Это должны помнить украинцы перед тем, как восхвалять «гениального полководца».  «Жуков випробовував на нас атомну бомбу!»

Герой или мясник? В Харькове не утихают страсти вокруг переименования проспекта Петра Григоренко (украинский генерал-диссидент, репрессированный советской властью) — на проспект маршала Жукова (военачальник сталинского периода с сомнительными подвигами). «Жуковской» харьковская магистраль стала через протежирование городского головы Геннадия Кернеса и подконтрольных ему депутатов. Общественность считает, что такое переименование противоречит закону о декоммунизации и здравому смыслу.

Мэр Харькова утверждает, что Жуков заслуживает почтения, потому что, мол, освобождал от фашистов Украину, в частности Харьков. Оппоненты Кернеса говорят обратное: на совести Жукова миллионы загубленных жизней украинцев — а потому выявленные ему почести является не чем иным, как надругательством над памятью этих жертв.

В эту мировоззренческую дискуссию включился бывший посол Украины в Хорватии, Боснии и Герцеговине Александр Левченко. По его исследованиям, за бездарное руководство бывшего начальника Генерального штаба Красной армии Жукова в первые дни немецко-советской войны 1941-1945 годов попали в окружение и вышли из него 92 из 170 дивизий, 50 артиллерийских полков, девять танковых бригад. На совести Жукова и то, что из 2,5 млн ополченцев, которых бросили в бой без надлежащего вооружения и обмундирования, в живых осталось едва 150 тысяч. В вину Жукову ставят другую страшную цифру: из-за этого «выдающегося полководца» в 1941-м в плен попали 4 миллиона советских воинов. Тогдашнее руководство СССР, включая генералиссимуса Сталина и маршала Жукова, назвал их врагами и дезертирами. Значительную часть их впоследствии репрессировали.

Читайте также:  Олег Дуда: «Онкобольные в 3,5 раза чаще нуждаются в искусственной вентиляции легких»

Историки говорят: именно Жуков послал на верную смерть полтора миллиона украинцев, которые жили на оккупированных землях. Приказывал не щадить их, потому что, мол, чем больше их погибнет, тем меньше придется потом отправлять в Сибирь…

Ну и еще два слова о «военное благородство» Жукова. Партийное руководство СССР установило, что маршал был причастен к мародерства: вагонами вывозил из освобожденной Германии для собственного потребления награбленные его солдатами золото, серебро, меха, дорогие картины, посуда, мебель, ткани. За такое моральное падение в КПСС ему объявили «последнее предупреждение» и снизили маршала на посту.

Жуков был руководителем военных учений с кодовым названием «Снежок», во время которых в сентябре 1954 года на территории Тоцкого полигона (Оренбургская область РФ) испытывали атомную бомбу, ее влияние на людей, военную технику. Очевидцем этого античеловеческого деяния был наш земляк Иван Иосифович Кос, ныне 88-летний житель села Песочной, что в Николаевском районе на Львовщине. Корреспондент «Высокого Замка» попросил вспомнить господина Ивана событиях 65-летней давности.

Читайте также:  Автодержатели для смартфонов и планшетов - десятки видов, а цель одна

— На то время мне было 22 года, служил в бронетанковых войсках, был танкистом. Об испытаниях атомной бомбы на Тоцком полигоне мы не знали ничего. Лишь впоследствии узнали, что объектами для этого эксперимента, кроме 45 тысяч таких, как я, солдат, стали села Орловка, П’яновка, Баклановка (названия трех других населенных пунктов вспомнить уже не могу). А также сотни демонстрационных самолетов, пушек, единиц колесной и гусеничной техники, домашние животные на открытых площадках, которые после взрыва сгорели дотла, расплавились…

 «Жуков випробовував на нас атомну бомбу!»

Служил я в пехотном полку, во втором батальоне. Подняли по тревоге. От эпицентра взрыва атомной бомбы наши позиции расположили за 4,5 километра. Сидели под землей в бетонных кольцах. Наши танки и бронетранспортеры размещались неподалеку в хранилищах. Был приказ: выбегать из хранилищ через минуту после атомного взрыва, садиться в технику и идти в атаку, форсировать реку. Жуков, который присутствовал на тех испытаниях, подкорректировал это задача: по его приказу покидать свои убежища после взрыва атомной бомбы мы должны были на несколько секунд быстрее. То есть дозу радиации должны были получить большую…

Читайте также:  Украинцы едут и летят домой из Варшавы, Праги, Перемышля...

Как сейчас, помню сам взрыв. Послышался страшный удар. Над нами прошли три крупные взрывные волны. В бетонных кольцах-хранилищах нас, солдат, трясло словно теннисные мячики. Согласно плану учений, после атомного взрыва удар по «вражеским» позициям нанесла авиация, потом началась артиллерийская подготовка. Все вокруг горело. В таких условиях мы бросились форсировать на танках реку вблизи Орловки. От этого села не осталось ничего…

После этих учений я, когда физически здоровый сельский парень, почувствовал себя совсем плохо. Постоянно кружилась голова, она болела, пропал аппетит. Я тяжело переболел. Если бы не советы одного врача и заботливая опека семьи, не выжил бы. Всю жизнь ездил по больницах-санаториях.

Жукову не за что ставить памятники и называть его именем улицы — он не заботился о людях, а уничтожал их! Странно, что многие украинцы этого не знают.

А тем временем…

Окружной админсуд Киева отметился скандальным решением отменил постановления Киевсовета о переименовании столичного проспекта Генерала Николая Ватутина на проспект Романа Шухевича, а Московского — на проспект Степана Бандеры. После обнародования полного текста вердикта Украинский институт национальной памяти собирается подавать апелляцию.

По материалам: Высокий Замок

  • 382
  •  
  •  
  •  
  •  
  •