Эксперты не сомневаются, что холодная война между двумя сверхдержавами будет набирать обороты. Какую политику избрать Украине в новых геополитических условиях?

Взаимоотношения между двумя крупнейшими экономиками мира, на протяжении последних нескольких лет существенно ухудшившиеся, становятся все более напряженными. Пандемия коронавируса, отправившаяся гулять по миру из Китая, стала причиной, а точнее, поводом для США усилить давление на Пекин. Китай, заручившийся поддержкой множества государств (в том числе членов ЕС), не желающих новой холодной войны, стал в глухую оборону.

Ухудшение взаимоотношений между КНР и США наблюдается уже не первый год. Трамп практически сразу после прихода в Белый дом де-факто инициировал целую череду торговых “разборок” и войн с Китаем. Взаимные торговые пошлины, введенные обеими странами в ходе торговой войны 2018 года, касались продукции стоимостью в сотни миллиардов долларов. К 2020 году экономические баталии, казалось, стихли. Благодаря взаимным уступкам (больше уступал, конечно, Пекин), в январе 2020 года Трамп и вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ подписали соглашение о первом этапе урегулирования спорных моментов. Мир вздохнул с облечением.

Читайте также:  Денисова отправляется в Москву на суд по делу об украинских моряках

Однако сделав шаг назад в области торговых войн, Вашингтон тотчас начал наступление на других площадках. Так, в Конгрессе зарегистрирован проект сенатора-республиканца Линдси Грэма о введении против Китая санкций за распространение коронавируса. Трамп, и сам неоднократно обвинявший Пекин в пандемии, пообещал внимательно рассмотреть проект. Что касается американского президента, то он атаковал позиции Пекина через Всемирную организацию здравоохранения, своим ультиматумом фактически навязывая ВОЗ расследование против Китая.

Для большинства обывателей разногласия США с Китаем тесно связаны с именем президента США Дональда Трампа. Но это не так. Если говорить упрощенно, Китай “созрел” для того, чтобы стать экономическим, политическим и даже военным антагонистом США. А значит, созрели условия для новой холодной войны в глобальных масштабах.

В конце прошлой недели этот термин чуть ли не впервые в официальном заявлении применил Пекин.

“Некоторые политические силы в США захватили отношения между Китаем и США и ставят наши две страны на грань новой холодной войны”, – отмечается в заявлении пресс-службы МИД КНР, размещенном в Twitter.

Читайте также:  Сложности выборов: с чем столкнулись политсилы на внеочередных парламентских

Что такое холодная война

Вкратце напомним, что термин “холодная война”, придуманный писателем Оруэллом вскоре после окончания Второй мировой войны, применялся для характеристики отношений СССР и США и в более широком контексте – между социалистическим и капиталистическим лагерем в 50-80-е годы прошлого века. Одним из проявлений холодной войны было довольно жесткое разделение мира на две противоборствующие группы по принципу “кто не с нами, тот против нас”. Правда, со временем сформировалась и третья группа – Движение неприсоединения (в которое, кстати, вступили после распада СССР некоторые постсоветские республики). Но в целом назвать эту группу устойчивой и независимой было сложно: в разные периоды ее члены симпатизировали то одному, то другому лагерю, да и СССР с США прикладывали определенные усилия, чтобы перетянуть неприсоединившиеся государства на свою сторону.

Холодная война, разумеется, исключала военное сотрудничество между лагерями и серьезно ограничивала экономическое. В итоге после распада Варшавского блока, а затем СССР она уступила место глобальному экономическому порядку.

Конечно, в случае разворачивания новой холодной войны – теперь уже между США и Китаем – противостояние будет иметь вид, отличный от того, что три десятка лет назад было между СССР и США. Допустим, не столь сильна будет идеологическая составляющая. (Хотя и сегодня США обвиняют Китай в авторитаризме. Пекин, в свою очередь, пеняет Вашингтону в стремлении навязать миру собственные взгляды.) Но вот то, что большинство государств так или иначе станут перед выбором – на чью сторону в этом противостоянии стать или же, если и пока позволяют возможности, соблюдать нейтралитет, – скорее всего, факт. Разумеется, формирование лагерей (если таковые сформируются) – дело не завтрашнего дня, процессы могут занять годы. Но рано или поздно государствам, в том числе Украине, возможно, придется делать выбор.

Читайте также:  Вершбоу: Путин считает, что войной на истощение поставит украинцев на колени

О том, почему в США и Китае заговорили о холодной войне, чем противостояние сверхдержав грозит Украине и что украинцы могут выиграть от этого противостояния, сайт “Сегодня” расспросил экспертов.

“Холодная война 2.0” как шанс для Украины

	Китай и США объявили холодную войну: Украина – между молотом и наковальней

/ Фото: Алексей Кущ, страница в facebook

Алексей Кущ, экономический обозреватель:

"Сейчас многие эксперты как один из факторов посткризисного мира называют “холодную войну 2.0”, которая развернется и уже разворачивается. Существуют определенные закономерности, позволяющие говорить об этом. Предпосылки к холодной войне возникли не сегодня, не в период пандемии. Они возникли гораздо раньше.

До определенного момента темпы роста Китая не влияли или слабо влияли на благосостояние обычного американца. Поскольку начинал он с очень низкого старта. Но уже в начале нулевых он вышел на те уровни развития, к которым обычно другие страны шли 40-50 лет. Если в начале нулевых у Китая было 4% мировой экономики, то сейчас – 16%. Плюс в условиях кризиса экономической модели т.н. кормовая база для ведущих стран сужается. Дальнейшее глобальное “выравнивание” стандартов жизни при существующем техническом укладе и ресурсах невозможно. И дальнейший рост Китая возможен только при дискриминации США. Образно говоря: чтобы рядовой китаец жил лучше, нужно, чтобы рядовой американец жил хуже. В этом кроется основная причина “холодной войны 2.0”. Все же эти идеологические наслоения – споры вокруг Гонконга, обвинения в пандемии и т.д. и т.п. – лишь поводы.

Что касается Китая, то здесь я вижу такую позицию: если ему не дадут расти вместе с мировой экономикой, он заставит мировую экономику падать вместе с ним. Поэтому Китай может применять контрмеры. В том числе путем активизации региональных политических, торговых военных конфликтов. Соответственно, все это будет затягивать мировую экономику в пучину кризиса.

Обмен “любезностями” между Китаем и США мне очень напоминает обмен “длинными телеграммами” между СССР и США, с которых началась холодная война. В дальнейшем, я думаю, мы увидим реализацию подхода Трампа к функционированию американской экономики. Будут переноситься производства из Китая обратно в США, будут создаваться фискальные стимулы для этого, будут создаваться блоки для американского инвестирования в Китай и стимулы для возврата американских инвестиций из Китая. Все будет направлено на то, чтобы ослабить роль Китая в экономических цепочках и усилить роль США.

При этом, акцентирую, это не позиция Трампа. Это позиция американского истеблишмента, которая абсолютно едина и для республиканцев, и для демократов. Потому в том или ином виде эта политика продлится, невзирая на то, кто будет президентом.

Украине в таких условиях следует прежде всего понимать, что старый глобальный мир, как говорится, почил в бозе. На смену ему приходит новая глобальная дефрагментация. И нужно найти тот фрагмент, который сможет гарантировать нам более-менее безопасное состояние и, в идеале, устойчивое развитие. Самое опасное состояние – находиться между фрагментами, поскольку пребывание между двумя тектоническими плитами приведет к тому, что нас попросту может растереть.

В тренде
Венедиктова обвинила САП в беспомощности и требует расследования резонансных дел

Я бы на месте украинских властей сосредоточился на изучении феномена, который вскоре возникнет, – нового глобального фрагмента в виде США, Канады, Великобритании, Австралии и Новой Зеландии. США, Канада и Великобритания в ближайшее время создадут новую зону свободной торговли, которая будет притягивать и другие страны. Именно там будет новая ось силы. И формирование этого центра силы для нас также определенный шанс. Конечно, не нужно переоценивать свою роль и возможности. Но все же для Украины здесь открывается “окно”, которое можно использовать для своего геостратегического развития. Это, конечно, не вопрос сегодня или завтра. Но это перспектива, которая начнет активизироваться уже с 2021 года.

То, что Китай будет погружаться в экономический кризис, ситуация будет для него неблагоприятна с экономической точки зрения, – это уже понятно. При этом Китай сегодня является крупнейшим поставщиком потребительских товаров в Европу. И кризис в Китае – историческое окно возможностей перехватить определенное количество производства товаров народного потребления, промышленных товаров, которые поставлял Китай и которые вполне можем производить мы. Мы ближе к Европе, мы имеем зону свободной торговли с Европой. Даже в ЕБРР говорят, что у Украины появился шанс стать “восточноевропейским Китаем”. Для этого нужно перейти к модели кластерной экономики, провести соответствующие реформы. Таким образом, для нас “холодная война 2.0” – шанс провести “индустриализацию 2.0” и получить выгоды от этого противостояния".

"Нужно придерживаться нейтралитета"

	Китай и США объявили холодную войну: Украина – между молотом и наковальней

/ Фото: Владимир Фесенко, страница в facebook

Владимир Фесенко, политолог:

"Мое ощущение – что нынешняя эскалация напряженности между США и Китаем продиктована политическим моментом, выборами в США. После них, кто бы ни стал президентом, накал будет уменьшен. Да, в любом случае США не перестанут рассматривать Китай как своего главного конкурента и главную опасность для себя. Но линия поведения может быть не такой жесткой.

Конфликт между Китаем и США – это, конечно, проблема для Украины. Он ставит нас на очень сильную геополитическую и геоэкономическую растяжку. Мы не можем однозначно стать в этом конфликте на ту или иную сторону. Стратегически мы, конечно же, не может отойти от партнерства с Соединенными Штатами. США в противостоянии с Россией для нас – одна из опор, один из “страховщиков”. И Киев должен сохранять тесные партнерские отношения с Вашингтоном. Но идти на конфликт с Китаем, поддерживать антикитайские санкции мы тоже не можем. Китай для нас сейчас – один из главных торговых партнеров, один из потенциальных инвесторов в украинскую экономику.

Шанс для нас – найти золотую середину в этом противостоянии. И это возможно. Дело в том, что не все, но многие страны ЕС в этом противостоянии будут занимать нейтральную позицию. Все прекрасно понимают, чем чревато серьезное противостояние между США и Китаем, даже если это торговое и экономическое противостояние. Потому, думаю, большинство стран постараются дистанцироваться от него или будут пытаться погасить. И мы, как страна-партнер Европейского Союза, можем придерживаться примерно такой же политики, как большинство европейских стран и ЕС в целом. Это будет оптимальная для нас линия поведения. То есть мы сохраняем партнерские отношения с США, но воздерживаемся от конфронтации с Китаем".

Украина оказалась не готова. Но еще не все потерянно

	Китай и США объявили холодную войну: Украина – между молотом и наковальней

/ Фото: Илья Куса, страница в facebook

Илья Куса, эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока аналитического центра “Украинский институт будущего”:

"Американо-китайское противостояние, которое сейчас захватывает, по сути, всю мировую систему, отразится на всех уровнях международной политики и мировой экономики. Начиная от трансформации мировой экономики и перераспределения глобального финансового и экономического влияния между ними, заканчивая деградацией международной правовой системы, сформированной после Второй мировой войны.

Стратегия США на сдерживание Китая не изменится в ближайшем будущем. Для США, заинтересованных сохранить свою гегемонию в долгосрочной перспективе, Китай – соперник. Но, возможно, если президентом станет Байден, будут изменены подходы, поскольку он склонен избегать прямой конфронтации. Думаю, при нем будет больше инициатив, направленных на переговорные форматы урегулирования споров – без давления, без ультиматумов. Но в целом курс не изменится.

Ответ на вопрос, каким образом должна вести себя Украина в складывающихся обстоятельствах, на мой взгляд, прост. Поскольку он напрямую зависит от наличия у Украины ресурсов, позволяющих справиться с данными вызовами. И наличия возможностей для того, чтобы либо использовать ситуацию в своих целях, если они определены, либо переждать, чтобы избежать каких-то рискованных для себя последствий.

На сегодня я констатирую, что ни ресурсов, ни возможностей влиять или даже использовать ситуацию в своих интересах нет. Стратегические цели если и определены на каком-то уровне, то они слишком размыты и оторваны от реального контекста процессов, происходящих в мире. Проще говоря, мы не готовы к кризису.

При этом если Украина в контексте глобальной мировой политики находится на периферии, то в контексте противостояния США-Россия, США-Китай – в центре. Пребывая, по сути, между молотом и наковальней. В последнем случае ситуация усугубляется тем, что у нас не определена позиция. Выступаем ли мы на стороне США или Китая в их противостоянии? Нет, мы не занимаем чью-либо сторону. Мы латентно склоняемся к США, но чью-то сторону занимать не решаемся. Второй вопрос: являются ли наши отношения с США или Китаем стратегическими в полноценном понимании этого слова? Например, есть ли у нас гарантии, что некоторые наши потери при поддержке одной стороны будут компенсированы союзником? Тоже нет. Наши отношения с США ограничены кластером безопасности, и мы не являемся главным направлением их внешней политики. А наши отношения с Китаем хотя и являются неплохими с точки зрения динамики, были омрачены рядом неприятных эпизодов, которые привели к росту недоверия. Одна из ярчайших историй – “Мотор-Сич”.

Мы находимся на растяжке. А растяжка подразумевает, что мы объект, которым будут пользоваться. Или, как вариант, государство должно умело балансировать, петлять. Но для успешного балансирования “между” нужны ресурсы. Мы во многом зависим как от США, так и от Китая, который не хотели бы терять ни в качестве инвестора и кредитора, ни в качестве торгового партнера.

Для Украины противостояние США и Китая могло бы быть шансом. Но к этому мы также не готовы. Если бы Украина предвидела, понимала мировой контекст (а дискуссии о необходимости выводить производственные площадки из Китая идут уже не первый год, сейчас просто начался этап реализации), мы бы могли им воспользоваться. Для этого нужно было немного: провести реформы, создать приемлемый инвестиционный климат, бизнес-климат. И сегодня нам осталось бы выйти и перехватить на себя эти потоки, предложить свою территорию. Но чем мы сейчас можем заманить Apple (компания Apple зарегистрировала в Украине юридическое лицо ТОВ "ЕППЛ УКРАЇНА" 15 апреля 2020 года. – Ред), другие глобальные корпорации? Ничем! Среда у нас не идеальна для бизнеса. Инфраструктуры нет, гаранта в виде судебной системы нет, политические кризисы – регулярны. Реформы или не завершены, или только начаты. Мы не успели подготовить условия. И это очень обидно.

К сожалению, это упущенная историческая возможность, которая уходит на глазах. Единственное, что утешает, – процесс еще не закончен, мы можем вскочить на подножку этого поезда, если очень постараемся. Нужно очень быстро готовить среду, и тогда Украина может быть в плюсах от этой ситуации".

Отметим, что для Украины очень важно сотрудничество как с США, так и с Китаем. К примеру, в этом году в нашей стране ждут наплыва туристов из Китая. Подробности – в сюжете:

По материалам: Сегодня

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •