Сказала атовцю председатель сельского совета села Плавье. И заявила, что свободных земельных участков у них нет. Разве что 10 соток… возле кладбища  «Я вас на війну не посилала…»

44-летний Юрий Гейвич из села Плавье, на Сколевщине, ушел на фронт добровольцем. Один на все село! На войне получил ранение: пуля снайпера попала в ногу. После лечения и реабилитации вернулся на восток — защищать Родину… И вот наконец после службы — домой. Полгода назад женился. Юрий из многодетной семьи. В семье — 15 детей! По закону государство выделяет атовцям 25 соток земли под индивидуальное строительство. Поэтому, вернувшись с войны, муж опять воюет — теперь за свои права.

ЮРИЙ ГЕЙВИЧ вместе с женой Галиной в отчаянии обратились в редакцию «Главпост». Вот что рассказали. «Еще перед тем, как ехать на восток, Юрий написал заявление в сельский совет о выделении земельного участка, — рассказывает жена Юрия, Галина. — Когда вернулся с АТО, в сельсовете сказали, что то заявление потеряли, надо написать новую. Дали земельный участок — один гектар, — которой из поколения в поколение, лет пятьдесят, пользовалась его семья. Это семейное поле. В декабре 2018 г. написал еще одно заявление на выделение земельного участка под индивидуальное строительство. В сельском совете сказали: „Не пиши, какая площадь. Когда подберем земельный участок, тогда напишешь…“. Мы не имеем где жить. В родительском доме Юрия прописано 18 человек. Я тоже собственного жилья не имею. Планировали построить собственный дом. Но дело с выделением земельного участка забуксовала».

Семья не один месяц обивает чиновничьи кабинеты. Спрашиваю, неужели в селе такая проблема с землей? «В селе расположен известный горнолыжный комплекс „Плай“ (один из перспективных горных курортов. — Авт.). Земля дорогая, — говорит Юрий. — Смотрите, сколько я уже заявлений написал… А председатель сельского совета говорит: „А я не имею желания это вопрос выносить на сессию“. Чувствую себя нищим».

Читайте также:  За шаг до диабета?

Некоторые депутаты сельского совета считают, что атовцю уже дали землю (имели в виду семейное поле). Мол, хватит с него. Другие настаивали, что мужчине предстоит новая земельный участок по закону. Председатель сельского совета заявила, что «должен этот вопрос согласовать в районе».

«Мы поехали к председателя Сколивской райгосадминистрации Богдана Янка, — продолжает Галина. — Он время от времени собирает атовців и спрашивает, какие у кого проблемы. Выслушал нас. Пообещал посодействовать… Жители села собрали подписи с просьбой выделить мужу земельный участок. Но сельский голова вела себя странно. Говорила, что ее никто не заставит дать нам землю. На наши телефонные звонки не реагировала: сбивала или не брала трубку… Время шло, а сессию сельского совета никто и не созывал. Наш вопрос повис в воздухе».

Тогда супруги записались на прием к председателю ЛОГА Олега Синютки. Об этом узнало районное руководство (был звонок из Львова, что на прием записался участник АТО). Тогда председатель Сколевской райгосадминистрации Богдан Янко попросил Галину, чтобы не говорили Синютці о своей проблеме, мол, решат вопрос на месте. Супруги поверили чиновнику на слово… «В Синютки мы были, но этого вопроса не поднимали, — говорит Галина. — Говорили про другие мелкие проблемы. А он, будто что-то чувствовал, несколько раз спрашивал, нет ли у нас других вопросов?».

Читайте также:  «Кто захочет поучаствовать в аукционе, где выставлены на продажу... живые люди — дети?!»

Однажды Юрия пригласили в школу, чтобы рассказывал детям о событиях на востоке. Вдруг звонок от председателя сельского совета Плавйого Дарьи Улич: «В село приехало районное руководство, где вы есть?». Мы поехали в сельский совет, думали, все там, — говорит Галина. — А оказывается, все поехали к лесоводов. Нас об этом не предупредили. Когда мы в конце концов встретились в сельском совете с заместителем председателя Сколивской райгосадминистрации Романом Чудійовичем, он сказал: «Дадим вам десяток соток». Говорим, по закону нам принадлежит 25. На что ответил: «скажите Спасибо и за это!» Хотя ранее чиновники обещали, что выделят нам возле дома, принадлежащего лесничеству (это почти центр села, 18 соток. На тех 18 сотках стоит старый, заброшенный дом в аварийном состоянии. Он находится на балансе сельского совета. Мы готовы были его взять, отремонтировать. Но глава сельсовета говорит, что не может его нам передать. Разве, если районное начальство позволит. Одно слово, футболят проблему друг к другу”.

«Мы думали уже согласиться на те 10 соток, потому что устали от всего того, — говорит жена атовця. — Хотя эта местность холмистая, не слишком пригодна для строительства жилья. Там газовая труба проходит. Рядом — кладбище… 22 февраля наш вопрос вынесли на сессию, но не хватило кворума. Мы снова обратились к председателю сельсовета, а она в нервах бросила нам убийственную фразу: «Я вас на эту войну не посылала…». Кстати, материальную помощь, которую атовцям выделяют один раз в год, сельский совет почему-то сократила. Ранее Юрий получал 3 тысячи, теперь — 2500.

Читайте также:  Шафи-купе на замовлення: жодної шкоди, окрім користі

12 марта снова созвали сессию сельсовета. На нее приехал глава райадминистрации с двумя заместителями. Все с нами начали говорить вежливо. Возможно, изменили к нам отношение из-за того, что накануне вечером нам позвонил Олег Синютка. Он узнал о нашей проблеме и попросил, чтобы все ему подробно рассказали. Внимательно выслушал, пообещал позвонить районному руководству и услышать их позицию. И на сессии опять ничего не решилось. Но сельский председатель пообещала, что будет искать для нас новый участок. Сказала, до 26 марта даст нам предложения”.

У Галины от первого брака двое детей: 14-летняя дочь и 11-летний сын. Бывшего мужа, который злоупотреблял спиртным, лишили родительских прав. Юрий намерен усыновить детей. «На такой шаг не каждый мужчина решится, — говорит Галина. — Это большая ответственность».

Комментарий для «Главпост»Сельский председатель села Плавье Дарья УЛИЧ:

— У нас нет свободных земельных участков и нет генерального плана… Юрий Гейвич сначала написал заявление выделить землю под садоводство. Десять раз переписывал это заявление. Потом просил дать ему земельный участок возле дома лесников. Его никто не заставлял писать это заявление. Я этим вопросом не руковожу. Руководит сессия.

— Почему такой беспорядок в селе?

— У нас такая ситуация уже три года. Депутаты выразили предыдущей главе недоверие. Председатель судится три года… Они (депутаты. — Авт.) оставили сельскую раду на двух людей. Можете себе представить? Я была секретарем. Когда голове обнаружили недоверие, я была вынуждена выполнять его обязанности.

По материалам: Высокий Замок

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •