Начальник управления здравоохранения Львовского городского совета, главный медик Львова Владимир Зуб утверждает, что в городе есть плато в заболеваемости – 25-30 ежедневно новых больных на коронавирус.  Володимир Зуб: «Я проти послаблення карантину!»

Больницы загружены полностью: кто-то выписывается, и тут же на его место ложится новый больной. Эпидемия во Львове имеет тягучий стабильный характер: количество больных увеличивается, но постепенно и плавно.

— Владимир Иванович, на Львовщине больше всего больных сконцентрированы именно во Львове. Стоит ли ослаблять карантин по такой, не очень оптимистичной статистики?

— Лично я против ослабления карантина. Правительство ввело понятие адаптивного карантина и предоставил право областным комиссиям и местным администрациям принимать решения по ослаблению карантинных мероприятий. Такое право мы имели 22 мая, но в г. Львове решили пролонгировать ограничительные меры до 29 мая, в частности, в детских садах, в спортивных залах. В течение недели наблюдаем такую динамику заболеваемости на коронавирус, которая не дает оснований для смягчения карантина. На территории Львова оказывают помощь пациентам с подозрением на коронавірусну инфекцию, с пневмониями, которые могут быть вызваны коронавірусною инфекцией: областная клиническая инфекционная больница, госпиталь ветеранов войны в Винниках, Центр легочного здоровья, — это областные учреждения. Из городских: 8-я городская больница и 1-я городская больница. Эти больницы не принимают никого, кроме пациентов с пневмонией, с подозрением на пневмонию, там, где есть подозрение на коронавірусну инфекцию. На протяжении последней недели больницы, как городские, так и областные, заполнены полностью. С одной стороны, это обусловлено тем, что задерживаются результаты ПЦР, с другой — наблюдаем, что количество больных пневмонией не уменьшается. Если бы у нас были лучшие возможности диагностики, то есть больше лабораторий, которые делают ПЦР-тесты, показатель был бы выше. В пятницу будет заседать штаб и принимать соответствующие решения с учетом всех показателей.

— Сколько лабораторий в Львове проводят ПЦР-тестирования?

— Две в областном лабораторном центре, задействовано лабораторию военного госпиталя и лабораторию института эпидемиологии Львовского национального медицинского университета. На этой неделе начали делать ПЦР-тесты в лаборатории Центра легочного здоровья. Других лабораторий, которые бы могли делать ПЦР-исследования, нет. Поэтому результатов надо ждать как минимум неделю (до десяти дней — Авт.), потому что есть очереди. Все понимают, что количество больных намного больше, чем успеваем делать ПЦР-исследований. В Черновцах — до двух недель люди ждут. Поэтому МИНЗДРАВ издал приказ, в котором разрешено использовать для диагностики коронавірусної инфекции, для контактных лиц и медицинских работников, работников коммунальных служб иммуноферментный анализ. В нескольких городских и областных учреждениях есть лаборатории, которые имеют иммуноферментные анализаторы и могут проводить такие анализы. Но есть нюанс: иммуноферментный анализ не является окончательным методом диагностики на коронавірусну инфекцию, то есть больным с подозрением нужно все равно делать ПЦР. Но если мы будем применять иммуноферментный анализ, то удастся какую-то часть пациентов, которых сейчас направляем на ПЦР, туда на обследование не направлять. Например, если у лиц, которые были в контакте с больным, раньше обязательно брали анализ ПЦР (а это с каждого медицинского учреждения очень много анализов, поэтому очереди очень большие), то сегодня разрешено таким контактным лицам провести иммуноферментный анализ на иммуноглобулин М. Если будет отрицательный, то человек идет на самоизоляцию и за состоянием его здоровья наблюдает семейный врач. Если иммуноглобулин М положительный, обязательно надо взять анализ на ПЦР-исследования, чтобы уточнить диагноз. Таким образом можно существенно уменьшить количество лиц, которым проводят анализ на ПЦР-исследования. Медицинские работники — зона риска: постоянно контактируют с больными. МЗ Украины издало норму о том, что один раз на две недели медицинские работники, которые работают с людьми, у которых есть ОРВИ, должны обследоваться иммуноферментным анализом на иммуноглобулин М. Если анализ окажется положительным, то такого сотрудника следует отстранить от работы, изолировать, дополнительно провести ему анализ ПЦР. Работник до результатов ПЦР должен находиться в самоизоляции. Если иммуноглобулин М отрицательный, продолжает работать.

Читайте также:  «Вязание — это моя йога»

— Львовская больница скорой медицинской помощи, которая не является опорной в лечении больных коронавірусну инфекцию, бьет рекорды по количеству заболевших медицинских работников. Эпидемиологи и инфекционисты считают, что в значительной мере это вина руководства больницы. Как прокомментируете эту ситуацию?

— На Львовщине заболели около 300 медицинских работников. Во Львове — 147 медработников. Врачи из них — 55 человек, медсестер 50, 17 младших медицинских сестер-санитарок, 13 лаборантов, также 5 работников, которые работают в медучреждениях, но не являются медиками. Из 147 больных медицинских работников 89 — в больнице скорой медицинской помощи. Эта больница замкнула на себе все неотложные случаи, ургенцію, потому что 8-я больница не принимает ургентных больных. Острая хирургическая патология, кардиологическая, травматологическая, нейрохирургическая, — все больные поступают в больницу скорой медицинской помощи. Нагрузка увеличилась. Среди пациентов, поступающих с острыми заболеваниями, были такие, в которых позже діагностувалася коронавирусная инфекция. Например, поступил пациент с переломом бедра. Его прооперировали, а потом у него возникла пневмония, сделали ПЦР и подтвердили коронавірусну инфекцию. Таких случаев в больнице скорой медицинской помощи за весь период от начала эпидемии было только восемь, но ориентировочно с 15 мая инфекция в этой больнице распространилась стремительно и произошла вспышка почти во всех отделениях. Почти в каждом отделении есть больные, но больше всего в двух терапевтических отделениях, неврологическом и нейрохирургическом. Причин для такого возгорания было несколько. Это и большой поток больных, и недоработки администрации больницы и самих медицинских работников. По-моему, медики не очень дисциплинированно относились к использованию средств индивидуальной защиты, до проведения дезинфицирующих и антисептических мероприятий в больнице. Не снимать вины с администрации больницы, из среднего звена управления, с заведующих отделений. Контроль, ответственность и наказание за невыполнение правил санэпидрежима должна осуществлять администрация больницы, а не кто-то другой.

Читайте также:  Топ-советы по игре в онлайн-слоты

— Говорила с одним врачом из этой больницы, он считает, что переболеть должны все, только вопрос времени — когда это произойдет…

— Не согласен с мнением, что все должны переболеть: если я не хочу болеть, почему должен болеть? Нужно сделать все для того, чтобы не заболеть самому и не подвергать опасности других. Статистически у молодых болезнь протекает легко, обычно бессимптомно. Но в начале эпидемии молодым людям рекомендовали не подвергать опасности своих дедушек и бабушек, меньше контактировать, чтобы сохранить их здоровье. Этой рекомендации никто не отменял.

— Несколько дней назад умерла врач-анестезиолог из Львовской областной клинической больницы, которая екстубувала больного, переведенного из больницы скорой медицинской помощи…

— Анестезиологи — в крупнейшем риска среди всех медработников, потому что выполняют соответствующие процедуры. Аппараты искусственной вентиляции легких (ИВЛ) — генерируют аэрозоль, через которые распространяется инфекция. Поэтому анестезиологи должны быть особенно внимательными и осторожными, особенно защищенными, должны выполнять особые правила безопасности. К чести больницы скорой медицинской помощи замечу, что в начале эпидемии были у них случаи заболевания среди анестезиологов. В середине марта заболел врач-анестезиолог, его быстро изолировали и в реанимации среди работников инфекция почти не распространилась.

— В 1-й городской больнице скончалась младшая медицинская сестра-санитарка…

— Да, умерла сестра-хозяйка, которая разносила еду больным. Она непосредственного контакта с ними не имела. Но эта женщина доезжали на работу из села, то есть пользовалась маршрутками, попутным транспортом. Поэтому где она заразилась, трудно сказать. На работе использовала все средства индивидуальной защиты и прямого контакта с коронавірусними больными у нее не было.

— Медикам хватает индивидуальных средств защиты?

— Однозначно, да. Имеем запас на три-четыре недели. Но ежемесячно все подкупаем. В начале эпидемии нам помогали спонсоры. Благодарны всем этим людям. Костюмы индивидуальной защиты не возможно было сначала купить, потому что их не было. Нам сшили предприниматели. Мы их смотрели, примеряли, выбирали материалы. Предприниматели сшили костюмы разных размеров, другой бизнес все это оплатил. Мы благодарны за эту помощь, до сих пор их используем в работе. На рынке уже появились маски и респираторы, есть достаточно костюмов индивидуальной защиты. Мы выделяем деньги из бюджета, чтобы закупить все средства индивидуальной защиты, антисептические растворы десятками и сотнями литров, перчатки, очки, защитные щитки… Главное, чтобы люди этим правильно и ответственно пользовались.

Читайте также:  Иммунитет «не подкачаешь» как шины авто...

— Семейные врачи сейчас приходят на вызовы работают по телефону?

— Сначала мы ограничивали визиты к больным, но с 18 мая полностью восстановили амбулаторный прием в поликлиниках. Единственное, что на входе измеряется температура и потоки больных разводим: с температурой в одну сторону, без температуры в другую сторону. В маленьких амбулаториях требуем, чтобы очередь была на улице с сохранением социальной дистанции между людьми. Не допускаем на прием людей без масок. Никто не отменял вызовы новорожденных и маленьких детей. Есть вызовы к лежачих больных и тех, кто не может самостоятельно себя обслуживать. Применяем практику предварительных обзвонов для того, чтобы выяснить, с какой целью пациент записался на прием. Это для того, чтобы развести потоки пациентов с эпидемиологическим анамнезом, симптомами ОРВИ.

— Если с 1 июня ослабить карантин, ситуация может ухудшиться?

— Риск есть, поэтому прописаны жесткие правила в отношении детских садов, например. Четко прописано, что должны делать воспитатели, уборщики, какие игрушки можно давать детям, какие нет, с какой частотой проветривать помещение, обрабатывать поверхности… Введены жесткие правила, среди которых запрещено вести в садик детей с признаками ОРВИ. Воспитатели должны носить маски. Должны организовывать досуг детей так, чтобы меньше было групповых занятий.

— А насчет школьников?

— До 1 сентября точно в школу не пойдут, так же, как и студенты в высшие учебные заведения. Учитывая ситуацию, что сложилась, я бы предлагал штаба не открывать во Львове спортзалы, садики хотя бы еще неделю, чтобы посмотреть за динамикой заболеваемости. Если учесть критерии МИНЗДРАВА и Кабмина относительно ослабление карантина, то у нас нет оснований его ослаблять. Цифры высокие, стационары загружены.

— Как думаете, сколько времени эта ситуация будет продолжаться?

— Эта история затянется до декабря, я вам гарантирую. Это касается всех стран мира, где уже есть более пяти миллионов инфицированных. Восстановят авиасообщение, откроют границы, инфекция долго мигрировать миром. Должны научиться в условиях вируса: маски, часто мыть руки, обрабатывать поверхности, соблюдать дистанцию. Должны привыкнуть к новым условиям жизни. Однако жизнь продолжается. Пожелаю львовянам терпения, быть внимательными и дисциплинированными, беречь себя и людей вокруг!

По материалам: Высокий Замок

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •