотели віпити горівки с перцем, шоб пролікуватисі, но ни перцу, ни горівкі в доме не было.

Читайте также:  Нишевая парфюмерия - Что это?

Едва мы підоймилисі, зібралисі и пошли в магазин. По дороге встретили бабу Касю, хотели сказать Славайсу, али ледви прохрипіли. Баба подозрительно подивиласі на нас. Продавщицы горівку и перец продала, но тоже с підозров дивиласі на наши сопли. Селом мы пчєхали и кашлали, вплоть псы лаяли. Дошли до кума и зачєлисі лечить горівков и перцем.

Тем чєсом, как мы лікувалисі, кто-то в деревне вспомнил, что до кума заїзджєла машина из Италии. А кто сказал, что мы пчєхаїм и кашлаїм. И тут баба Кассе выдвинула вердикт: КОРОНАВИРУС.

Село загуділо, началась паника. В сіліраді срочно зібраласі внеочередная сессия сельского совета, а во сілірадов возник стихийный митинг. Народ хвилювавсі. Преподавали разные идеи и предложения.

Одни советовали нас сжечь вместе с хатов. Вторые закопать за кладбищем, еще и за забором, третьи советовали обкурить скатом от трактора. Ксендз, чтобы застрахуватисі, издал запрет нам посещать церковь. Директор школы — школу, медпункт, фельшир — амбулаторию. А дипутат каждой улицы выдвинул нам запрет пересуватисі по тех вулицєх, на которых их выбрали. Баба Кассе предложила обжечь нас паяльнов лямпов. И тут сессия издала указ изолировать нас в доме.

Читайте также:  «Кто захочет поучаствовать в аукционе, где выставлены на продажу... живые люди — дети?!»

Все боялисі подходить близко к дому. Но послали штирьох піяків (их не жалко, и их еще ни одна хороба не браласі). Пока мы с кумом пели под действием лекарства песню «ОЙ ЧЕЙ ТО КОНЬ СТОИТ», те цвєками заколотили окна и двери. Когда мы допели песню, то захотели в виходок, подошли к дверий, а двери заколочены намертво. Тут зазвонил телефон. То голова сіліради протер свой телефон чистым спіртом для дизенфекції и позвонил к куму.

— Але.

— Але, Михайле и Василий, вы инфицированы кішков хоробув, которую вам завезли из Италии, корунко віросом, и мы вынуждены вас изолировать на две недели. Сидит и не рипайтесі. И положил трубку. Мы пробовали звонить людям, но никто не брал трубку. Тем чєсом в церкви правиласі служба за упокой наших душ.

Еды немного в доме было. Хуже было с виходком, в доме не было ни одного ведра. Были только трехлитровые слоїкі, то в них ходили по нужде и сразу закручивали крышками. На второй день отрезали нам свет, ибо кто-то кинул версию, что тот вирус может по проводам поширитисі селом. А на третий день отрезали и газ, бы вирус не пошел по трубам. Дом оцепили и никого не пускали, даже Аня. Хоть и и не очень пхаласі. Говорит, самые вісерутсі хорошо.

А мы си хорошо вісрали. Простуда от стресса прошла сама. На четвертый день съели все, что было в доме. На п’єтий сделали салат с вазонків. На шестой съели кактус. Одно хорошо — в віходок не было чем идти, да и слоїкі си кончили. На восьмой день зачєли ловить мыши. На дванадцітий съели кумовий пояс, на тринадцітий — мои подтяжки. На штирнадцітий день имели нас віпускати, но сессия решила еще неделю нас держать.

Читайте также:  Первый роддом Львова получил новый инкубатор

Тут не выдержала Гане. Поехала в район и наделала шума. Приехали дохтори в скафандрах, едва нам открыли, мы с кумом так похудели, лишь очи світилисі. Как нам открыли дверь, то мы хотели съесть санитара.

Когда нас везли по селу, то кто-то бросил камнем в скорую помощь и разбил окно. Целый день нас возили по району и нигде не хотели нас принимать — ни в поликлинике, ни в лікарнєх, повсюду жгли скаты и митинговали.

Аж под вечер зы Станислава привезли тесты, и мы прошли их. Тесты указали, что никакого вируса нет. Нас накормили, дали на руки справку, что мы здоровы, и вікінули на дороге зы скорой.

Шли мы полем, худющие, штаны держали в руках, так как спадали, а ремень и подтяжки съели. Шли, передихали и мечтали, как будем мстить односельчанам. А мста будет страшная, особенно голове.

Где-то далеко звонили колокола, или за нами, или кто-то умер.

Публикуется с сохранением языка оригинала.

По материалам: Высокий Замок

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •