Наш собеседник – бывший заместитель министра обороны, экс-глава департамента экономической деятельности Минобороны

	"Сегодня вся система требует новых людей": интервью с бывшим членом списка "Слуги народа"

На днях партия"Слуга народа" представила список кандидатов на внеочередные выборы в Верховную Раду. В списках изначально присутствовал бывший заместитель министра обороны Юрий Гусев, однако вскоре он объявил о том, что на выборы не идет. Новости "Сегодня" пообщались с ним и узнали, что Гусев успел сделать во время работы в Минобороны, а также с чем связано его решение отказаться от участия в выборах.

– Что вы как представитель волонтерского десанта успели сделать в Минобороны? Вы начинали с руководителя Департамента экономической деятельности, затем советником?

– Нет, потом заместителем министра. Что нам удалось: мы впервые в Украине ввели надпороговые закупки на электронных площадках, которые в дальнейшем получили название Prozorro и были утверждены в виде отдельного Закона Украины. Мы ввели первые стандарты НАТО в тыловом обеспечении. Мы ввели систему учета имущества и жилья в Министерстве обороны. Полностью заменена форма, и повседневная, и полевая. Осуществлены структурные преобразования по управлению государственными предприятиями. И это все на самом деле работа команды, работа проектного офиса, который был создан по моей инициативе в 2015 году, это мы делали совместно с советниками стран-членов НАТО, с нашими партнерами, делали совместно с волонтерами, которые приходили, помогали, брали отдельные направления – будь то военная медицина, или управление имуществом, или государственные закупки – и фактически меняли систему.

Нам удалось многое изменить, но на самом деле еще армия, и Министерство обороны в частности, требуют дальнейшего реформирования для того, чтобы стать эффективными, чтобы соответствовать тем подходам и стандартам НАТО, к которым мы стремимся и которые утверждены в соответствующих документах.

– Почему через 9 месяцев вы решили уходить с поста?

– На самом деле на должность я пришел в январе 2015 года. Сначала я был исполняющим обязанности, был утвержден в этой должности в марте 15-го года, и с самого начала говорил о том, что я не собираюсь делать карьеру в Министерстве обороны. Моя задача была, как и, в принципе, это всегда делает десант, – прийти, изменить, начать трансформации и создать возможности для прихода новых людей. Пришли новые люди, был создан Офис реформ, мы полностью перезагрузили сотрудничество с нашими партнерами – ранее советники стран-членов НАТО не могли даже войти на территории Министерства обороны, а когда я уходил, в начале 2016-го, у них был отдельный офис и очень плодотворное сотрудничество, в частности, с Офисом реформ и Советом реформ Министерства обороны, который я возглавлял.

– Около трех месяцев вашу отставку не подписывали. Это сделали уже в 2016-м.

– На самом деле это была дискуссия, потому что тогда моя отставка была вызвана тем, что началась активная информационная атака со стороны отдельных депутатов. В частности, депутатов комитета национальной безопасности и обороны. Атака, которая не имела под собой никакого основания. Атака, которая началась еще с того, что я обращался, когда в 2015 году мы нуждались во всем – в форме, новой системе питания, топливе – обращался в частности, чтобы Министерству обороны было передано топливо беглого олигарха Курченко. И мне звонили разные депутаты, пытались договориться, что мы передадим вам топливо, но вы сначала должны подписать документы. Затем появлялась информация о том, что такого топлива не существует, и что оно где-то украдено. Никаких документов, безусловно, без того, чтобы увидеть это топливо, я не планировал подписывать. Были угрозы, звонили отдельные депутаты с угрозами. В частности, звонили депутаты из Комитета национальной безопасности и обороны. Несколько раз звонил господин Пашинский. Рассказывали о том, что топливо арестовано и передано на баланс какого ГП. Позже мы закупили топливо по процедуре госзакупок и говорили, что именно это “топливо Курченко”, но по документам закуплено топливо было 2015 года, если я не ошибаюсь. Тогда я даже ездил на одну из баз горюче-смазочных материалов ВСУ во время приемки, смотрел документы и осматривал бензовозы. После этого начались активные целенаправленные атаки на меня и на волонтерский десант, которые никоим образом под собой ничего не имели, потому что мы были очень прозрачные, к нам приобщались постоянно новые волонтеры, мы их привлекали к различным процессам и наши процессы были максимально прозрачны. Собственно, для того, чтобы быть более прозрачными, мы начинали систему электронных закупок, которая за 6 месяцев 2015 года, с 1 июля по 31 декабря сэкономила для государства 200 млн гривен, закупая те же вещи, которые закупали первые 6 месяцев года.

Читайте также:  Объявлен второй тур выборов президента Украины

Большинство вопросов, которые возникают сегодня в информационном пространстве – это фейки. Потому что, например, эксперимент с новой системой питания в Вооруженных силах, который был введен в 2015 году отдельным решением Кабинета министров – признан успешным, и сейчас этот эксперимент расширяется на другие воинские части. Этот эксперимент внедряет подходы в питании, которыми сегодня очень довольны военнослужащие, и об этом можно услышать от них самих.

То, что вменяют, что я вмешивался в закупку топлива – работая в Министерстве обороны, я никогда не был членом тендерного комитета, а то, что отдельные депутаты вмешивались, звонили с угрозами, оказывали давление – это как раз вопрос к правоохранительным органам; надо дать оценку их деятельности и почему так происходило. Более того, когда такие атаки приобретали активную фазу в 2015-м году, я обращался в правоохранительные органы, в частности в Генеральную прокуратуру с просьбой провести проверку моей деятельности и возможных злоупотреблений, которые тогда еще звучали из уст отдельных депутатов, в частности из Комитета национальной безопасности и обороны.

– Чем же в итоге эта история закончилась?

– По моей инициативе были проведены переговоры о пересмотре цены, и я, не будучи членом тендерного комитета, настаивал на том, что цена должна быть пересмотрена. Более того – это происходило за несколько дней до активной, массированной информационной атаки со стороны народных депутатов Комитета нацбезопасности и обороны. После чего я, в том числе, отвечал на вопросы народных депутатовна заседании комитета. И вопросов ко мне лично и к моим действиям никак быть не может. Более того, по моей инициативе как заместителя министра, отвечающего за координацию, в том числе, Департамента государственных закупок, и состоялся пересмотр этой цены и, соответственно, это в том числе моя заслуга и заслуга отдельных волонтеров и журналистов.Помню как однажды поздно вечером к нам приехал журналист Юрий Бутусов и вместе с председателем совета волонтеров Давидом Арахамия помогал нам разобраться в этой ситуации

– Волонтеры в Минобороны. Зачем это было нужно и нужно ли это сейчас?

– Волонтеры в Минобороны – это такой проект, который позволил открыть окно возможностей для изменений и открыть старую, заскорузлую постсоветскую систему для новых людей, которые никогда не работали в этой системе. Пришли новые люди, которые не работали на госслужбе. Они возглавили департаменты, стали руководителями проектов, зашли в Офис реформ и стали драйверами тех изменений, успешных проектов, о которых мы сегодня говорим и которыми, в частности я горжусь, как человек, который возглавлял Совет реформ Министерства обороны в 2015 году.

Сегодня вся система требует новых людей. И сегодня такие люди заходят в парламент, в Администрацию президента. После того, как будет сформирован новый парламент, я убежден, что новых людей будет больше в различных министерствах. Как известно, я был озвучен 41-м номером в списке партии “Слуга народа”, но после встречи с президентом, которая состоялась на этой неделе, я получил от Владимира Зеленского предложение и принял для себя решение не идти в парламент. Я не буду подавать документы в Центральную избирательную комиссию, я не буду кандидатом в депутаты Верховной Рады на этот раз. Я буду работать и помогать новой команде трансформировать систему исполнительной власти. Я буду помогать президенту и новым людям приходить и менять эту систему с учетом того опыта – и, в том числе, тех информационных атак, которые я испытал в 2015 году и которые я испытываю сейчас. Потому что сопротивление системы огромное. Система не хочет и не будет просто меняться. Нужна критическая масса новых качественных людей, которые с новыми ценностями, с новой философией с новыми принципами придут и полностью трансформируют эту систему в качественно новую. Это вопрос институтов, оргструктур, бизнес-процессов, это вопрос ориентации на результат, а не на процесс, которым жила все это время система.

Читайте также:  Конфискованные 1,5 млрд гривен у окружения Януковича скоро поступят в госбюджет – Луценко

	"Сегодня вся система требует новых людей": интервью с бывшим членом списка "Слуги народа"

Фото: "Сегодня"

– Недавно вы проходили тест на полиграфе…

– Это была моя инициатива, потому что те обвинения, которые сегодня звучат в средствах массовой информации, является фейковыми. Они не имеют никаких оснований под собой, искажают представление о моей деятельности в Министерстве обороны и, к сожалению, о деятельности команды волонтерского десанта в 2015-2016 годах. Поэтому я решил пройти независимое полиграфическое исследование в Восточно европейском центре кадровой безопасности. Я такое исследование прошел. Результаты этого исследования были предоставлены президенту Украины, были предоставлены в руководство Администрации президента для того, чтобы принимать решения по вопросам, в том числе, моего участия в дальнейшем в новой команде, для того, чтобы мой опыт был полезен в будущем. Я убежден в том, что вообще опыт прохождения полиграфа – это очень полезный, очень нужный опыт. Его нужно использовать не только для тех людей, которые сейчас являются кандидатами в депутаты. Для людей, которые будут возглавлять областные государственные администрации, для будущих министров, для чиновников. Потому что полиграфическое исследование, исследование на детекторе лжи – оно проявляет не только то, что ты делал в прошлом. Оно также выявляет твои намерения на будущее. Поэтому я убежден, что такие прохождения детектора лжи должны стать регулярными. Я убежден в том, что их надо внедрять не только во время избирательной кампании, их надо внедрять регулярно для того, чтобы все чиновники, которые имеют причастность к бюджетным средствам, к принятию важных решений, осознавали, что нарушения законодательства, коррупционные деяния сегодня неизбежно соответствующе проявятся в результате исследования на детекторе лжи. А за ним должна быть ответственность уже уголовная и политическая.

– Возникали также вопросы о квартирах для военных…

– На самом деле выделение средств и процедура использования бюджетных средств имеют свои этапы. Первое – должны быть средства, предусмотренные в бюджете. В дальнейшем должна быть утверждена бюджетная программа. В дальнейшем должен быть утвержден паспорт бюджетной программы и должны быть предусмотрены соответствующие ассигнования. Я хочу сказать, что тогда, в 2015-м году мы использовали все средства, предусмотренные на приобретение жилья. Более того, по моей инициативе были введены другие подходы в обеспечении жильем. Человек, имеющий право на получение жилья, мог прийти и взять деньги и самостоятельно купить это жилье для того, чтобы вообще не Министерство закупало жилье, а человек сам определил, где он хочет получить это жилье: в городе прохождения воинской службы, или в другом месте, например, после завершения службы с семьей переселиться к морю. Добавить своих средств и купить другую квартиру, и так далее. И тогда, я считаю, это было правильно. Более того, я считаю, что это полностью уничтожает коррупцию на закупках квартир. А закупки квартир в 2015 году и, насколько я знаю, сейчас происходят по отдельной процедуре в Министерстве обороны, где комиссия – в которую, я тоже хочу подчеркнуть, я никогда не входил – определяет, по какой цене, у каких поставщиков, у каких застройщиков покупать жилье.

Я не знаю, возможно ли это сейчас, мы сделали это возможным еще в 2015 году. И (люди – ред.) принимали деньгами, и потом за эти деньги могли купить себе квартиру, ту, какую сами выберут, в том месте, где они сами выберут. А государство, выполнив свою функцию, передало им прозрачнопосчитанное количество денег для того, чтобы использовать это право.

Вообще, я считаю, что главной ценностью в новой украинской армии является солдат. И вся государственная система должна работать на то, чтобы каждый солдат был обеспечен всем необходимым.

– Волонтерский десант – что вы успели на ниве именно волонтерства?

– На самом деле мой приход в Министерство обороны начинался с прихода в военкомат во время объявления первой волны мобилизации. Я пришел в военкомат и попросился на фронт. Я проходил медицинскую комиссию, несколько раз встречался с военкомами, и в какой-то момент мне позвонили мои друзья, которые на тот момент уже занимались помощью армии и трансформацией Министерства обороны, предложили направить усилия на то, чтобы изменить Минобороны. Потому что тогда было два фронта войны: война на Востоке и война с коррупционной системой Минобороны. Тогда люди не доверяли этой системе. Тогда невозможно было быстро принять решение по обеспечению. Тогда на вооружении украинской армии были каски Второй мировой войны, а броники волонтеры провозили на себе через границу. Я принял для себя решение пойти работать в Министерство. Сначала я возглавил Департамент экономической деятельности, и мы вместе с компаниями большой четверки провели экспресс-аудит государственных предприятий. Мы предложили новую форму корпоративного управления, начали осуществлять контроль над тем, каким образом используется военное имущество, каким образом были отчуждены отдельные объекты, и начали инициировать процесс возвращения незаконно отчужденных военных объектов. После этого в январе 2015 года министр обороны Украины Степан Полторак предложил мне быть заместителем. Я несколько месяцев исполнял обязанности и был утвержден уже в марте 2015 года на этом посту.

Читайте также:  В Офисе президента рассказали о главном авторе речей Зеленского

– Вам инкриминировали, что вы, якобы, чуть ли не агент Кремля и передаете информацию…

– Да внимание ко мне, которое сегодня присутствует в фейковых новостях, говорит о том, что в 2015 году мы делали все правильно. Мы разрывали коррупционные схемы, мы не позволяли воровать у армии, мы возвращали незаконно отчужденное имущество и, безусловно, мы боролись с российской агрессией, которая была и есть на Востоке Украины, и с российскими агентами, которые были в ВСУ. Очень легко подтверждается то, что я не работал ни с российской, ни с любой другой разведкой и агентами – в том числе, подтверждается на полиграфическом исследовании на детекторе лжи. Мне задавали этот вопрос, мой ответ четкий – нет, я не работал, не передавал информацию, всегда работал и, я надеюсь, в дальнейшем буду полезным для государства Украина, для того, чтобы ее оборонная способность, региональное развитие, мощность увеличивались. Я убежден в том, что люди, которые, в том числе, увидят наше с вами интервью, четко дадут оценку тем фейковым информационным вбросам, которые за последние три-четыре дня активно появляются в интернете, которых не было три последних года и которые начали активно появляться после объявления мой фамилии в проходном списке партии “Слуга народа”.

– Вас еще обвиняли в том, что у вас в декларации возросли доходы.

– Я подтверждал – в том числе, на полиграфическом исследовании – что в 2015-м году, когда меня обвиняли в том, что я дом планирую построить в Германии (что является огромным фейком), я заявил, и сейчас заявляю: если кто найдет незадекларированное имущество – я подарю. И это очень просто: если вы находите дом Гусева в Германии, или какие-то незадекларированные активы, в том числе, заработанные незаконным путем – я подарю с огромным удовольствием, или передам на благотворительность.

– Насколько психологически сложно было в Минобороны в то время?

– Очень сложно. Система очень сложная. На самом деле, полиграф – это одно из того, что мы предложили в Министерстве обороны еще в 15-м году. И, насколько мне известно, полиграф выявил отдельных людей, которые были уволены с должностей не только по коррупционному признаку, но и по признаку возможного сотрудничества со страной-агрессором. И это надо продолжать, надо вычищать. Более того, я думаю, что вообще всю постсоветскую систему государственной власти надо перезагрузить и я верю в то, что это даже отдельная миссия нашего поколения. И я уверен, что у нас все получится!

Напомним, ранее новости "Сегодня" рассказывали, кто из украинских звезд собрался в парламент.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

По материалам: Сегодня

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •