Из 149 больных медиков на Львовщине 89 – работники Львовской больницы скорой медицинской помощи.  Гнат Герич: «Розумів, що захворію. Лише чекав, коли це станеться…»

Начались вспышки коронавірусної инфекции еще в конце февраля, когда в отделении реанимации и интенсивной терапии заболел анестезиолог, который лечил нескольких больных с тяжелыми вирусными пневмониями. Больные поумирали, а врач попал во Львовскую областную клиническую инфекционную больницу с диагнозом — вирусная пневмония. Впоследствии выяснилось, что уже тогда это был COVID-19. И хотя больница на Топольній не признана за статусом опорной в лечении ковідних больных, вся ургенція из области попадает именно сюда, и среди тяжелых пациентов есть и те, у кого опасный вирус. Затем заболели медики в терапевтических отделениях, неврологии, нейрохирургии…

Заведующий первого хирургического отделения Игнат Герич еще совсем недавно на День Львова поднимал флаг над городской Ратушей, а уже сейчас — на самоизоляции с вирусной пневмонией и говорит, что все это было прогнозируемо.

— Гнат, как считаешь, когда в больнице начали появляться больные COVID-19?

— Как только в Ухане появился вирус и зарубежные сми начали об этом писать, несколько наших врачей переболели атипичными вирусными пневмониями. Сказать, то был уже тот вирус, трудно, потому что анализов ПЦР не делали. Но протекание заболевания был очень похож на тот, который был у больных коронавірусну инфекцию. Это были, в частности, хирурги. Это был декабрь-январь.

— Впоследствии в вашей больнице появились тяжелые пациенты с пневмониями?

— Это не был поток больных, в нашей больнице часто бывают сложные и атипичные, нестандартные случаи. Однако заметили, что был период, когда несколько тяжелых больных с вирусными пневмониями лежали в реанимации. За клинической картиной это могли быть первые пациенты коронавірусні.

— Боялся заболеть?

— Я понимал, что могу заболели, просто ждал, когда это произойдет. Правительство Германии еще в начале эпидемии прогнозировал, что на коронавирус заболеет 80 процентов населения. В Украине, думаю, будет вне 90% населения. В больнице скорой медицинской помощи, где ежедневно приходится контактировать с огромным количеством пациентов, которые могут потенциально иметь коронавирус, риск заболеть высоченный. И это, несмотря на все предохранительные меры, которые мы использовали во время работы.

Читайте также:  На Левандовке снимали кино. А известный врач-благодетель устраивал на своем дворе «Киндер-баль»

— Вирусная нагрузка — это зависит от концентрации и количества вируса, который попадает в организм…

— Да, чем больше контактов с больными людьми, тем выше риск заразиться. Чем больше таких больных, тем больше возможностей заболеть. Конечно, многое зависит от иммунной системы и от других сопутствующих факторов.

— Медикам вашей больнице сразу предоставили все средства индивидуальной защиты?

— Это должен был быть сверхбыстрым — еще до объявления карантина в государстве для населения. Наша система здравоохранения, к сожалению, несовершенна, а больницы не могли обезопасить сразу всех своих работников, как это делают, например, в США. Там госпитализируют больных в общие больницы и дают таким больным место в больнице с соблюдением всех противоэпидемических канонов в условиях обычной палаты. То есть может лежать инфицированный пациент с другими людьми, а медики принимают такие меры, которые с помощью различного оборудования и защитных средств дают возможность не заразить других пациентов.

— У нас это нереально…

— В нашей системе здравоохранения отдельные больницы отвели под ковідних больных должны были такое сделать через убогость системы здравоохранения в стране. Эти больницы обеспечили защитными средствами лучше другие медицинские учреждения и предусмотрели лучше финансирование медицинских работников за риски инфицирования и сложность работы. И, как оказалось, больше всего медицинских работников заболели в тех больницах, которые не отведены под ковід. Потому что именно эти больницы несут наибольшую нагрузку в неотложной помощи. Также имеют хуже поставку противоэпидемических средств, хуже финансирование, чем те медицинские учреждения, которые отведены под ковід.

— А как ты заболел? Потому что не имел соответствующей защиты?

— Нет, это из-за того, что в нашей больнице гораздо выше поток больных — в десятки, а то и сотни раз, по сравнению с ковідними больницами. Мы предоставляем неотложную помощь, оперируем больше в Львовской области, а, возможно, даже и в Западной Украине. Каждый врач, хирург контактирует с теми пациентами, которые к нам в больницу поступают, поэтому высокий риск инфицирования. У хирургов риск заразиться еще выше, потому что хирург вынужден неоднократно переодеваться, ведь защитные костюмы против ковіду — нестерильные. Нужно переодеваться в стерильное на операцию. Но заразиться можно и в других случаях. Когда врач ест, пьет, то должен снять защиту? Есть контакты с другими работниками больницы. Всего предусмотреть невозможно. Врач может заразиться вне больницы.

Читайте также:  У Перечині діток заспокоює... Зубна фея

— Ты имел ковідних больных?

— Да, в нашем отделении было много больных, у которых был до операции подтвержден ковід. Это пациенты, которым надо было оказывать неотложную хирургическую помощь и сопутствующим оказался ковід. Обычно, это проявляется позже, потому что пациенты порой поступают с бессимптомными формами, поэтому сразу установить диагноз трудно.

— Когда ты почувствовал, что с твоим здоровьем не все в порядке?

— Особых симптомов в начале не было. Возможно, большая сонливость, чем всегда, но впоследствии в один из вечеров, около двенадцати ночи ориентировочно, поднялась температура — до 38 градусов и возникли симптомы заболевания: лихорадка — ощущение резкого холода, как говорят в народе — «знобило».

— Сбивал температуру?

— Есть стандартные протоколы, которые використовуюся для лечения пациентов с подозрением на ковід. Сначала температуру надо контролировать. Если она выше 38, сбивать парацетамолом и употреблять большое количество воды; если удерживается в течение нескольких дней, следует обследоваться на пневмонию и начинать антибиотикотерапию. Кроме этого, следует употреблять много других медикаментов.

— Ты сам себя лечил?

— Я хирург и не могу сам себя лечить. Консультировался у врача, который меня курировал, каждый шаг, что нужно делать. Это врач-реаниматолог. Учитывая то, что я медик, то все могу выполнять в условиях самоизоляции. Делал компьютерную томографию, которая подтвердила предположение о левостороннюю пневмонию, которая длилась некоторое время. То есть, пневмония была, а симптомов не было никаких.

— То есть можно было перенести пневмонию и не заметить?

— Бывает, что пневмония сама проходит, но часто перенесенная на ногах пневмония дает серьезные осложнения и больных надо госпитализировать для оказания неотложной кислородной терапии и кислородной поддержки. Кашель появился не сразу, а где-то на третий день от начала проявлений заболевания. Болезнь уже фактически закончилась. Только надо сдать контрольные анализы и после отрицательных ПЦР-анализов можно возвращаться к социальной жизни.

Читайте также:  Между Садовым и Козловским пробежала черная кошка?

Если выполнять все рекомендации, то есть шанс, что все обойдется без осложнений. Однако следует все делать для профилактики этого заболевания. Если заболел, не паниковать. Многие из тех, кто заболели, могут лечиться дома. Есть четкие критерии, какие симптомы требуют госпитализации. Высокая температура, которая не сбивается парацетамолом в течение двух суток, одышка и прочее.

— Знаю, ты не пошел сдавать первый ПЦР. Почему?

— Не хотел нагружать лаборатории, потому что по клиническим проявлениям, по КТ было все понятно. Мне родственники под дверь носили передачи. Теперь сдам ПЦР-обследования, чтобы убедиться в отрицательном результате. Тогда смогу выйти на работу.

— В вашем отделении есть еще больные хирурги?

— Так, пятеро больных врачей. Двое госпитализированы в инфекционную больницу со средней степенью тяжести, трое — на самоизоляции. Все из одной вахтовой смены. Сейчас хирургов хватает, но в целом ситуация угрожающая. Сейчас начался рост количества пациентов, потому что не придерживались люди карантина.

— На День Львова мэр города вручил тебе поднимать флаг над ратушей. Это многих удивило. Некоторые журналисты говорили, что подходило бы это доверить в такое время інфекціоністам. Как думаешь, почему мэр выбрал именно тебя?

— Для меня это тоже был сюрприз, хотя и приятный. Наше отделение выполняет много хирургических вмешательств. Очень много оперируем. Больница работает в сверхмощном нагрузке уже третий месяц. Врачи имеют бешеную нагрузку, поэтому, возможно, выбрали нас.

— Что бы посоветовал львовянам?

— Соблюдать карантин. Не собираться компаниями, нарушая протикарантинні мероприятия, не подвергать опасности себя и других. В случае, если заподозрили вирус у себя, не медлить и обращаться к врачу, потому что время имеет значение. Карантинные меры приняты для того, чтобы не было вспышек. В частности, чтобы не было вспышек среди врачей, потому что люди будут умирать тогда не от вирусов, а от того, что врач вовремя не окажет помощь.

По материалам: Высокий Замок

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •