Кроме родного сына, Оксана и Сергей Дадаки имеют шестерых неродных детей, которые для них родные  Подружжя з Буська усиновлює хворих дітей

Не каждая родная мама может дать себе раду с больным ребенком и, бывает, отказывается от «бремени» еще в роддоме. Оксана Дадак из Буск, что на Львовщине, усыновляет деток с недостатками развития и здоровья (иногда очень сложными) и ставит их на ноги. Эта хрупкая женщина говорит, что это не деткам повезло с ней, а ей Всевышний дал такое большое счастье — стать в очередной раз матерью и любовью и заботой выходить Богом данного ребенка.

Месяц назад Оксана Дадак с мужем Сергеем взяли из детского дома девочку в свою большую семью. Теперь у супругов семеро детей — родной Арсен и шесть усыновленных. Также родных!

Арсену 13 лет. Четырех детей семья официально усыновила. Двое — под опекой.

О подвиге этой удивительной женщины мне рассказала Мария Бакун из села Суходолы Бродовского района, о которой «ВЗ» писал в мае этого года (https://www.wz.lviv.ua/article/412 041-dity-boialysia-shchob-ne-viddala-ikh-ridnii-materi). Имея трех собственных детей, Мария, выздоровев после незначительной болезни, дала себе слово, что возьмет из детского дома девочку. А взяла шестерых! Когда я поинтересовалась у Марии Бакун, что нового в ее многодетной семье, женщина рассказала, что они с детками на море. А вместе с ней — Оксана Дадак, которая месяц назад взяла из детского дома больную девочку, которая не ходит и даже не сидит, и со всеми детками приехала на море! Конечно, я тут же попросила номер телефона Оксаны и позвонила.

 Подружжя з Буська усиновлює хворих дітей

— Оксана, почему берете из детских домов больных детей?

— Потому что здоровых заберут однозначно. А больным деткам, от которых отказались родители, также нужна любовь и забота. Первой я взяла девочку, ей сейчас семь лет. Еще с детства я занималась судьбой таких деток. У нас был интернат, я часто видела интернатовских детей. Просила маму: «Давай возьмем ребеночка из интерната». Мама не была к тому готова…

Когда Оксана вышла замуж, супруги долгое время не было детей. Арсена родила в 32 года. Радовалась родным сыном, но мысль о еще одном ребенке не выходила из головы.

«Если внутренне чувствуешь, что должен что-то сделать необычное, — делай», — говорил Сергей жене. «Собрали все необходимые документы и поехали в Житомир, — вспоминает Оксана.

Читайте также:  О покраске мотоцикла

— Нашему Арсену на то время было шесть лет. Знала, что обязательно возьму девочку. Представляла, что у нее будут розовые бантики, буду ее одевать как принцессу. Как когда мама одевала меня. За первым разом не взяли никого. Меня мучило ощущение: никого «не увидела». Через некоторое время нам из Каменки-Бугской позвонили, мол, есть брошенная девочка. Когда мы приехали снова, выяснилось, что девочка имеет только 24 недели и весит… 700 граммов. Как только ее увидела, сомнения отпали — это мой ребенок”.

Врач отвел госпожу Оксану в сторону и показал лист с диагнозами. Убеждал, что на 99 процентов этот ребенок будет инвалидом. «Вы понимаете, что это такое?» — пытался остановить женщину медик. Она понимала… Девочку супругов забрало. Было ли тяжело? Было. Пришлось ездить по больницам, и все врачи в один голос говорили, что ребенок будет инвалидом. И только один врач — Олег Куценко из больницы, что на Пилипа Орлика во Львове, поддержал: «Мама, время, терпение, любовь — и все будет хорошо».

Аленка не сидела до двух с половиной лет. И однажды, когда прогуливалась с коляской по скверику, девочка села. Сама.

— Я расплакалась от счастья, — Оксана и сейчас не сдерживает слез. — Это было нечто невероятное! Именно своей первой доченьке Аленке безгранично благодарна: я научилась ценить все. Научилась верить и ждать. Когда родился Арсен, он был здоров, нам все легко давалось. Привыкла, что так все и должно быть. А здесь я радовалась каждому новому движению доченьки.

Когда забирали Аленку, в больнице сказали, что в Львовском детском доме у девочки есть две родные сестрички — одной два годика, второй — три. Целый год понадобился супругам на оформление документов. Девочек также удочерили. Вспоминает, Арсен в катехитическом классе на вопрос священника, было ли у вас нечто такое, что просили у Бога, и он вас услышал, сказал: «Просил сестренку, а Бог дал три».

А потом в семье появился Виталик. Он с Ровенщины. Мальчику было два с половиной года, когда семья Дадаків его усыновила. На Виталика было немало претендентов, но когда потенциальные родители узнавали о его диагнозе, желание усыновить отпадало. Оксану болезнь парня не испугала. Пока собирали документы, а эта процедура длится достаточно долго, выяснилось, что мальчик здоров.

Читайте также:  Андрей Садовый: «Решение исполкома снести виллу было для меня «культурным шоком»...

— Однажды моя знакомая тоже решилась на такой шаг, и наша служба в деле усыновления попросила меня с этой знакомой поехать во Львов в детский дом, — продолжает разговор Оксана. — Там рассказала заведующей про свою Аленку, которая уже начала становиться на ножки. А заведующая говорит: «У нас есть недоношенный мальчик. Хотите посмотреть?» Первая моя реакция — нет!

С мыслью об этом мальчике ехала домой, с этой мыслью ложилась спать и просыпалась. И не знала, как начать разговор с мужем…

Сели ужинать, и Оксана завела разговор на «семейном совете».

— Знала, что не смогу жить, пока не посмотрю на этого мальчика. Рассказала об этом нашему священнику. Посоветовал посмотреть.

Когда увидела Орестика, ужаснулась. Это была перепуганная детка, искривлена. От него все отказывались. В свои 11 месяцев Орестик не сидел и не ползал. И тогда Оксана решила: этого ребенка также заберет. Ее снова отказывали, потому что у мальчика был «букет» болезней. А это немалые средства.

— Когда я его взяла на руки, почувствовала: ребенок держится, она будет ходить и будет здоровой.

Орест уехал в свою новую семью. А менее чем за две недели уже сам сидел в кроватке.

 Подружжя з Буська усиновлює хворих дітей

— Когда ребенка усыновляют, государство не помогает?

— Нет. Есть только единовременное пособие, как при рождении ребенка. Помню, с Ленкой было трудно, потому что реабилитация — месяц перерыва, снова реабилитация, а дальше месяц перерыва. Это не только физически сложно, но и материально. Но мы справляемся.

— Вам пришлось уволиться с работы?

— На то время я уже не работала. Лишь мужчина. Сергей работает в охране. Я — многодетная мама с пятью детьми. Поэтому и решили остановиться.

— Вам кто-то помогает? За какие средства поднимаете детей?

— Кроме Бога, мне не помогает никто. Наши дети не голодают, но не бросаются бананами. Могу купить им эти бананы — покупаю. Не могу — значит, нет. Печенье покупаем пачками, мяса имеем вдоволь. Одеты чисто и красиво. Когда меня мама красиво одевала, видимо, мне это передалось. Правда, телефонов наши дети не имеют. Но имеют компьютер и планшет. Все крупные покупки обсуждаем на «семейном совете». Объясняю детям: папа каждую ночь идет на работу, чтобы заработать деньги. Если кто-то из деток должен доработать, например, по математике, значит, надо стараться. И тогда мы купим вот это. Учим их, что ничего в жизни так просто не бывает. Если ребенок хочет иметь красивую машинку или куклу, мы покупаем. У детей должны быть игрушки. Но они должны их ценить, и они это понимают.

Читайте также:  «Сказал себе: пока из плена не выйду – не побреюсь...»

— Старшие дети помогают нянчить меньших?

— Конечно! Мои девочки — очень хорошие. Одна хорошо поет, другая учится играть на скрипке. Теперь у нас появилась Соломийка. Мы также приняли во Львове. Это что-то невероятное, благословение Божие. Я не заслужила такого дара! Когда такое говорю, кому-то кажется, что я сошел с ума. Потому что ребенку год и десять, а она не сидит и не ходит. Не становится на ножки… Но несколько дней назад начала становиться в манежику. Когда мне ее вынесли, была скручена, сгорбленная, не реагировала ни на что. У нее двусторонняя глухота… В детском доме ее никто не брал на руки, никто с ней не разговаривал. Не понимала ни слова, смотрела на свои руки и хохотала. Было страшно смотреть. Меня спрашивали: лучшего ребенка не было? Мои дети начинают поправляться от того, что их любят. Когда забирала Соломійку из детского дома, на прощание им сказала: «Я ее за ручку приведу к вам в гости».

— Как решились с таким ребенком поехать на море?

— Было страшно. Когда мы садились в машину, она настолько дико кричала, сил не было слушать. Но это море — всех детей надо оздоровить. Они так ждали. И я решилась. Мы сели в автобус, и Соломийка всю дорогу была спокойна. Потом в поезде было то же самое. Это какое-то чудо! На море она начала поднимать головку, реагировать на мое «ма-ма». И повторяет за моими губами. И «ля-ля» также повторяет! Тянет ко мне ручонки.

 Подружжя з Буська усиновлює хворих дітей

— Власть районная, областная вам помогает?

— Не помогает. Да я никуда и не обращалась. Нас поддерживает общественная организация «Забота в действии». В этом году нам впервые дали для всех детей бесплатные путевки.

По материалам: Высокий Замок

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •