С начала войны волонтеры готовят для раненых бойцов вкусные домашние блюда  «Раз на тиждень приношу до шпиталю 50-60 відбивних»

Доказательства военной агрессии РФ можно увидеть в Львовском военном госпитале, где лечатся раненые атовці. Здесь война становится значительно ближе. Она буквально витает в воздухе… Наименьшее, что можем сделать для раненых ребят, — уделить им хоть каплю нашего внимания. О волонтерку Валентину Ходу я узнала случайно. Оказывается, женщина от начала войны жарит для раненых бойцов отбивные. И каждую неделю приносит их в госпиталь! Мясо ребята очень любят…

Валентина смущается от излишнего внимания. Но все-таки соглашается рассказать свою историю. «Я вышла на пенсию в апреле 2014-го, работала в банке более 30 лет. А в марте началась война. Тогда как раз стали очень популярными в соцсети. Мне написал военный из Счастья Сергей Татарка. Спросил, могу ли посетить в госпитале его друга Александра Косолапова? Я согласилась. Когда зашла в палату к Саше, была шокирована. Он был в крайне тяжелом состоянии. В больнице были ребята с оторванными руками, ногами… Когда ехала домой на маршрутке, всю дорогу плакала. После полученного стресса думала, наверное, больше в госпиталь не пойду. Но в то время война была уже в разгаре, и я не могла не пойти к ребятам».

Читайте также:  «Jaluzi-service» - ролеты с доставкой и установкой

Два года Валентина отдавала часть своей пенсии на приготовление домашних блюд. Сначала готовила вареники, борщ… Приносила еду в палату к Косолапова. Кормила и парней, которые лежали с Сашей. «Они говорили, что в другой палате есть те, кто нуждается больше, чем они. Я делилась этими историями в фейсбуке. Тогда ко мне подключились мои подруги из-за границы, которые уехали на заработки, — продолжает Валентина. — Начали высылать деньги. Наши заробитчанки не одну тысячу прислали для раненых ребят».

«А как началась ваша история со „стратегическим продуктом“, как вы его называете? То есть отбивными?» — интересуюсь. «Ко мне позвонила коллега и говорит: «Ты знаешь, в травматологии лежит парень, который очень хочет мяса. Я захожу в палату, ищу его. Говорю: «Ребята, кто из вас хочет мяса?». И вижу, как один из них улыбается — от уха до уха. Это был Николай Бондаренко. Мы его тогда назвали Смайликом (улыбается. — Авт.). Я пока у него сидела, он те отбивные за обе щеки уплетал! Мужики, им белок нужен. С того времени отбивные и жарю».

 «Раз на тиждень приношу до шпиталю 50-60 відбивних»

«И сколько вы их за столько лет войны нажарили?» — спрашиваю. «Ой, даже не знаю! Приношу в госпиталь раз в неделю 50-60 штук».

Читайте также:  Перерезал пуповину, взял малыша на руки...

…Заходим в палату к раненым бойцов. Валентина протягивает одному из них «стратегический продукт». Военный улыбается и говорит: «Вчера отбивные уже ели». 46-летний Анатолий из Энергодара Запорожской области рассказывает, ранение получил в апреле этого года, во Новозванівкою. Теперь заново учится ходить… «Уже объелись отбивных?» — спрашиваю. «Мы уже все перепробовали. Просили у волонтеров даже домашней колбасы, они и ее нам принесли», — говорит военный.

25-летний Сергей с Кировоградщины заказал кукурузу. Волонтер Леся Мальков справилась с заданием. Спрашиваю у Сергея про больничную еду. «В этом отделении лучше кормят, чем в травматологии, — признается Сергей (мы зашли в реабилитационное отделение. — Авт.). — Еду солят. Дают борщ, суп, макароны, кашу и мясо».

 «Раз на тиждень приношу до шпиталю 50-60 відбивних»

Я тем временем расспрашиваю волонтерку Лесю Мальков, что заставляет женщину постоянно приходить в госпиталь? «Мой сын был на Майдане в самые горячие дни. Я похоронила шурин. Он погиб на Майдане (это герой Небесной сотни Андрей Дигдалович. — Авт.) Надо было что-то делать. Я приносила к памятнику Королю Данилу, где стояли волонтеры, кефир, йогурт, влажные салфетки. Тогда военным все было нужно — одежду, обувь. Собирала вещи по родственникам, соседям. А потом попала в палату к раненому Сашка Казачка. После этого думала, в госпиталь больше ни ногой. И как-то крестная Саши попросила меня сварить киселя… С того времени сюда и прихожу».

Читайте также:  Ломбарды вышли на новый уровень обслуживания и предлагают больше, чем раньше

«Психологически все это выдержать очень трудно, — продолжает Леся. — Месяц назад в госпиталь приехал священник из Стрыйского района. Мы его повели к одного военнослужащего. Иван, когда увидел отца, начал его обнимать и плакать. У священника тоже слезы градом текли. И волонтеры плакали…».

«Итак, борьбу за Украину не прекратите?». «У меня есть подруга, мама Виталия Маркива, которого в Италии приговорили к 24 годам тюрьмы (Виталий родом с Тернопольщины, украинский доброволец, которого обвинили в убийстве итальянского фотографа. Когда приехал в Италию, где живет его мать, его арестовали. — Авт.). Она как помогала фронту, так и помогает. Заключение сына ее не остановило. Говорит: „Мы боремся дальше. У нас есть надежда. Мы еще ничего не потеряли“. Если такие женщины не устали, то и мы не должны».

Фото автора

По материалам: Высокий Замок

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •