«Битва за рабочее место»: как карантин изменит рынок труда в Украине?

Карантин подстегнул темпы роста безработицы в Украине. Если официальные службы заявляют о десятках тысяч новых безработных за первый месяц карантина, то аналитики ведут счет на миллионы. Многие из потерявших работу обратятся за пособием, что увеличит нагрузку на государственные финансы. В условиях падения бюджетных доходов, государственная казна получит многократный удар. Усилится криминализация бизнеса. Малый и средний бизнес, понеся огромные убытки и устав от давления официальных органов, собирается уйти в нелегальный сектор. Он будет искать себе покровителей в уголовном мире и платить дань своей «крыше», а не государству. Карантин и объективно последовавший за ним экономический кризис изменят структуру многих видов бизнеса, как и рынка труда: какие-то профессии будут очень востребованы, представителям других – новую работу в случае потери прежней будет найти непросто. Конкуренция за рабочее место должна возрасти, что приведет к удешевлению оплаты труда.

Самая большая безработица за 15 лет

С началом карантина в Украине начался рост официально зарегистрированных безработных. На 31 марта, как сообщал Государственный центр занятости, статус зарегистрированного безработного имели 348 000 граждан. На эту же дату прошлого года статус безработного имели 341 000 граждан. Министр экономического развития, торговли и сельского хозяйства Игорь Петрашко приводил цифры на 7 апреля. За неделю карантина безработных стало уже 364 тысячи, на 23 тысячи больше.

«Если брать сравнительный период с прошлым годом, то рост составляет 13 %. Но мы ожидаем существенный рост количества зарегистрированных по безработице», – сказал Петрашко. Он добавил: «Безработица будет как временной, так и постоянной, исходя из тех реалий, которые складываются. Рост безработицы будет до 9,4 %».

Всего за месяц карантина, четыре недели которого прошли при жестких ограничениях, количество официально безработных перевалило за 400 тысяч. За этот период потеряли работу и официально обратились за помощью государства почти 90 тысяч человек.

«Количество зарегистрированных безработных сейчас увеличивается и резко возросло почти в 10 раз по сравнению с тем количеством, которое было в дни перед введением карантина», – сказал во время заседания правительства 15 апреля премьер-министр Украины Денис Шмыгаль.

Но это официальные данные. Проблема в том, что точное количество безработных в Украине назвать нельзя. Ситуация с занятостью населения постоянно меняется.

«Сейчас рост безработицы – это не безработица в явном виде, а приостановка занятости, – говорит ведущий научный сотрудник Института демографии и социальных исследований НАН Украины Лидия Ткаченко. – Люди могут не пытаться искать другую работу, потому что они ждут, пока это все закончится. Маленькие кафе, ресторанчики, косметические салоны закрыты. Их сотрудникам искать работу по профессии практически нереально, они пытаются прожить месяц или два, вряд ли они будут пытаться что-то другое открыть или зарегистрировать, они пытаются дождаться, когда этот ужас закончится. Они не будут безработными, а, скорее, не активными в этот момент».

Пока в центре занятости говорят, что безработных стало больше на десятки тысяч, то, например, в Торгово-промышленной палате Украины заявляют о миллионах. Там утверждают, что за месяц карантина безработных в Украине стало больше на один миллион. Общее количество их составило от 2,5 до 2,8 миллиона человек.

«Уровень безработицы на сегодня составляет 13,7-15,4 %. Это самый большой показатель за 15 лет», – цитируют СМИ президента ТПП Геннадия Чижикова.

О весьма заниженных официальных показателях безработицы заявляют и аналитики. Эксперт «Украинской Фабрики Мысли» Юрий Гаврилечко говорит, что если посмотреть на количественные характеристики, а именно, сколько в Украине постоянных плательщиков единого социального взноса и сколько граждан трудоспособного возраста, то мы выйдем на очень интересные данные. «Постоянных плательщиков этого взноса 10-12 миллионов, а соответственно, граждан в трудоспособном возрасте с 18 до 60 лет около 20 миллионов, пусть будет 18. Уже треть украинцев безработные без всяких коронавирусов. Какие 9% там насчитывается, я не понимаю, хотя знаю, что тот же Госстат считает часть населения, которое не искало работу в течение прошлого года, как экономически неактивную. Таким образом, идут массы манипуляций со статистикой, не позволяющей адекватно оценить, что же у нас происходит», – говорит Юрий Гаврилечко.

Читайте также:  На Киевщине от COVID-19 скончалась женщина с онкологией: ее история взбудоражила Сеть

Сколько людей потеряет работу в Украине можно сказать по опыту прошлых экономических кризисов, которые сопровождались тяжелыми событиями в жизни государства и общества.

«Кризис 2014-2015 гг. показал, что, согласно методологии МОТ, численность безработных вырастала на полмиллиона человек. То же самое было в 2008 году, когда Украина была с Крымом и со всем Донбассом, и населения было больше», – говорит Лидия Ткаченко.

Экономист Всеволод Степанюк прогнозирует цифру в два раза больше: «Это официально зарегистрированные безработные, которые официально зарегистрированы в центре занятости. Я думаю, что ни трудовые мигранты, ни люди из сферы услуг не смогут зарегистрироваться в центре занятости, поэтому реальная безработица будет раза в два выше, где-то более миллиона человек», – отмечает эксперт.

«Безработица уже есть по факту, потому что предприятия простаивают. Вернутся ли эти предприятия к работе и не зафиксируется ли данная ситуация, зависит от того, что и как будет делать правительство», – утверждает Юрий Гаврилечко.

Две волны безработицы: микробизнес и экс-заробитчане

До кризиса правительство обещало создать миллион рабочих мест. Затем обещанная цифра сократилось вдвое. После карантина правительство с радостью сможет записать в это количество те рабочие места, которые откроются после простоя. Конечно, если таковые найдутся.

«40 % бизнеса вообще закрыто. Это по нашей оценке, по информации, которую мы собрали от наших активистов в регионах, – говорит глава Союза защиты предпринимательства Сергей Доротич. – Это маленькие магазинчики, парикмахерские, кондитерские, пекарни, кондитерские, бары – они закрыты. Только в городе Киеве вследствие ограничений закрыты более 150 тысяч рабочих мест. Эти люди освобождены, потому что у бизнеса нет возможности их содержать. Более-менее выживает большой бизнес, который пока что не свернул свою деятельность. Но если не функционирует микропредпринимательство, которое является капиллярами экономики, если ограничен спрос в силу того, что люди меньше перемещаются, находятся дома, экономят средства, то и большой промышленный сектор начинает спотыкаться. Если в ближайшее время не будут сняты ограничения, то рядом с малым предпринимательством может закрыться и большой бизнес».

Эксперт отмечает, что сейчас посчитать масштаб убытков малого и среднего бизнеса сложно, но они очень велики. До майских праздников предприниматели еще потерпят, а дальше могут быть необратимые последствия. Меры, которые приняло правительство типа отсрочек платежей по некоторым налогам и счетам, не являются эффективными и в некоторой степени носят рекомендационный характер. Разрешили не платить ЕСВ, а НДФЛ и единый налог остались. Бизнесу приходится самому договариваться с кредиторами и арендодателями, и переговоры эти не всегда сводятся к согласию сторон. Тому, кто остался работать в карантин, тоже не сладко. Упала деловая активность, спрос, а значит и объем реализованных товаров и предоставленных услуг. Это падение оценивается как двукратное. Скорей всего, бизнес оглянется по сторонам и, не увидев опоры, в том числе государственной, уйдет в тень.

«Мы прогнозируем, что до 30-40 % вообще предпринимательства пересмотрят свою деятельность и могут уйти в тень, – говорит Сергей Доротич. – Мы проводили опрос среди микропредпринимателей: каждый второй, даже из тех, кто работает, видя бестолковую политику государственных институтов, склоняется к мысли сдать свидетельство о регистрации и работать в нелегальном поле, что значительно легче. В легальном поле предприниматели, которые работают на упрощенной системе налогообложения, отвечают в соответствии со статьей 52 Гражданского кодекса Украины всем своим имуществом. Штрафы в 17 тысяч гривен, которые выписывают правоохранители, – это риск для предпринимателя потерять имущество. В нелегальном поле ты работаешь с уголовным сектором, заплатил за “крышу” тому же бандиту, прокурору или полицейскому, и тебя не трогают. Это значительно дешевле, чем к тебе приходят и выписывают штраф в 17 тысяч гривен». Фактически карантин может усилить криминализацию бизнеса.

Несколько недель жесткого карантина показали, что государство не способно на решительные и оперативные меры по стабилизации экономики в сложившихся условиях. Даже изменения в госбюджет были приняты спустя месяц после официального введения ограничительных мер. Тем временем средства центрального и местных бюджетов могут получить многократный удар, когда бизнес закрывается, перестает платить налоги, а пополнившие армию безработных идут за пособием.

Читайте также:  Компания «Bel Trading & Consulting Ltd» дополняет свою систему предотвращения столкновений с птицами и для защиты от дронов!

«Бизнес в основной своей массе не может работать. Он будет вынужден избавляться от тех, кто потребляет его ресурсы. В первую очередь будут избавляться от людей. Будут просто их увольнять, – говорит эксперт Экономического дискуссионного клуба Евгений Олейников. – Эти люди пойдут в центры занятости и скажут государству: дай пособие. Это первая волна, но есть и вторая. Вторая волна – это те, кто массово вернулись из-за рубежа, которые официально вообще не были трудоустроены, но сегодня они точно также потеряли работу там, за рубежом. Когда они смогут туда вернуться, очень гадательный вопрос. Даже если будут ослабляться карантинные мероприятия внутри государства, то границы откроют в последнюю очередь. Соответственно, пойдет огромная нагрузка на госфинансы. При этом она пойдет в условиях, когда бизнес не работает и поступлений не дает. Сокращаются поступления НДС, потому что остановился ритейл, единый налог, который идет с третьей группы с оборота и так далее. Вы сокращаетесь при постоянном росте потребления, потому что дай пособие, помощь, поддержку, оплати текущие зарплаты бюджетникам, пенсионерам. Всем плати – денег нет. Мы имеем очень простую ситуацию: с одной стороны, правительство будет поджимать растущие потребности, с другой – сокращающиеся доходы».

Но горькая ирония в том, что зарегистрироваться в центре занятости, подать заявку на пособие по безработице и получить ее будет не так просто из-за транспортных ограничений. Эта проблема характерна даже для столицы.

«Служба занятости не ведет прием в обычном режиме, – говорит Лидия Ткаченко. – К ним в офис зайти сейчас нельзя. Можно подать заявку на работу онлайн. Нужно распечатать заявление, но где его можно распечатать? Полный пакет документов, что в обычных условиях, они требуют и сейчас. Нет такого, что подай заявление, мы тебе начислим. Нет, человек должен подавать весь пакет документов. Человек должен отсканировать свою трудовую книжку, свой паспорт, свой идентификационный код, заявление написать или распечатать. Должен быть доступ к компьютеру и интернету. Но есть альтернативный путь: весь пакет документов можно отправить в ящик для корреспонденции возле их офиса. Но это туда надо еще и добраться. Этот пакет тоже надо где-то распечатать, а такая возможность есть не у всех. Это все проблематично».

Спасет ли безработного пособие – большой вопрос. Его минимальный размер без учета зарплаты и страхового стажа составил 650 гривен. Эта сумма позже была увеличена правительством до 1000 гривен. Максимальный размер пособия составляет 8408 гривен (четыре прожиточных минимума). С учетом зарплаты и стажа человек может претендовать минимум на 1800 гривен. Это около 66 долларов США или 61 евро. При этом в Евросоюзе малообеспеченным семьям раздают по 500 евро на человека (около 14 800 гривен), а в США – по 1000 долларов на взрослого (около 27 220 гривен) и по 500 – на ребенка (около 13 610 гривен). И эти решения были приняты не в середине апреля, а в начале-середине марта.

Все профессии нужны?

Карантин изменил структуру занятости. Некоторые профессии стали более востребованными, представителям других в случае потери рабочего места приходится труднее. По официальной информации Государственного центра занятости, в первые недели карантина особенный спрос на новые рабочие руки наблюдался в сфере здравоохранения, фармацевтики, торговли. Повышенный спрос работодателей наблюдался на работников:

– в сфере здравоохранения и предоставления социальной помощи (медицинская сестра, социальный работник, фельдшер-лаборант);

– в сфере производства фармацевтических продуктов и препаратов (фасовщик медицинских изделий, укладчик-упаковщик);

– в сфере отдельных направлений торговли, которая пока не запрещена (продавец продовольственных товаров, сортировщик изделий, сырья и материалов, кассир, фармацевт, провизор);

– в сфере логистики (водитель, подсобный рабочий);

– в сфере обеспечения правопорядка (охранник, полицейский).

Как и предполагалось, самыми востребованными в этот период стали медики, фармацевты и полицейские. Но не только они.

«Профессии, которые выросли наиболее стремительно, – это, конечно же, курьеры; продуктовая розница – кассиры, мерчандайзеры, продавцы-консультанты и так далее; сотрудники АЗС – кассиры, операторы, – рассказывает HR-эксперт сайта robota.ua Татьяна Пашкина. – Как ни странно, у нас на сайте выросло количество IT-вакансий. И есть предложения по удаленной работе, на которые соискатели охотно откликаются. Кроме того, у нас продолжается подбор персонала в традиционно дефицитные отрасли – у нас и до кризиса была серьезная нехватка фармацевтов-провизоров, а сейчас она значительно усугубилась. Если не хватало разнорабочих на производстве, то это продолжает ощущаться, хоть и в меньшей мере. Опять же, аграрии активно ищут рабочую силу, потому что посевная, много всяких мероприятий, и там есть свой сезонный прирост».

Читайте также:  Ткаченко возглавил Минкульт: получит ли Зеленский контроль над СМИ?

В то же время эксперт приводит статистику падения количества вакансий по определенным профессиям: «Мы проанализировали количество вакансий на сайте robota.ua в трех критичных к карантину профсферах и констатировали спад вакансий в сферах туризма (-70 %), спорта и красоты (-59%), отельного и ресторанного бизнеса (-48 %). Логично, бизнесам, деятельность которых прекращена, вакансии пока не нужны – разве что если есть какие-то перспективные проекты или пул клиентов, готовых поставить ваши отношения “на паузу”. Поэтому многие руководители прекратили подбор и будут его актуализировать по мере потребностей», – говорит Татьяна Пашкина.

Кому также придется несладко в плане занятости и поиска работы, так это гуманитариям. В кризис понижается спрос на культурные потребности человека, он прагматизируется или примитивизируется.

Лидия Ткаченко отмечает: «Когда приходит кризис, связанный то ли с карантином, то ли с экономикой, то ли с финансами, как правило, когда начинается борьба за выживание, наибольшая потеря заработка отмечается у людей, которые занимаются творческими профессиями. Они своим творчеством могут заниматься и сейчас, но без денег. То, что отходит на второй план, – это нематериальные потребности. Больше всего и позднее всего откроются музеи, кинотеатры, сфера развлечений. Страны, которые собираются открываться после карантина, откладывают на потом именно это».

Уже сейчас очевидно, что карантин и экономический кризис приведет к изменению структуры многих видов бизнеса. В первую очередь это касается туристической отрасли, отельного бизнеса, заведений общественного питания. Скорее всего, именно последние откроются позже всех. На рынке труда в условиях карантина появились новые веяния: люди стали искать работу и подработку неподалеку от дома, а некоторые компании арендуют простаивающую рабочую силу у других. Растущее количество безработных и небольшое количество рабочих мест и сокращение вакансий породят большую конкуренцию на рынке труда, что будет означать удешевление рабочей силы и оплаты труда.

«Все равно будут работодатели, которые не смогут удержаться от искушения купить подешевле то, что можно было раньше брать подороже, – говорит Татьяна Пашкина. – Но это игра в одни ворота. Во-первых, люди, которые работают задешево, чувствуют, что их немножко обманули. Они вынуждены согласиться на эти условия, но мы понимаем, что они не всегда стопроцентно лояльны и не всегда стопроцентно продуктивны. Большая часть из них соглашается “пересидеть”, параллельно подыскивая более подходящую работу. Получается, работодатель временно “затыкает дырки”, на какой-то период экономит бюджет и привлекает людей на умеренные деньги. Дальше рынок потихоньку начинает восстанавливаться, появляется дефицит специалистов на более интересных рабочих местах, и люди начнут уходить туда, где им платят больше. Работодателям, которые пытаются сэкономить, придется конкурировать с работодателями, которые не сокращают заработную плату и продолжают строить стратегии по развитию персонала».

А пока у большинства граждан спустя месяц карантина ухудшилось финансовое положение. Согласно социологическому исследованию группы «Рейтинг» за 10-12 апреля, из 67% граждан, которые работали до карантина, работают в обычной или дистанционной форме 63%, в отпуске находятся 29%, 8% были уволены. 82% начали экономить во время карантина. У 55% респондентов средств осталось менее чем на месяц. У 61% опрошенных за последний месяц финансовое положение семьи ухудшилось, и ровно столько же граждан считают введенные ограничения для борьбы с коронавирусом оптимальными.

«Битва за рабочее место»: как карантин изменит рынок труда в Украине?

По материалам: Голос

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •