Warning: Parameter 2 to wp_hide_post_Public::query_posts_join() expected to be a reference, value given in /var/www/fastuser/data/www/glavpost.com/wp-includes/class-wp-hook.php on line 307

Фото УНИАН

“Мы научились быть единой страной эпизодически. В новом году нам надо быть единой страной каждый день. Это должно стать нашей национальной идеей”, — сказал в новогоднем поздравлении Президент Украины Владимир Зеленский.

А еще там говорилось, что не имеет значения, как называются улицы, — чтобы были освещены и асфальтированы. Не имеет значения, под каким памятником встречаются влюбленные. Это вызвало бурную реакцию общества. Что же на самом деле имеет значение? И есть ли у нас тот объединяющий фактор, на котором можно строить национальную идею?

К дискуссии мы пригласили Ярослава Грицака, историка, профессора Украинского католического университета; Вадима Васютинського, профессора, заведующего лабораторией психологии масс и сообществ Института социальной и политической психологии НАПН Украины; Мирослава Мариновича, правозащитника, диссидента, и Александра Палия, эксперта-политолога.

— Может ли “единство” стать национальной идеей для украинцев?

М. Маринович:

— Национальная идея должна объединять всех людей в стране. У украинцев она еще не принята всем народом, хотя уже сформулирована. Нам нужно преодолевать наши цивилизационные разломы, как Восток и Запад. И такая задача мало бы стать нашей национальной идеей. Люди как будто понимают это. Президент пытался говорить о том, что мы должны объединяться. Но… Объединять можно только ценностями. Но именно ценностей, которые могут нас соединить, не хватало в новогоднем послании президента. Это — достоинство человека, любовь к своей земле, солидарность, правда. Нельзя формировать национальную идею на основе случайных эмоций или случайных символов. Ибо идея должна объединить всех украинцев: тех, кто живет теперь, тех, кто жил в прошлом, и новые поколения, которые еще должны родиться.

Читайте также:  Не защищает от коронавируса: в Минздраве развенчали популярный миф

Я. Грицак:

— Я принадлежу к историкам, которые считают, что национальная идея — это химера, которой не существует. Это лишь инструмент политики. Ведь нация создается не из идеи, а из ежедневного опыта жизни. Она не создает реальности, а скорее отражает ее.

В. Васютинский:

— Однажды один из политиков путешествовал Украиной на лодке, спрашивая людей о национальной идее. И слышал — это “чтобы всем было хорошо”. И каждый вкладывал в понятие “хорошо” кардинально другое. У кого-то это достаток, у кого — то- язык и культура, борьба с коррупцией, социальная справедливость…

Формулировка национальной идеи должна базироваться на коллективной идентичности. Кто мы? Что нас соединяет с теми, кого считаем своими? Общее происхождение? Когда мы говорим: мы — украинцы, это одно, но мы — это каждый понимает по-разному. Сейчас русскоязычные жители Донбасса, которые настроены не очень благосклонно к Украине, считают себя украинцами, а не “вот еті ваши бандєровци львовскіє”. А галичане, наоборот, считают себя украинцами искренними, в отличие от “донецких ватників”. Как найти общую идентичность для этих людей?

Читайте также:  Камень травертин Дешево и сердито

— А как было в прошлом?

А. Палий:

— Национальная идея в Украине всегда была тесно связана с личной и национальной свободой. В казацкие времена она была артикулирована так: “Мы должны защищать вольность”.

Я. Грицак:

— Для украинцев XIX века — это борьба за землю, которая имела измерение и социальный, и национальный. Михаил Драгоманов определял: тот украинец, который не является социалистом, является идиотом. На этой идеологии зродилось поколения революции 1917 года. И потом проявилась новое обстоятельство — на крестьянах национальное государство не построишь. Она нуждается чиновника, инженера, банкира, жандарма, офицера. Тогда началась критика с разных сторон. Появилась идея: нужно создать украинскую элиту, крестоносцев, что будут готовы к наивысшей жертвы, жертвы крови. На этой идеологии возникла ОУН. С другой стороны: элиту надо творить из разных классов, в том числе из лояльных к украинцам русскоязычного, польскоязычного населения, евреев и так далее (тезисы Вячеслава Липинского). Борьба между этими концепциями, этнической и политической, продолжается и сейчас.

Читайте также:  В Украину надвигается настоящая осенняя «жара»: названа дата

В. Васютинский:

— Если мы формулируем национальную идею, надо думать о будущем, а не застревать в прошлом.

— Может, стоит перенять зарубежный опыт? Каковы национальные идеи других стран?

М. Маринович:

— Не стоит кого-то копировать. Скажем, американская национальная идея заключается в том, что каждый может стать президентом. Но для нас она не является мотивационной.

— Что сегодня может объединить украинцев?

В. Васютинский:

— Если бы у нас не было российской агрессии, Украина бы быстрее вышла на формулировку национальной идеи. Ведь сейчас существует разве что категоричный вариант: “Украина превыше всего” — противостояния врагу. Такой нужен в условиях явной угрозы, а в долговременном периоде неприемлем.

Я. Грицак:

— Надо превратить Украину в государство с крепкой экономикой, сильной армией. Выдающийся историк Иван Лысяк-Рудницкий говорил: “Перестаньте строить Украину, модернизируйте ее”.

Спасибо, что прочитали этот текст в газете Экспресс. У нас — только оригинальные тексты.

Читайте также интервью со Святославом Вакарчуком