А.Кущ: «В Украине нет стратегии по развитию экспортной политики»

По состоянию на 2018 год в Украине нет стратегии по развитию экспортной политики и Минэкономразвития, похоже, не занимается этим вопросом. Но это негативно влияет на объемы экспортных поставок из Украины в ЕС, а чиновники развивают направления, которые нельзя рассматривать как перспективные. Об этом в интервью корреспонденту ГолосUA рассказал экономист, финансовый аналитик Алексей Кущ.

– Алексей, в 2018 году министр Министерства экономического развития и торговли С.Кубив заявил, что собирается менять структуру экспорта. По вашему мнению, чего стоит ожидать от этой работы министерства украинским производителям?

– Министерство не проводит системную работу. В Украине сейчас вообще нет стратегии по развитию экспортной политики, есть просто хаотическое движение по пути наименьшего сопротивления. Украина выступает не в роли субъекта развития экспортных операций, а в роли объекта. И есть инициатива Украины об отмене зоны свободной торговли с Китаем, но при структуре нашей совместной торговли это можно приравнять к самоубийству, потому что даже американская экономика вводит против китайской экономики достаточно жесткие торговые санкции, потому что с учетом американской эффективности и инвестиционной привлекательности они не выдерживают конкуренции с китайскими производителями. Что же говорить об Украине, где мы стоим на 10 ступеней ниже в сравнении с Китаем и их экономической эффективностью?

Поэтому, если мы посмотрим на структуру торговли с Китаем, то почти 90% товаров, которые мы поставляем, это обычное сырье, руда, зерно, подсолнечного масла. А в китайском экспорте товары с высоким уровнем добавленной стоимости, промышленное оборудование, продукты автомобилестроения, бытовые товары.

– Какие экспортные направления деятельности сегодня Украине стоит развивать?

– К сожалению, очень много энергоресурсов, трудозатрат Украина делает для развития тех направлений, которые никогда для нашей страны не станут прорывными… Это инициированная зона свободной торговли со странами Европейской ассоциации свободной торговли. Я говорю о ЕАСТ,  которая осталась как осколок после образования европейского экономического пространства. Там есть несколько стран, которые частично вошли в единый рынок с ЕС и сотрудничают с Европой: это Исландия, Норвегия, Швейцария и Лихтенштейн. Но, опять же, нужно колоссальное количество энергии, задействованных государственных механизмов, ресурсов Минэкономики, чтобы заключать эти соглашения, проводить переговоры, хотя эффект от этого будет невелик – на уровне нескольких процентов от нашего торгово-экономического оборота. Может быть, лет через 15 эти действия будут целесообразны, но сейчас нужно развивать прорывные экономические направления, а этого нет.

Добавлю сюда и инициированную Украиной Зону свободной торговли с Албанией, торговый оборот с которой в ближайшем будущем не превысит нескольких десятков миллионов долларов в год, а также зону свободной торговли с Канадой, которая не заинтересована даже в нашем сырье и продукции сельского хозяйства и после подписания которой, отрицательное торговое сальдо превысит в этом году 150 млн долларов.

Читайте также:  Волочкова покинула РФ: новым местом жительства балерина выбрала Мальдивы (ФОТО, ВИДЕО)

Но, например, зона свободной торговли с Индией, что было бы действительно колоссальным прорывом для украинской экономики, наши чиновники этим не занимаются. Хотя этот рынок был бы выгоден Украине для поставки не только сырья, но и продукции машиностроения (сейчас торговый профицит с этой страной – более одного миллиарда, но он потенциально может вырасти до 2-3 млрд в год).

Но это направление никак не охватывается. Или же, например, зона свободной торговли с Ираком. Это уникальное государство для Украины – экспортирует практически одни энергоресурсы, а импортирует все – от продукции сельского хозяйства до сложного машиностроения. Плюс огромная потребность в металле и строительных материалах для восстановления экономики после войны. … Сегодня выигрывают те государства, которые из минимума своей политической активности выжимают максимальный экономический эффект. И к таким странам также можно отнести Китай. Их правительству удается даже небольшое присутствие на рынках других стран превращать в больше преференции для китайцев и бизнеса. А Украина, например, имела возможность при посредничестве США выторговать для себя преференции на рынке Ирака, но ничего для этого не сделала. Хотя можно было экспортировать строительные материалы, промышленное оборудование, и это в условиях Зоны свободной торговли принесло бы экономике Украины колоссальные плюсы.

– Алексей, по вашему мнению, как было бы целесообразно изменить экспортную структуру Украины?

– Есть проект,  который был инициирован нашим МЭРТ и заслуживает внимания – создание ЗСТ с Израилем. Но опять же не в том формате, как это соглашение видят наши чиновники, которые не способны на переговорах с этой страной отстоять выгодную для нас модель.  Для Украины было бы выгодно экспортировать услуги, биотехнологии, информационные технологии. Пусть пока в виде «цифрового сырья» и выполнения простейших грантов. А для Израиля, наоборот, важна товарная составляющая, чтобы экспортировать свои потребительские товары на нашу территорию, а обратно забирать наше сырье. Поэтому, естественно, тут нужно находить взаимный баланс интересов. Но вот в Украине как раз совсем нет этой инициативности нахождения баланса в экспортной торговле и операциям по внешнеэкономической деятельности.

– А кто должен эту инициативу проявлять и в какой форме это должно быть?

– Это должно проявляться в том, чтобы все наши посольства, все наши министры, которые занимаются внешнеэкономическими вопросами, они должны предпринимать эти шаги исключительно в интересах бизнеса. Если, например, к нам приезжает министр экономики Израиля, или министр транспорта Израиля, еще какой-то чиновник, они запускают программу, которая интересна для израильского бизнеса. А если приезжает украинский министр в Израиль, то он либо занимается своими личными вопросами, либо вопросами бизнеса своих друзей, или просто сидит и слушает, что ему рассказывают об экономике Израиля.

Читайте также:  Сам себе косметолог: Топ-3 плохих привычек, которые ускоряют появление морщин

В этом нет субъектности, нет инициативности. Опять же, посмотрим на интересные примеры развития торговых отношений в балтийских странах, и мы видим, что в Эстонии существует Агентство по стимулированию малого и среднего бизнеса, цель которого – максимально продвигать товары на международные рынки. Там проводятся и тренинги, и моделирование различных ситуаций, влияющих на рынок; проводятся бизнес-стимуляторы и тематические конференции по рынкам европейским, азиатским, где активно привлекают финансирование для экспортных операций.

– Можно ли, нужно ли организовать подобное Агентство в Украине?

– Да. И для меня всегда было загадкой, почему в Украине не разовьют созданный Офис стимулирования экспорта. Пока есть такая структура только как общественная организация, которая с 2019 года должна стать частью государственной структуры. Но этого для Украины недостаточно. В Украине каждый год выпускают из вузов экономистов, юристов, которые потом идут работать в Макдональдс или уезжают из страны. Но они могли бы работать в этом офисе. Почему бы из этих специалистов не создать региональную сеть стимулирования малого и среднего бизнеса (МСБ), и эти выпускники, юристы, экономисты могли бы заполнить эту региональную сеть, которая могла бы стать бизнес-инкубатором экспортных операций? Такие Офисы по стимулированию экспорта можно было бы создать, допустим, в крупных городах и райцентрах.

Сложность в том, что малый и средний бизнес не участвуют в экспортных операциях. Для них очень дорогой входной билет для участия во внешнеэкономической деятельности – начиная от вопросов, где взять вагоны, заканчивая темой правовой осведомленности, знания языка, прохождения таможни. И, исходя из ментальных особенностей украинцев, малый бизнес не активен в плане продвижения на внешние рынки. Наверное, все упирается все-таки в коммуникацию. Ранее они продвигались на Восток, а на Запад не движутся. Это из-за языкового, культурного барьера. При этом именно экспортный Офис МСБ мог бы развивать поставки малого бизнеса за рубеж, поставки товаров и услуг с высокой добавленной стоимостью, а крупный бизнес продолжил бы пока экспортировать традиционное сырье.

– Как вы думаете, выгодна ли украинским производителям, поставщикам система экспортных квот для торговли с ЕС?

Читайте также:  Суд в Житомире продлил домашний арест журналисту Муравицкому

– Эти квоты описаны в Соглашении об Ассоциации с ЕС. Квоты – это беспошлинные поставки товаров на европейский рынок, в рамках квот можно поставлять определенные виды продукции. Проблем с этим не вижу,  но в Украине очень по своему понимают правила и философию Соглашения о зоне свободной торговли с ЕС. Эта философия на чем базируется? В 2014 году Украина подписала это соглашение. С того момента у нас остается в основном сырьевой экспорт, а не товары с высоким уровнем добавочной стоимости. А Соглашение составлено таким образом, что поставки сырья и полуфабрикатов возможны в пределах определенных объемов -квот. Европе нужны наши товары с более высоким уровнем добавочной стоимости и по ним существуют безквотные объемы поставок, с уплатой пониженных пошлин. А для этого, уже в 2015-2016 годах, у нас должны были стоять очереди из тех же китайских инвесторов, готовых открывать в Украине свои сборочные производства для использования этого торгового окна в ЕС. Но их нет, и война здесь не играет основную роль. Главная причина – низкий уровень защиты прав инвесторов, неэффективная судебная система и коррупция. Но наш металл, зерно и курятина особо в ЕС не нужны: у них есть свои металлурги и фермеры и, значит, беспошлинные поставки этих полуфабрикатов будут ограничиваться квотами. И если мы хотим расширять торговый оборот с ЕС – нужно повышать добавочную стоимость экспорта, пусть и за счет сборочных производств на первом этапе. Инновации появятся потом, просто нужно двигаться в этом направлении, а не консервировать свою сырьевую отсталость.

Эта модель в Украине не сработала. Украина не стала, условно говоря, «восточно-европейским Китаем» по поставке широкой линейки товаров на европейский рынок. Никаких инвестиций мы не привлекли, никакие структурные изменения в экономике мы не сделали. Мы уперлись в эти сырьевые квоты на поставку металла, куриного мяса. Мы продолжаем двигаться в этом направлении и жаловаться, что не хватает этих квот на беспошлинные поставки. В таком формате особой пользы это соглашение не принесет. Пока мы не перестроим нашу экономику в пользу товаров с высокой добавочной стоимостью, которые можно будет поставлять на европейский рынок, как это делает сегодня Турция, мы не сможем использовать преимущества ЗСТ, как это и сделали в 90-е годы турки.

А в сырьевой парадигме мы будем двигаться только в рамках выделенной квоты и постоянно жаловаться на свою сырьевую судьбу.

По материалам: golos.ua

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •