За «евроремонты» уникальные сакральные памятники оказались под угрозой  «Після примітивної реконструкції храмів з них наче зникають намоленість і піднесена аура...»

Весомую часть бесценного наследия Украинского государства составляют ее храмы, эти обереги нашей духовности, национальной идентичности. Обидно, но многие из них исчезают, теряют свою самобытность. Виноват в этом не только безжалостное время — прилагаются и недальновидные люди. Именно они своими поспешными необдуманными поступками (хотя якобы руководствуются благими намерениями) губят, уродуют сокровища, которые достались нам от предков. И которые мы призваны в их подлинности передать на дальнейшее сохранение потомкам.

Гордость села Залесье на Золочевщине — сооружена в терезианському стиле церковь Великомученицы Параскевы, которая является памятником архитектуры местного значения. Когда ее иконостас приезжал изучать знаменитый хранитель духовных ценностей, академик Борис Возницкий. Точной даты постройки храма в селе не знают, но понимают: за ним — большая память, тысячи судеб. Раз так, то и относиться к нему следует подчеркнуто уважительно. С уважением к первозданности. Для современников, как и для их предшественников, должно быть дорогим каждый камешек, каждая деталь святыни.

В Залесье, похоже, с этим проблемы. Прихожане решили сузить на два кирпича вход в ризницу и заменить старые двери новыми, современными. Категорически против такой «реконструкции» местный краевед, по профессии — ветеринар Владимир Топишко.

— Исторические памятники нельзя перепланировать на свой лад, это грубое нарушение закона, — делится обоснованными тревогами в разговоре с корреспондентом «Высокого Замка» Владимир. — Согласен: двери действительно хлипкие. Но их можно было бы, не сужая, заменить на другие, такого же размера, такого же фасона, тоже из дерева. И поставить на них бывшие, еще вполне добротные завесы оригинальной формы. Этим занавесям будет не менее 150 лет. Они кованые, ручной работы, изготовлены в кузнице, которая когда-то работала в нашем селе. Прослужат еще не одно столетие! Это частичка нашей истории. Жаль, что наши односельчане этого не хотят понимать. На месте возникает ненужный конфликт. Кое-кто делает меня чуть ли не врагом…

Читайте также:  Вместо спортшколы — элитный ресторан

Залісянський священник говорит, что получил от владыки в районе разрешение на замену дверей. Но на замену, отче, а не на их сужение!

 «Після примітивної реконструкції храмів з них наче зникають намоленість і піднесена аура...»

Еще одно сомнительное новшество — чтобы здешняя колокольня выглядела привлекательнее, на старую штукатурку стен мастера нанесли современное декоративное покрытие «короед». Но оно не приживается. И новая, и старая штукатурка осыпается…

Несколько лет назад на этом приходе прибегли к другой самодеятельности: шатровую крышу колокольни, покрытый вполне добротной австрийской черепицей, заменили куполом, накрыли его модерным булатом. Старую бляху продали как металлолом (а могла бы еще послужить возраст). Колокольня перестала быть похожей на саму себя. Через противоправное изменение формы крыши председатель комиссии сакрального искусства Львовской архиепархии УГКЦ а. Севастьян Дмитрух сделал предписание, вызвал священника для объяснений в Львовскую консисторию. Назвал этот случай «вандальным». Однако, как видим, он не стал поучительным, церковь в Залесье и далее «подправляют», как кому заблагорассудится.

— Наши деды-прадеды были очень умными, предусмотрительными. Ценили, берегли свою духовную обитель, — рассуждает ветеринар Владимир Топишко. — Скажем, основу под крышу залісянської колокольни делали из четырех видов дерева. Делали это продуманно: в случае, если бы червь повредил балки из сосны, кровля держалась бы на перекрытии из бука, граба или ясеня. Нам всем бы такой ревностной внимания к своим святыням…

К сожалению, любительская, лишенная правил и вкуса реконструкция сакральных объектов стала плохой модой, приобрела массовое распространение в нашей стране. Она наносит огромный удар по нашей исторической, культурной наследии. Один из самых вопиющих случаев произошел в мае этого года в карпатском Славском. В тамошней церкви Успения Пресвятой Богородицы во время ремонта с молчаливого согласия священника на стенах зарисовали уникальные росписи художников-монументалистов начала ХХ века. Модеста Сосенко и Юлиана Бучманюка, а с пола сбили уникальную плитку, которая была изготовлена на фабрике знаменитого львовского архитектора Ивана Левинского. На месте упомянутых росписей приклеили плитку, которую используют в ванных комнатах…

Читайте также:  Литые диски на авто: верное решение или нет?

Вспомните: во многих наших церквях (даже тех, которые входят в список ЮНЕСКО) под видом евроремонтов незаконно делают «предбанники» из пластика, деревянные стены обшивают искусственной вагонкой, вместо уникальных витражей вставляют «ширпотреб» — пластиковые окна. Как сказал мне один из прихожан, после такой примитивной реконструкции словно исчезает намоленість этих храмов, выветривается их возвышенная аура…

«Несколько дней не покидало ощущение, будто мне обрубили руки и ноги, — в интервью изданию „Твой город“ пересказывал свой боль после „ЧП“ в Славском отец Севастьян (ныне с тяжелым недугом находится в больнице — И. Ф.). — Когда священник кладет руку на Евангелие, то говорит: „Церковное имущество не раздавать, не продавать, не закладывать — оберегать“. То есть возбуждено присягу. Тот священник не оберег того, что имел».

Еще одно отчаянное рассуждение отца Севастиана: «Наши бедные крестьяне имеют средства на пластик, на булатову жесть, на політехову плитку, но не имеют средств на теса, на доски, на природный камень, чтобы осадить церковь. Часто случается так, что, „обновляя“ старенькие иконостасы, на иконы просто прилепляют большими слоями позлітку, тем самым уничтожая их сакральную ценность. Комиссия сакрального искусства ничего сделать с этим не может, хотя каждый раз просит, чтобы не уничтожали памятников. Пока что есть сознательные священники, которые запрещают „реставрацию“. А есть и такие, что просто хотят показать людям, что что-то делают для церкви…». Отец Севастиан с грустью вспомнил, как в одном из галицких сел местный священник пригласил для ремонта «Григория богомаза». И тот «поставил обычных мальчишек, которые дрельками драли иконостас»…

Читайте также:  «Нам много раз говорили, что есть повторы наших номеров. На этот раз терпение лопнуло»

Комментарий для «ВЗ»Андрей Юраш, директор Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Украины

«Реконструкция» церквей — очень болезненный вопрос, его поднимаем на всех уровнях. К сожалению, у значительной части священнослужителей нет понимания стоимости тех исторических сокровищ, которые они получают вместе с храмами. Сокровищ, которые они должны сохранять, приумножать. В этом недорабатывает высшее руководство наших церквей…

Очень часто предметы наших церквей, даже мелкие, являются произведениями искусства. Они связаны со столярным, кузнечным делами. Этим искусством есть специальные украшения, специальные завесы, металлические элементы отделки. Конечно, с течением времени эти предметы могли потерять былую красоту. Логично было бы отдать их реставраторам — чтобы сняли наслоения краски, восстановили металлическое покрытие. Община должна поставить эту проблему как краеугольный вопрос…

Недавно я находился в Страсбурге. В исторической застройке этого города вы не увидите новых окон-дверей из пластика или безумных домов в форме кубиков. Власть, жители города ценят свое прошлое, оберегают свою историю. Там есть исторические владельцы, есть поколения, которые по 200-300 лет живут в этих домах или иным образом с ними связанные. Они считают делом своей чести, семейной достоинства сохранить эти реликвии. В Украине в силу известных обстоятельств эти традиции прерваны. Но их надо восстанавливать.

По материалам: Высокий Замок

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •