Сейчас украинский завод Jabil относит к классу мегасайтов (площадки, на которых работает более 3000 человек). Производств такого размера в Европе всего несколько. Хотя в том же годовом отчете можно увидеть, что по общему количеству площадей соседняя Венгрия и Польша превосходят Украину. 

Машины вместо людей

В пятницу Jabil объявил о вводе в экслуатацию второй линии завода на 20 700 кв.м. В нее было вложено еще $16 млн. Теперь сборщик имеет общую площадь 47 000 кв. м и собирается трудоустроить в регионе еще около 2000 человек. Но конкурировать уровнем зарплаты с Польшей ему не так просто. За границей, которая находится в считанных километрах от завода, закарпатцы могут получать в несколько раз больше, даже если у них нет актуального образования.

Предвидя дефицит рабочей силы, Jabil в Украине пытается экспериментировать с автоматизацией производства. Это уже не просто роботизированные конвейеры. Это умные машины-сборщики, которые общаются и корректируют работу друг друга. Искусственный интеллект, таким образом, заменит часть рутинных функций сотрудников.

Такие тесты, помимо ужгородской площадки, происходят еще только на двух заводах Jabil в мире – а всего заводов 120. Алессандро Паримбелли, исполнительный вице-президент американской корпорации, подмечает, что вклад новых технологий будет выражаться в эффективности использования трудовых ресурсов: “Мы собираемся удвоить размер бизнеса, но не удваиваем количество сотрудников. Штат вырастет с трех до пяти тысяч. Их не будет шесть тысяч”.    

В прошлую пятницу сотрудникам украинского завода пришлось пережить очень суматошное утро. Сначала из Киева приехала медийная делегация. Сразу после нее Jabil посетили украинские чиновники во главе с президентом Петром Порошенко, который решил лично присутствовать на открытии второй линии. Точно так же 12 лет назад, в 2007 году, приезжал на открытие первой очереди и экс-президент Виктор Ющенко. Только пафоса с тех пор, кажется, стало больше. Спецслужбы неделю до визита обхаживали объект, не один раз проходили по конвейерным рядам со специально обученными собаками, что настораживало сотрудников. Перед приездом кортежа все подъезды к заводу, как и часть улиц города, были перекрыты на некоторое время. На крыше завода, прямо под американским флагом, обосновался снайпер и наблюдатель с биноклем.    

Несмотря на все организационные трудности журналисту “Главпост” удалось пообщаться с Алессандро Паримбелли и выяснить, почему Jabil решил расширяться именно в Украине, а не в какой-то другой европейской стране, где у него есть площадки. Также удалось узнать, сколько американцы платят нашим специалистам и как мотивируют их остаться в стране и не уезжать в Польшу. 

Читайте также:  Платформа Taxify меняет название на Bolt

– Как вы принимаете решение открывать новый завод?

– Обычно мы открываем завод там, где, по нашему мнению, мы сможем обслуживать наших клиентов наилучшим образом. Это самый важный фактор. Еще смотрим на тренды. Например, сейчас развивается такой макротренд – цепи поставки становятся региональными.

– Удивительно. Глобальная экономика и региональные цепи поставки.

– Но если вы подумаете о затратах на транспортировку, то окажется, что они становятся выше и выше. А локальное производство позволяет вам больше подстраиваться под запросы клиента. Например, если заказчик захочет увеличить производство или даст новый заказ, то я смогу отреагировать гораздо быстрее, если у меня есть производство в определенном регионе, чем если бы оно было в Китае. Если заказать контейнер из Китая в Европу, на доставку морем, вероятно, понадобится пять недель. Если организовать поставку из Ужгорода в Центральную Европу, то это будет 3-4 дня. Однозначное преимущество в логистике.

Есть еще один фактор — стоимость производства продукта на определенной территории. Но её нужно рассматривать в связке с наличием персонала в регионе. Потому что можно построить производство в какой-то отдаленной местности, и это, наверное, будет дешевле, но туда скорее всего будет сложно привлечь достаточное количество хорошего персонала. То есть ты получаешь низкие затраты, но у тебя нет людей, которые будут производить твой продукт. Это тоже важный фактор.

Поэтому я думаю, что в Ужгороде у нас уникальная позиция. Географически мы близко к европейскому заказчику, в то же время затраты на производство невелики. И у нас есть возможность привлекать талантливых людей с желанием учиться и внедрять инновации.

– Но как Польша, например, влияет на ваше производство здесь? Если у них бОльшие зарплаты, то, наверное, некоторые люди хотели бы переехать из Украины в Польшу. Как вы противостоите этому тренду?

– Ну, не так просто переехать и попасть из одной нации в другую.

– Но ведь много украинцев уже в Польше или, скажем, в Венгрии.

– Да, но мы ничего не можем поделать с этим как компания.

– Может быть, зарплаты поднять?

– Нам нужно оставаться конкурентоспособными на рынке, на котором мы работаем. Что мы и делаем. Я думаю, за последние 15 лет зарплаты у нас увеличились в пять раз. Я помню, что за час работы платили 1,5 евро. Сейчас это, конечно, больше.

– Но как вы сказали на конференции, зарплаты здесь в два раза меньше, чем в Европе…

Читайте также:  Microsoft протестировал 4-дневную рабочую неделю. Понравилось

– На 50%. Я не знаю точных цифр, но разница действительно существенная.

– Вы сейчас хотите увеличить штат с трех тысяч до пяти. Нет ли у вас сомнений, что людей в нужном количестве найти не получится?

– Все в жизни имеет долю риска. Мы не думаем, что это будет проблемой. Наши зарплаты – одни из лучших в регионе. У нас нет задачи платить людям мало. Наоборот, мы хотим вознаграждать наших сотрудников достойно, потому что верим, что в таких условиях они работают лучше. В то же время мы должны быть конкурентными на рынке. У нас не такая большая маржа.

– Какая, кстати, средняя маржа?

– 3-5%, что, если задуматься, очень-очень мало. Это непростая индустрия.

– С кем вы конкурируете в этом регионе за людей? Flextronics?

– Да.

– Сложно бороться?

– Обычно, когда меня спрашивают о конкурентах, я отвечаю, что они меня не волнуют, я предпочитаю фокусироваться на наших заказчиках и на наших сотрудниках. Если сотрудники довольны и хорошо работают, заказчики тоже будут довольны. А это значит, что с бизнесом все будет хорошо и мы будем развиваться. Поэтому я считаю, что задача не в том, чтобы обойти конкурентов, а в том, чтобы как можно лучше обслуживать наших клиентов.

– У вас есть три мегасайта (завода со штатом более 3000) в Европе. Почему вы выбрали именно украинский для расширения?

– Тут люди открыты к инновациям, стремятся работать с передовыми технологиями. В среднем уровень образования и навыков здесь выше по сравнению с другими странами, как и вовлеченность. А зарплаты более конкурентоспособные. И здесь меньше конкуренция за таланты.

– Мы видим все новые санкции США по отношению к Китаю. И такие гиганты как Huawei и ZTE оказываются под угрозой. Будет ли это иметь влияние на производство электроники в Китае? И, может, некоторые производства переедут из Китая в Украину?

– Да, это возможно. И это тоже причина, по которой нам комфортно расширяться здесь. Давайте посмотрим на 20 лет назад, тогда никто не производил в Китае, а затем туда все рванули. Сейчас, я думаю, часть производства все-таки останется в Китае, а часть – вернется в другие регионы. Но я уточню, что санкции все-таки касаются производств, которые производят товары в Китае для США. В Украине мы нацелены в основном на европейский рынок.

Читайте также:  Apple удалит 181 приложение по теме вейпинга

– Если в каком-то из других регионов Украины появится, например, свободная экономическая зона, вы рассмотрите возможность открыть завод?

– Да, это возможно. Но это будет зависеть в том числе от того, есть ли у нас потребность в расширении производства. Мы только что увеличили завод в Ужгороде вдвое и какое-то время не будем расширяться дальше, так как сначала должны будем заполнить новые производственные мощности здесь. Как только мы сделаем это, можно будет подумать о следующей локации.

– Почему иностранные инвесторы не приходят в Украину? Какое у вас личное мнение?

– Я лично думаю, что Украина – очень привлекательный регион для расширения. Очевидно, инвесторы не очень хорошо осведомлены о местных возможностях и талантах. Я думаю, это вопрос коммуникаций, маркетинга.

Второй фактор – это граница, которую приходится пересекать. Это барьер. Честно: если бы Украина была частью европейского сообщества, было бы гораздо легче.  

Сейчас в парламенте рассматривается законопроект (7473 – Ред.) о статусе авторизированного таможенного оператора, он упростит процесс таможенного оформления и сэкономит время. (Это могут быть предприятия, выполняющие какую-либо роль в международной цепи поставок: производители, экспортеры, импортеры, таможенные представители, перевозчики, экспедиторы, держатели таможенных складов – Ред.) Если закон будет принят, мы будем рады принять участие в пилотном проекте, помочь чиновникам в отладке процесса, определить, что должно быть сделано, и помочь с внедрением. Я думаю, это позволит привлечь больше бизнеса в Украину.

– Как влияет фактор войны Украины с Россией на ваш бизнес? Людей забирали в армию.

– Мы продолжали работать даже в периоды, когда ситуация была особенно накаленной, так как географически находимся достаточно далеко. Мобилизация коснулась немногих наших сотрудников, это не повлияло на производство.

– Есть ли у вас запрос со стороны украинских клиентов на производство?

– На нынешнем этапе нет. У нас есть только один украинский заказчик – TeleTec (занимается телекомом).

– В Украине есть местные царьки в регионах, которые часто давят на бизнес, просят платить взятки. Вы с таким сталкивались?

– Я даже не знал, что такие существуют. Как компания, которая работает по американскому праву, мы не можем иметь с ними никаких взаимоотношений. Иначе менеджеров посадят в тюрьму. Я серьезно.

– Но если система коррумпирована?

– В таком случае мы не работаем в регионе и уходим с рынка.

Стас Юрасов

редактор ЛІГА.Tech

Источник: Лига

  • 8
  •  
  •  
  •  
  •  
  •