Замминистра юстиции сравнил реформу пенитенциарной системы с происходящим в стране, рассказал, что необходимых для ремонта Лукьяновского СИЗО чертежей не существует, и о человеке, имеющем шанс выйти с “пожизненного”

	Замминистра юстиции Денис Чернышов: "Для "тюремной" реформы просим 20 млрд на 3 года"

— Денис Викторович, пенитенциарная система Украины уже несколько лет активно реформируется. Расскажите, на какой стадии сейчас эта реформа, близко ли ее завершение?

— С людьми, которые говорили, что такую реформу можно провести чуть ли не за неделю, что можно быстро перестроить все здания, всех сотрудников уволить и набрать новых, мне дискутировать не о чем. Конечно, все это далеко не просто. Ведь пенитенциарная система— это страна в стране. И мы у себя проходим все те же этапы реформ, которые идут и в государстве, только, разумеется, в уменьшенном виде. То есть проводим реформу образования, медицинскую реформу и многие другие.

Скажем, медики уже выведены из подчинения начальников колоний, они находятся в государственном учреждении “Центр охраны здоровья” Государственной уголовно-исполнительной службы Украины. Проходит процесс “демилитаризации” медиков, то есть это со временем будет полностью гражданская служба. Это, кстати, одно из важных направлений медицинской реформы, ибо погоны врача на качество медицинских услуг положительно не влияют, имеют значение лишь профессионализм и опыт.

Если говорить о реформах вообще, то у нас есть планы как краткосрочные, так и долгосрочные. Вот не так давно подразделения Минюста сдавали свои финансовые предложения на следующие три года. Сдали и мы, имея ввиду то, что нам необходимо в пенитенциарной системе и что мы можем реально освоить. Запросили мы свыше 20 миллиардов гривен. А вот сколько дадут и на какие направления— это увидим. Мы эти направления детально расписали. В том числе это постройка новых зданий следственных изоляторов, улучшение условий содержания заключенных в колониях, улучшение медицинского обслуживания, инженерно-технические средства безопасности (те же периметры вокруг мест заключения) и многое другое. Что-то, конечно, мы уже делаем, например, за прошлый год поставили тысячи видеорегистраторов и видеокамер там, где необходимо по условиям безопасности. Причем, подчеркну, речь идет о безопасности не только наших сотрудников, но и самих заключенных.

Словом, планы громадные… Меня, порой, критикуют за то, что я всегда подчеркиваю: все упирается в деньги! А ведь так и есть. И переобучение персонала— это деньги: аренда помещений, переезды, оплата инструкторов, преподавателей… И строительство, и ремонт, да буквально все. Ничего, увы, бесплатно не бывает, потому и просим миллиарды.

— Как обстоят дела с продажей старых и постройкой новых следственных изоляторов?

— С продажей ничего не происходит, ибо мы и не собирались их продавать. А вот с постройкой новых изоляторов есть проблемы, связанные с тем, что инвестор, разумеется, хочет увидеть прибыль, и оценивает риски сейчас входить в такой проект. Например, по Лукьяновскому СИЗО в Киеве пока инвесторов нет. Там ситуация такая: мы даем инвестору участок земли, на котором он строит новый изолятор. Построил, ввел в эксплуатацию, туда перешли содержащиеся под стражей на Лукьяновке, после чего мы отдаем инвестору ту землю, на которой сейчас находится СИЗО. Я встречался примерно с 10 возможными инвесторами, в том числе международными, но интереса с их стороны пока нет. Говорят: меняйте условия, давайте договариваться так, чтобы мы увидели свою прибыль. Затем будем оценивать риски и решать, входить ли в проект.

— Может ли инвестор, построив СИЗО, зарабатывать на нем: логистика, питание, другие направления бизнеса?

— Пока законодательно у нас этот вопрос не решен.

— Вы ранее говорили, что в Одессе ситуация с переселением СИЗО лучше, чем в Киеве. Как сейчас?

— Там, поскольку в одном месте находятся сразу четыре наших учреждения, действительно вероятность решения вопроса выше. Но сам процесс колоссально непростой. Начнем даже с того, что не все имеют допуски к проектированию, а затем и строительству режимных объектов. Вы же понимаете, что преступный мир многое бы отдал, чтобы заполучить чертежи наших секретных учреждений.

Читайте также:  Порошенко с Грибаускайте и Дудой обсудили санкции против России

О ремонтах. Большое спасибо Министру финансов Украины Оксане Маркаровой, с помощью которой удалось получить отдельную строчку в бюджете страны на ремонт Лукьяновского СИЗО. Выделено на год 120 млн гривен. Но! Оказалось, что чертежей изолятора в полном объеме просто нет. Ведь основное здание изолятора построено еще в 1859 году. Значит, надо проводить обследование, например, где какой фундамент, какую нагрузку он может выдержать, где несущие стены, как проходит вентиляция и многое другое. Оказалось, это отдельный большой объем работы, тоже требующий финансирования…

	Замминистра юстиции Денис Чернышов: "Для "тюремной" реформы просим 20 млрд на 3 года"

“Пожизненницы”. Чернышов и Мирошниченко в секторе Качановки.Фото: пресс-служба Минюста

— Известно, что недавно вы с народным депутатом Юрием Мирошниченко, главой подкомитета ВР по вопросам реформирования пенитенциарной службы, деятельности органов исполнения наказания и пробации, посетили Качановскую женскую колонию в Харькове, знаменитую хотя бы тем, что там провела какое-то время Юлия Тимошенко. Там есть сектор для пожизненно осужденных женщин. Сколько их сейчас, расскажите о посещении, вообще о колонии.

— Уровень Качановской колонии всегда был весьма высоким, там есть производство, значит, имеются средства, чтобы делать необходимые усовершенствования. Конечно, предела совершенствованию нет, но условия там очень хорошие. Вообще по Украине в местах лишения свободы находятся около 1600—1700 женщин, понятно, что цифра постоянно меняется. В секторе для пожизненно осужденных женщин— всего 23 человека, но на момент нашего посещения их было 20. Две женщины находились в судах, одна на лечении.

— В прошлом году произошел уникальный для нашей страны случай: из упомянутого сектора на свободу вышла осужденная пожизненно за убийство Любовь Кушинская. Напомним, что свою вину она не признавала никогда, отсидев необходимый по закону срок, в том числе с учетом так называемого “закона Савченко”, она была помилована президентом страны. Есть ли сейчас кто-то из пожизненно осужденных, не обязательно женщин, кто может “пойти по стопам” Кушинской и тоже рассчитывать выйти на волю? Может, на кого-то уже документы готовятся?

— У Кушинской был случай исключительный именно в силу того, что она, как вы правильно сказали, свою вину не признала. Соответственно, по закону, она не имела права обратиться к президенту с ходатайством о помиловании. С таким ходатайством к главе государства обратился народный депутат. Порядок такой: нужно отбыть 20 лет лишения свободы, затем можно обращаться с ходатайством о помиловании. Вначале его рассмотрит специальная комиссия по помилованию. Она может, к примеру, вынести положительное решение, а президент может с ним не согласиться. Но если и помилует глава государства, следует еще отбыть 5 лет и лишь после этого можно выйти на волю.

Среди осужденных пожизненно мужчин есть Игорь Трубицын, который признал свою вину, искренне раскаялся, отсидел уже более 25 лет. Мы с народным депутатом Юрием Мирошниченко встречались с Трубицыным, разговаривали с ним, видели искреннее раскаяние. Спросили его, принес ли он извинения родным тех, кого когда-то убил. Игорь ответил, что пытался сделать это неоднократно, но, увы, его извинения приняты не были.

Кроме всего прочего, Трубицын сумел собрать деньги и создал специальный фонд, из которого финансируется газета “Узник”. Издается она, разумеется, на воле, но в ее редактировании, в процессе верстки и в других аспектах самое активное участие принимает сам Трубицын, получивший уже в заключении второе высшее образование. В газете пропагандируются христианские ценности и, напротив, всячески приветствуется отхождение находящихся под стражей от “ценностей” криминального мира.

Читайте также:  Украина выбирает президента: Порошенко и Зеленский встречаются с Макроном

Трубицын и его фонд сотрудничают с аналогичными международными организациями и фондами, союзами бывших и нынешних заключенных, словом, Игорь ведет активную позитивную деятельность. Потому, если задаться вопросом, представляет ли этот человек опасность для общества, если его выпустить на волю (а основная миссия пенитенциарной системы— повышение безопасности общества), то, на мой взгляд, нет, не представляет. Невозможно столько лет притворяться, будто раскаялся, думаю, это искренне.

Игорь уже несколько лет подает ходатайства о помиловании. Два года колония в Виннице, где содержится Трубицын, поддерживает его, дает ему положительные характеристики для комиссии по помилованию. Пока, однако, помилования не произошло. Наверное, и в этом году Трубицын подаст такое ходатайство, посмотрим, какое будет решение. Думаю, в положительном случае это был бы хороший пример для всех осужденных, пример не только искреннего раскаяния, но и большого труда над собой.

	Замминистра юстиции Денис Чернышов: "Для "тюремной" реформы просим 20 млрд на 3 года"

Кушинская. Свою вину никогда не признавала и была помилована. Фото:А. Корчинский

Помилование: депутаты рады не принимают новый закон

Как заявил “Сегодня” замминистра юстиции Денис Чернышов, динамика решений ЕСПЧ по пенитенциарной системе Украины в целом положительная. Однако есть и проигрышные для нашего государства дела.

Так, 12марта ЕСПЧ принял решение по делу “Петухов против Украины”, где осужденный на пожизненное заключение Петухов жаловался на то, что нет “света в конце тоннеля”, то есть он не видит возможности когда-то выйти на свободу, даже если раскается. Далее приводим в изложении это решение ЕСПЧ.

Заявление Петухов подал еще 11июня 2013года. Предмет жалобы: нарушение статьи3 Конвенции о правах человека. То есть отсутствие возможности условно-досрочного освобождения для пожизненно заключенного (заявитель не имеет перспективы освобождения и возможности пересмотра его пожизненного заключения).

Сейчас, говорится в решении Суда, в Украине иногда “пожизненников” освобождают по состоянию здоровья, однако речь обычно идет обезнадежно больных. Суд не признал такую процедуру “возможностью освобождения”. У Суда также есть претензии к украинскому “Положению про порядок осуществления помилования” людей, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления и некоторых других. Согласно этому “Положению”, они могут быть помилованы “висключительных случаях при наличии чрезвычайных обстоятельств”. Суд счел такую формулировку расплывчатой, непонятной, вследствие чего осужденные не знают, на каком основании они могут получить право на освобождение.

Вопросы у Суда также вызвал порядок исчисления срока, который необходимо отбыть пожизненно заключенному, прежде чем обращаться сзаявлением о помиловании к президенту. По “Положению”, надо отбыть 20 лет, чтобы получить такое право. Смертная казнь в Украине была заменена на пожизненное заключение в 2000году, и поэтому наше правительство настаивало, что лишь в 2020году первые “пожизненники” могут обращаться с ходатайством о помиловании. Однако Суд встревожен тем, что еще по состоянию на 6 июля 2016 года свыше 70 пожизненно осужденных в Украине уже отбыли 20-летний срок наказания, 40 из них просили о помиловании, но все получили отказ. Суд отметил несогласованность позиции правительства Украины и правоприменительной практики, назвав это показателем отсутствия прозрачности и уверенности в применении помилования.

Кроме того, в упомянутом решении Суд обратил внимание на непрозрачность в Украине самой системы помилования, ведь соответствующая Комиссия при президенте страны не должна объяснять причины отказа, ее решения не публичны и не подлежат обжалованию. Отказали— и точка! По мнению судей ЕСПЧ, институт президентского помилования у нас— это “современный эквивалент королевской площади”, гуманный, однако при этом не дает никаких процессуальных гарантий пожизненно осужденным.

Читайте также:  Порошенко внесет в Раду законопроект о реформировании "Укроборонпрома"

В итоге Суд решил, что Украина должна выплатить Петухову за упомянутые нарушения 20770 евро. Это решение, конечно, станет пилотным в подобного рода делах (то есть для них будут применяться такие же решения на основе прецедента).
Как же Украина реагирует на такие нарушения прав человека, в частности по поводу пожизненно осужденных.

Оказывается, пояснили “Сегодня” в Минюсте Украины, ведомство давно уже подготовило проект нового закона “О пенитенциарной системе”, где предлагается кардинальное решение многих вопросов, связанных как с заключенными, так и с персоналом учреждений исполнения наказаний, пробации и других подразделений. Например, там урегулированы проблемы социальных гарантий лицам рядового и командного состава Государственной уголовно-исполнительной службы, такие как льготный зачет выслуги лет для назначения пенсий, жилищное и медицинское обеспечение, бесплатный проезд для ряда категорий, оплата коммунальных услуг в размере 50% от начисленных сумм и многие другие.

Отдельно в законопроекте представлены разделы, касающиеся пожизненно осужденных. И предлагаются как раз меры, способные снять претензии к Украине в этом вопросе со стороны ЕСПЧ.

Предлагается возможная замена пожизненного заключения лишением свободы сроком на 15 лет. Исчисление этого нового наказания начинается со дня замены пожизненного заключения на более мягкое. И эта замена возможна лишь когда “пожизненник” уже отбыл не менее 10 лет заключения, не имеет высокой степени риска совершения повторного правонарушения и составил личный план реинтеграции в общество.

Уголовное производство в суде по поводу такой замены осуществляется коллегиально судом в составе трех профессиональных судей (отметим слово “профессиональных”, то есть речь не может идти о народных заседателях, активистах и так далее.— Авт.). Получается, если замена пожизненного заключения на более мягкое наказание и произойдет, то такой осужденный все равно проведет в местах лишения свободы не менее 25 лет.

Законопроектом предлагается также для осужденных, как на определенный срок, так и на пожизненное заключение, которые в местах лишения свободы работают, зачислять срок наказания из расчета 3рабочих дня за 4дня отбытия наказания. Если учесть, что в среднем за год “набегает” около 240 рабочих дней, то осужденный имеет возможность за этот период уменьшить срок отбытия наказания примерно на 80 дней.

Дополнительно, от оплаты работы осужденных на счету отбывающего наказание администрацией колонии резервируется не менее 10% средств, являющихся собственностью осужденного. Они окончательно перечисляются на этот счет не позже дня освобождения заключенного, он выходит на свободу, располагая некой суммой денег.

Старательное выполнение осужденным порученных работ и предоставление услуг по договорам гражданско-правового характера или по трудовым договорам будет считаться мерами поощрения, что в дальнейшем может позитивно повлиять на условно-досрочное освобождение.

Таковы основные положения нового законопроекта. Как нам рассказали в Минюсте, проект Закона Украины “О пенитенциарной системе” давно зарегистрирован, уже прошел все профильные комитеты Верховной Рады, однако… в зал заседаний ВР для рассмотрения его не выносят уже около двух лет. А тем временем ЕСПЧ налагает на Украину новые штрафы (компенсации) за нарушения прав заключенных пожизненно, как это видно на примере дела “Петухов против Украины”.

Новый закон мог бы улучшить имидж нашей страны в международных организациях и уменьшить нагрузку на Госказначейство, которое и должно расплачиваться по решениям Суда. Но, увы, у депутатов так и не дошли руки, чтобы его рассмативать…

Напомним, ранее правозащитники рассказали об ужасных условиях содержания заключенных в Бердянской колонии.В среде заключенных колония №77 считается одним из самых ужасных мест.

Читайте самые важные и интересные новости на наших страницах Facebook, Twitter, Telegram, Instagram

	Замминистра юстиции Денис Чернышов: "Для "тюремной" реформы просим 20 млрд на 3 года"

	Замминистра юстиции Денис Чернышов: "Для "тюремной" реформы просим 20 млрд на 3 года"

	Замминистра юстиции Денис Чернышов: "Для "тюремной" реформы просим 20 млрд на 3 года"

По материалам: Сегодня

  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •