– Никогда не оценивали свое состояние? Стоимость компаний?

– Стоимость компаний — вещь очень виртуальная. Я могу сейчас начать рассказывать о каких-то миллионах. Но реальную стоимость компании можно узнать только тогда, когда ты ее продал.

– У вас не возникало желание привлечь инвестора в ваши бизнесы?

– Я всегда открыт к переговорам. Периодически мне задают вопросы, но пока не сложилось. Самурай каждое утро должен думать о смерти, а бизнесмен — о продаже бизнеса. Поэтому я считаю, что всегда должен быть готов. Говорю, что всегда есть сумма, за которую я готов встать из-за стола и выйти, даже вещи не буду собирать.

ФОПы и налоги: как провести идельную реформу

– Что думаете о законодательной инициативе по поводу налога на ФОП? Какая версия вам ближе?

– Я могу разбомбить эту законодательную инициативу за 2 минуты.

– А давайте. Засекаю время (улыбается).

– Что можно сэкономить на ФОП? Две вещи: ЕСВ и подоходный налог. НДС на ФОПе не сэкономишь. Налог на прибыль — вообще отдельная история. ЕСВ — это не налог. Эти ФОПы платят маленький ЕСВ, но они же, с другой стороны, претендуют на маленькие выплаты со стороны государства. А если кто-то пытается его использовать, как налог, то действует незаконно.

А вот что касается налогов… Весь НДФЛ составляет примерно 8,5-9% доходной части бюджета. В стране 200 с чем-то тысяч ФОП 3-й группы. Если предположить, что они украли весь НДФЛ, это будет составлять примерно 0,1 или 0,2% от доходной части бюджета. При этом, по оценкам РПР, в таможне лежит приблизительно неучтенных от 40 до 100% доходной части бюджета.

Поэтому когда мне начинают рассказывать, что все зло — в ФОПах, я пожимаю плечами.

– Какую систему предложили бы вы?

– Мне кажется, стратегия по ФОПам очень простая. Сейчас действует налог 5% при доходе до 5 млн грн. Я бы сделал 5% – 5 млн, 7% – 10 млн, 10% – 50 млн, 15% – 200 млн. Если кто-то готов заплатить 10 или 15% оборота, пусть платит. У нас в среднем, если взять всю налоговую систему, предприятия платят меньше 5% от оборота. В среднем нагрузка на ЧП-шников больше, чем на обычные предприятия, даже сейчас. О чем разговоры?

– А как так получается, что предприятия платят меньше 5%? Думал, что больше.

– Не больше. Был норматив по блокированию налоговых накладных. Блокировать начинали, если предприятие платит меньше 3% от оборота. Если суммарно уплаченных налогов меньше 3%, такое предприятие считали подозрительным и блокировали ему налоговые накладные. И какое-то количество предприятий попало под этот пресс.

– То есть если никто не проверяет, то…

– Дело не в том. Наша налоговая система достаточно сложная и запутанная. Если бы мы перешли от налога на прибыль, который никто не платит, к налогу на выведенный капитал, то все бы сильно поменялось. Потому что это очень прозрачная и понятная вещь. Налог на выведенный капитал — тот же самый подоходный, только для собственников компании. Взял деньги из компании — заплати. А до того это деньги компании.

Налог на прибыль — это развитая форма шизофрении. Потому что сегодня это прибыль, завтра — уже убытки. Почему его нужно платить 1-го января, а не 1-го февраля, когда результаты совсем другие?

Это синтетическая расчетная величина, которой довольно легко манипулировать. А с налогом на выведенный капитал манипуляции очень затруднительны. И ответственность будет на физическом лице, а не на каком-то мифическом ООО «Рога и Копыта». Это же то же самое, что подоходный — когда физическому лицу выплачивают дивиденды.

Читайте также:  В Японии ввели штрафы за пьяное управление дронами

– То есть вы больше за такую реформу?

– Не то что больше — я считаю, что это абсолютно ключевая вещь. И в значительной степени плохой рейтинг действующей власти связан с этим. Президент обещал налог на выведенный капитал несколько раз. Но теперь в это уже никто не верит.

– Он, выходит, защищает собственников?

– Не всех собственников. Собственникам, как ни странно, этот налог тоже выгоден. Только не всем. Тем, кто что-то строит и инвестирует в эту страну, выгоден. Ведь пока ты инвестируешь, ты ничего не платишь. А как только получил деньги на руки, чтобы купить яхту или поехать на отдых, плати. Тем, кто здесь зарабатывает и выводит за границу, – понятно, что нет.

Это фундаментально другое мышление.

Посмотрите на Эстонию или Грузию. На наших глазах в этих странах произошло чудо. Один из секретов — налог на выведенный капитал. Просто он не дает воровать деньги из страны.

– Вы считаете, что его введение сильно повлияет на нас?

– Колоссально. Если посчитать, сколько денег из Украины выведено за 28 лет, то это сотни миллиардов долларов. Если из них взять хотя бы 15%, это огромные деньги. Но дело даже не в том. Стоит установить эти 15% – сразу пропадает желание их выводить.

Все деньги в конечном итоге все равно окажутся в руках кого-то. Если это не будут собственники бизнеса, это будут зарплаты. Больше им деться некуда. И все эти миллиарды, которые текут в офшоры, потекут в зарплаты.

– Должно быть так.

– Так и есть, в Эстонии именно так и случилось. Я обычно не верю в теории заговора, но вынужден сказать, что богатая Украина кроме нас никому не нужна.

Куда вкладывать деньги?

– Если бы вы вкладывали в технологии, то в какие бизнесы?

– Если вы спрашиваете инвестора о прогнозе, а потом выясняете, что он сам туда не вложил, значит, он вас только что обманул. Поскольку каких-то массированных инвестиций у меня нет, я на эти вопросы не отвечаю.

– Хорошо, во что тогда вы бы инвестировали в Украине сейчас? Какие сферы кажутся привлекательными, которые будут развиваться?

– Честно — я бы покупал недвижимость в Киеве и около Киева.

– Но цена, вроде как, падает.

– Киев будет совершенно гигантским городом. Если отбросить Москву и Питер отбросить, то это второй по населению город в Европе. Больше только Берлин — на несколько тысяч человек. По официальным данным.

Второй момент — для гигантского мегаполиса нужно гигантское количество пресной воды. И Киев фактически — последнее такое место в Европе, где оно есть. Но при этом здесь до сих пор нет 25-миллионного мегаполиса.

– А экономические причины?

– Я придерживаюсь точки зрения, что география диктует.

А вообще мы же не самые глупые. У нас хорошее население. Все есть. Кроме того, что нас грабят. А тому, что у нас есть, многие страны завидуют. В Эстонии есть специальное агентство, которое занимается переманиванием украинских компаний. С оформлением виз и всего необходимого.

– Вам тоже предлагали?

– Да.

– Отказались?

– Отказался, но многие не отказываются. Такая политика есть не только в Эстонии. И в Литве, и в Словакии, много где. О чем это говорит? Что у нас не так уж и плохо — люди есть, мозги есть.

Читайте также:  Фото яйца установило рекорд по количеству лайков в Instagram

– Сейчас многие выезжает в Польшу. А к нам миграции пока ниоткуда нет. Как думаете, если волна будет, откуда поедут?

– Я считаю, что это очень опасная история. Правительство и Верховная Рада должны бы озаботиться этой проблемой. Нам не избежать большой волны миграции к нам. Как только начнем чуть лучше жить. А раз процесса не избежать, его нужно возглавить. Привлекать в страну людей, которые нам нравятся, условно говоря. Нужно выставить формальные требования к образованию и прочему.

– Не похоже, что это близкая перспектива.

– Но и не такая далекая, мне кажется. Посмотрите на опыт соседних стран. 5-10 лет.

– Вы верите, что экономика будет расти большими темпами? За счет чего?

– Конечно. За счет всего (улыбается). Мы настолько низко сейчас находимся, у нас настолько низкая производительность труда в стране, что рост неизбежен.

– В Польше уже 2 млн украинцев. Нет ли угрозы, что самые мощные кадры выехали?

– Это большая угроза. С другой стороны, эта штука нас толкает что-то с этим делать. Создавать условия лучше.

– Но не забываем, что есть еще военная агрессия, которая отталкивает нас назад.

– С военной агрессией, конечно, трудно, но тот же Израиль воюет уже сколько лет. И ничего. Конечно, война — вещь крайне нехорошая. Но не приговор.

 

Blockchain, Bitcoin, будущее

– Как смотрите на будущее блокчейна, биткоина и криптоиндустрии в целом?

– Хорошо смотрю. Технология будет развиваться.

– В какую степь?

– Она дойдет до массового потребителя. Пока еще не дошла. Неважно в виде чего. Это сильная штука и она сильно изменит нашу жизнь.

Кстати, повлияет на налоги. По нынешней налоговой системе, грубо говоря, мы предполагаем, что есть некий массив банковских транзакций. Мы его обрабатываем по каким-то правилам, получаем какие-то цифры и говорим, сколько должно быть налогов.

Но так же было не всегда. В XIX веке не было массивов банковских транзакций. Рассчитывались физическим металлом. Налоговая система опиралась не на транзакции, а на факты физического мира. Были налоги на окна, печные трубы, шапки, телеги, лошадей. Налоги на владение, а не транзакции.

Думаю, что блокчейн приведет к постепенному переходу к налогам на владение. Больше налогов на недвижимость, акцизов на электричество, бензин, воду. Меньше на расчетные величины, связанные с перемещением капитала. Просто по причине того, что перемещение капитала тяжело контролировать. И не совсем понятно в этой конструкции, что есть капитал.

– То есть это более здоровая штука?

– Нельзя сказать. Это просто факт.

 

iForum: доходы и расходы 

– Как видите в этом году — чем будет отличаться iForum от предыдущих?

– Мы находимся в такой себе точке бифуркации, перелома. Будет много стандартных для нас вещей: про бизнес, продвижение, рекламу, технологии, образование, CRM. Вопрос «про что iForum?» лишен смысла — там есть все.

В этом году будет совсем новый поток про будущее. Для меня он очень важен. Потому что скорость изменений растет. Над нами нависает искусственный интеллект, роботизация. Моя жена — врач-рентгенолог. Это очень сложная специальность, но, думаю, в течение 5 лет появятся сервисы, которые будут распознавать рентген-снимки как минимум не хуже человека. Все это кажется очень далеким, но оно уже совсем близко.

– Знакомы с историей Theranos, где основательница внедряла очень продвинутую медицинскую технологию, а потом все оказалось мыльным пузырем? Здесь возможно, что рынок искусственного интеллекта окажется перегретым?

Читайте также:  Укртелеком увеличил продажу старых АТС на металлолом в три раза

– Он точно перегрет, но это не отменяет того, что нас заменят. С точки зрения рынка, 5 или 7 лет — это очень большая разница. Но с точки зрения нас, как человеческой цивилизации, это ничего. Тот же роботизированный транспорт. Такси ведь уже ездят.

– Какие интересные гости будут на iForum – из гвоздей программы?

– Вова Зеленский (смеется).

– А если он будет президентом, все равно поучаствует?

– Узнаем. Договоренность, что будет.

– Здесь нет никакой политической подоплеки?

– А какая политическая подоплека, если второй тур 22 апреля, а iForum – 23 мая. Мы его приглашали много лет — как человека с большим опытом в медиа. Для нас он в первую очередь продюсер. И в этом качестве он чрезвычайно успешен.

– Я регулярно хожу на iForum и обязательно посещаю стенды стартапов. Что замечаю — мало новых. Почему так?

– Многие уезжают. Это не основная проблема, но значительная.

– iForum как бизнес хорош?

– Это вообще не бизнес. Это же волонтерская штука. На нем ничего не зарабатывается, с трудом выходим в ноль. Только в один какой-то год заработали 300 000 грн.

– А сколько общий оборот обычно?

– Точную цифру не скажу, но это несколько миллионов гривен.

– Это билеты, спонсорство?

– Кто в чем считает. Вы — в билетах и спонсорстве, а я — в аренде и рекламе (смеется). Основное — это застройка, аренда, реклама.

– Традиционно у вас один и тот же МВЦ.

– Потому что нас никто больше не может поместить.

 

Будущее журналистики

– Одна из панелей будет про развитие и будущее медиа. Вы верите в медиа в Украине, как в бизнес?

– Такого медийного бизнеса, к которому мы привыкли, уже нет. Появились альтернативные площадки вроде YouTube и прочих.

– Традиционные онлайн-сайты исчезнут?

– Конечно, не исчезнут. Но модели монетизации, финансирования, привлечения трафика сильно поменяются. Они уже меняются.

– Возможно ли в Украине, по-вашему, чтобы медиа зарабатывало на подписке? Будут ли люди платить?

– Я бы в это деньги не вложил.

– А каким видите будущее журналиста, как профессии?

– И в это я бы деньги не вложил (смеется). Понятно, в чем есть функция журналиста. Но журналисты проигрывают конкурентную борьбу лидерам общественного мнения. Потому что журналисты дешевле продаются. Это факт.

– В смысле? Журналист работает на зарплату. А должен был просить больше или как?

– А купить пост у Гарика Корогодского стоит дорого.

– Но ведь тогда играет роль и фигура Гарика Корогодского.

– Правильно. Поэтому журналисты и проигрывают. Деньги, которые вам платят, ни что иное, как метрика вашего влияния. Если вам платят меньше, чем им, ваше влияние меньше.

– Как тогда журналисту иметь такое же влияние в бизнесе, как бизнесмену?

– Стать лидером общественного мнения, перестать быть журналистом (смеется). В чем был смысл профессии журналиста? Фильтровать информацию и своим авторитетом подкреплять этот фильтр. У вас появилось слишком много конкурентов. И каждый из них в своей области лучший.

Просто раньше отраслевой человек занимался своим бизнесом, и у него не было средства донесения своих мыслей до миллионов людей. Журналист был при этом квалифицированным посредником и фильтром. А сейчас функция фильтра плохо востребована.

Стас Юрасов

редактор ЛІГА.Tech

Евгений Шишацкий

корреспондент ЛІГА.Tech

Источник: Лига

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •