М. Стрельников: «На время карантина нужно запретить деятельность микрофинансовых организаций»

Во время карантина люди наиболее уязвимы для коллекторов и рейдеров: полиция на патрулировании, многие адвокаты прекратили свою работу. Такая среда становится очень удобной для перерегистрации собственности и вымогательства. Кроме того, люди могут пострадать, набрав новые кредиты и долги, особенно в микрофинансовых организациях. Об этом в интервью ГолосUA рассказывает юрист Михаил Стрельников.

– Могут ли в карантинный период активизировать свою деятельность коллекторы?

– Они пользуются этим шансом. Возьмем, что по Киеву и Киевской области приостановлены регистрационные действия. Государственным регистраторам разрешено регистрировать в соответствии с распоряжением Киевской администрации только акты рождения, смерти. Казалось бы, хорошо, процедуры по отнятию имущества как бы уходят на задний план. Но есть приватные нотариусы, которые на сегодняшний день могут для коллекторов перерегистрировать что угодно, когда угодно, несмотря на запреты и соответствующие записи об отягощении в реестрах. Они все это делают. Им же никто этого не запретил и действия не отменил. Минюст на сегодняшний день сохраняет молчание. Минюст фактически устранился от контроля, и у рейдеров и коллекторов сейчас развязаны руки. Они могут перерегистрировать, приходить с этими документами. Люди будут на месте, и людей будут либо кошмарить, либо выбрасывать.

– Может ли в этом случае помочь полиция?

– Полиция находится вся на патрулировании. Попробуйте сейчас еще полицию вызвать. Ее и раньше вызвать было не просто. С полицией здесь всегда очень сложно. Когда полиции говоришь, что это нарушение прав, они говорят, что это гражданско-правовые отношения, идите в суд. Но есть же 355-я статья Уголовного кодекса, которая называется «принуждение к выполнению гражданско-правовых отношений». Даже если коллекторы и рейдеры перерегистрировали залоговое имущество, но для того, чтобы выселить человека из квартиры, надо пройти соответствующую процедуру. Надо прийти к нему, прийти в суд, подать заявление о принудительном выселении. Судья его должен рассмотреть – это очень важный момент. Это во всем мире так. Судья принимает решение о принудительном выселении. После этого надо пойти с этим решением в государственную исполнительную службу, а не в частную. Государственный исполнитель, одев на себя форму, взяв с собой двух полицейских, идет на выселение. С понятыми, с описью имущества, со всем соблюдением официального протокола. Это может растянуться на месяц. Поэтому коллекторы взламывают дверь, вламываются в квартиру, а когда приезжает полиция, они показывают – у нас запись есть. Когда им говоришь, что это нарушение закона, они говорят, что к ним это не относится.

Читайте также:  А. Бодров: «Украина будет вынуждена ориентироваться на потепление европейских и американских отношений с Россией»

– Почему они могут активизироваться именно в карантинный период? Потому что нет транспорта, не может приехать адвокат и люди чувствуют себя незащищенными?

– Очень мало осталось тех, к кому люди могут обратиться. У самих людей финансовая и юридическая грамотность очень низкая. Сами люди не смогут нормально себя защитить и обосновать правовую позицию, а большинство адвокатских компаний и юристов сейчас находится на карантине. Даже если у человека возникли форс-мажорные обстоятельства, к кому он будет обращаться, кто будет защищать его права? В данном случае этот вопрос можно было решить просто: на момент карантина запретить любую перерегистрацию собственности любого имущества. Просто запретить, и снялись бы вопросы с рейдерами и коллекторами. Но этого нет. Возникает вопрос: кому это выгодно? Может это выгодно Минюсту, антирейдерской комиссии, которая вместо того, чтобы помогать потребителям, рейдерам помогает?

– Верховная Рада отсрочила уплату процентов по потребительским кредитам. Как будут здесь обстоять дела?

– Тут тоже принято половинчатое решение. Не надо изобретать велосипед, можно посмотреть, что делают соседи. В Польше президент собрал банки и очень внятно предложил в связи с ситуацией на три месяца прекратить по физическим лицам требование всех платежей. В том числе платежей по кредитам – процентов, тела кредита, пени, штрафных санкций. Это понятно: люди сидят в карантине, деньги где брать? Хорошо, если у кого-то дома случайно завалялся печатный станок. А так где брать? А у нас получается ситуация, когда Верховная Рада запретила взимать пеню и штрафные санкции. Спасибо и на этом, но где брать деньги на своевременное погашение кредита и процентов. Люди сидят дома, люди не работают, люди в отпусках за свой счет. Банковская ликвидность у нас столь высока, а доля потребительских кредитов с 2014-15 гг. настолько низкая, что банки в основном занимаются тем, что по сговору с Национальным банком размещают депозиты под кошмарные проценты. Порядка 140 миллиарда гривен в коммерческих банках лежат на депозитах, по которым Национальный банк платит им проценты. Граждане в этом абсолютно не задействованы. Если бы банки на месяц, два, три дали бы потребителям, физлицам каникулы по погашению кредитов, на их ликвидности это вообще не отразилось бы. Государственный «Приват» рассылает потребителям СМСки, где написано, что в соответствии с решением правительства и Верховной Рады мы не будем начислять пеню и штрафные санкции, но кредиты и проценты будьте любезны платить. А за что начислять штрафные санкции, если человек будет платит?

Читайте также:  А. Золотарев: «Украина без земли превратится в государство квартирантов»

– А если человек не уплатит банку или микрофинансовой организации, не получится ли так, что они будут на него оказывать давление?

– Будут. На сегодняшний день ни правительство, ни президент не придают этому значения. Нужно прекратить перерегистрацию любых прав, потому что мы через три-четыре недели можем по банкам и микрофинансовым организациям скатиться в гражданскую войну. Потому что у людей терпение не беспредельное, когда 3-4 недели они будут в четырех стенах заперты без денег, а тут к вам ломятся коллекторы. Очень мало людей будет находить слова, а кто-то перейдет к делу. Мы хотим ко всему этому гражданскую войну? Самое главное предупредить людей, чтобы они не влипли в микрофинансовое микрокредитование. Потому что человек сидит дома, денег нет, деньги кончаются, а тут по интернету и телевизору реклама (микрокредитования – Ред.). Когда я услышал на комитете Верховной Рады, что годовой оборот денежных средств одной из микрокредитных организаций составляет 26 миллиардов гривен, то не каждый банк может похвастаться таким оборотом. Люди могут взять эти деньги, понимая, что им предлагают сегодня на сейчас, бери на две недели, без процентов. Люди могут на это купиться. А потом начнется: 800 % годовых, через два месяца за 10 тысяч, которые вы взяли, вы будете должны 100. И это я не утрирую, это факт. Дальше уже начнутся кошмары с коллекторами.

Читайте также:  «Ноги длиннее веток деревьев»: Оля Полякова поделилась фото в дерзком бикини

– И таких случаев в карантин может быть больше, когда у людей заканчиваются денежные запасы?

– Намного больше. С точки зрения государства и правительства сейчас нужно запретить любую рекламу микрофинансовых организаций и их деятельность на период карантина.

М. Стрельников: «На время карантина нужно запретить деятельность микрофинансовых организаций»

По материалам: Голос

  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •