Е. Баталова: «Мы делаем все возможное, чтобы дети в школе привыкли к новым правилам и не нарушали их»

В условиях пандемии коронавируса в Украине стартовал новый учебный год – с праздничными линейками, но в непривычном формате. СМИ не преминули заметить, что первого сентября в День знаний и ученикам, и их родителям было сложно привыкнуть к новым реалиям жизни: соблюдать дистанцию, носить маски, пользоваться антисептиками. О том, как работает школа в новых условиях, корреспонденту ГолосUA рассказала Елена Баталова – директор киевской гимназии №153 им. А. С. Пушкина, в которой обучается 701 ученик.

– Елена Львовна, как ваша гимназия прошла «тест» 1-го сентября?

– В нашей гимназии первого сентября прошла торжественная линейка. Был 1-ый класс, был 9-ый класс и 11-ый класс. Была дистанция между детками. Все остальные классы пришли на второй урок. Второй урок был посвящен здоровью, правилам безопасности и правилам адаптивного карантина.

– И все ученики у вас сейчас в масках?

– В масках обязаны ходить ученики, начиная с 5-го класса, и только в коридорах. Как только дети заходят в класс, маски они снимают. Дети к маскам еще не привыкли, когда на перемене они выходят на улицу, то маски у них «съезжают» во все стороны: то тут она, то там она. Перемены в нашей школе проходят на улице и будут они проходить всегда, если не будет дождя. Даже если похолодает, перемены будут проходить на открытом воздухе. Пока не знаю, как поступим, когда включится отопление. Дело в том, что за 45 минут урока нога потеет, и детям надо будет переобуваться, чтобы выйти на улицу. 45 минут в теплом помещении и потом на улицу, менять обувь будет необходимо. Но пока ученики будут переобуваться, время перемены сократится. Мы что-нибудь придумаем.

Е. Баталова: «Мы делаем все возможное, чтобы дети в школе привыкли к новым правилам и не нарушали их»

– Елена Львовна, вы нас встречаете в прозрачном защитном щитке… Насколько такая экипировка удобна и безопасна?

– Эти защитные щитки, медицинские экраны многоразового использования, сделаны из очень удобного материала. Их производят в нашем украинском специальном институте, который связан с физикой. Делается такая маска на 3D-принтере. В день там делают 10 масок. Я обратилась к коллегам и сказала, что хочу приобрести для них такие защитные щитки, но должна понимать будут ли они их носить. Многие преподаватели почему-то стесняются. Я сегодня целый день в этой защитной маске проходила и показала, что стесняться не надо. Сейчас уже все привыкли, что люди ходят в марлевых и тканевых масках. И к такой защитной маске тоже привыкнут. Я рекомендую учителям надеть такой щиток и попробовать провести в нем урок. Я провожу в нем урок. Во-первых, видны ваши эмоции, во-вторых, вы не плюете в эту тканевую маску, кстати, ее нужно менять через каждых три часа. Мои коллеги поддержали меня, уже пользуются такими щитками. Будем заказывать следующую партию. Вы обработали этот щиток каждый день и всё. Вам дышать в ней легко. И главный вопрос: насколько эта маска защищает? Она защитит детей от нас. Но она не до конца защитит нас от детей, потому что здесь с боков есть пространство. В итоге 60 человек в нашей гимназии согласились носить защитные щитки, те же наши техработники, которые обрабатывают парты в перчатках, моют везде туалеты, им просто необходимо иметь такие щитки. В них дышать легче, они сделаны из очень тонкого материала. Работники пищеблока также будут носить в нашей школе такие защитные щитки.

– Сколько раз в день в вашей школе антисептиком обрабатываются классы?

Читайте также:  Тарас Барщовский: как миллионер Тарас Ярославович Барщовский стал банкротом

– У нас все дети в классах сидят в своих кабинетах. Однако те классы, где преподают физику, химию, биологию, английский и украинский язык, когда класс делится, переходят на уроки в свободные кабинеты. В нашей школе 8 свободных кабинетов, плюс к этому мы оборудовали актовый зал, также оборудовали Пушкинский кабинет. В методическом кабинете также уроки проходят и даже в учительской они проходят. Все эти кабинеты технички обрабатывают после каждого урока, когда туда приходит другой класс. Но если дети какого-то класса все уроки сидят в одном кабинете, то это помещение обрабатывается только в конце дня, потому что это одни и те же дети, даже если они ушли на урок физкультуры, то в этот кабинет чужие дети не заходят. Этот кабинет принадлежит только этому классу. Так, готовясь к уроку физкультуры, девочки у нас переодеваются в классе, а мальчики – в раздевалках. К слову, в класс, где они учатся, чужих не пускают. Если зайдет туда другой класс, то все парты должны быть заранее обработаны антисептиком. А у нас техработников не так много, чтобы все классы после каждого урока обрабатывать. Поэтому выделены специальные кабинеты, куда заходят дети. Очень важно, что в каждом кабинете, кроме начальной школы, у нас целый день работает бактерицидная лампа, которую раньше купили родители. Это дорогие лампы, и покупали их против гриппа и ОРВИ, тогда еще ковида не было.

В туалетах у нас также предусмотрено соблюдение необходимой дистанции и гигиены. Дети еще не привыкли к новым правилам. Это дети, и они хотят нарушать правила! Дежурный учитель должен просто научить всех их соблюдать. Безусловно, дети привыкнут, им нужно просто на все время, постоянно этому учить. Сейчас нам надо потратить месяц на то, чтобы научить их надевать маски. Надо выработать у детей эти навыки, потому что они еще не отработаны как следует.

Е. Баталова: «Мы делаем все возможное, чтобы дети в школе привыкли к новым правилам и не нарушали их»

– В вашей школе есть медработник?

– Да, у нас в гимназии есть медсестра, есть медицинская комната и изолятор. У медсестры есть лекарства первой необходимости – например, но-шпа, нурофен от температуры, парацетамол и т.д. Для обработки ран есть перекись, йод, зеленка. Когда детки гуляют на улице, они приходят сюда с разбитыми коленками, поцарапанными лбами. У нас пока, слава Богу, детки здоровы. На родительском активе мы договорились, если ребенок с насморком, они оставляют его дома. Но если у ребенка появился насморк из-за того, что у него аллергия, то родители приносят справку, что их ребенок – аллергик, и это не катаральное явление, а аллергическое. Если у ребенка кашель и выделения из носа, насморк, мы сразу его ведём в медпункт, изолируем его и вызываем родителей. Слава Богу, пока у нас таких случаев в школе не было. Родители точно понимают, что изолятор в гимназии один и в этом изоляторе могут быть несколько детей, и это неприятно. Поэтому родители даже не приводят в школу своего ребенка, если у него есть признаки простуды. Это пока, но мы не знаем, что будет дальше.

Е. Баталова: «Мы делаем все возможное, чтобы дети в школе привыкли к новым правилам и не нарушали их»

– Температуру у вас в школе всем измеряют?

– Температурный скрининг мы не делаем детям, а только учителям. У нас ведется журнал температурного скрининга. Дети у нас попадают в школу через несколько входов. Отмечу, что в нашей школе имеется три выхода. Отдельный выход есть для 1 и 2 класса, у них отдельный туалет, занимаются эти дети отдельно от всех. Второй выход – для классов, который учатся в правой стороне гимназии. Еще есть боковой выход – для классов, которые учатся в левой стороне гимназии. То есть, все дети у нас точно знают, как они расходятся. В каждом классе есть уголочек, где стоит антисептик, чистые сменные маски и емкость для утилизированных масок. В туалетах то же самое – стоит дезинфекция, а также жидкое мыло и бумажные салфетки. Это всё нам выделило Управление образования.

Читайте также:  В Ужгороде мужчины обстреляли пассажирский автобус: вымогали деньги у перевозчика (ФОТО)

Е. Баталова: «Мы делаем все возможное, чтобы дети в школе привыкли к новым правилам и не нарушали их»

– Как у вас обстоят дела с питанием школьников?

– Питание – особый случай. Сразу скажу, что у нас горячее питание – без бутербродов. Дети сами не берут еду, они приходят в столовую, и там для них уже накрыто. У нас составлен четкий график. Бывает, что иногда мы 15 минут урока забираем для того чтобы дети успели поесть. Но это более важная вещь, чтобы они не встречались с другим классом. Правда, есть время, когда три класса вместе, но в столовой четко распределено для всех отдельное время. Например, на обед школьники могут выбрать себе суп-лапшу, биток с ананасом под сыром, картофельное пюре или блинчики с творогом. Есть и комплексные обеды – к примеру, гречневый суп, куриный биток с картофельным пюре и фруктовый компот. Все очень вкусно и полезно для детского организма.

– Вы очень организованно разделяете потоки учеников…

– Пытаемся. По лестницам у нас дети подымаются только с левой стороны, а спускаются строго по правой стороне, там нарисованы стрелки, указатели. На улице у нас стоят дежурные учителя для того, чтобы посмотреть на перемене, образно говоря, как «работает» улица, как дети отдыхают. И, что очень важно: никто из родителей не входит в школу. Это категорическое табу. Охранник у нас стоит на входе и все это строго контролирует. Я, кстати, даже прием граждан проводила на улице. Многие родители возмущаются этим запретом, мол, что это за военное положение у вас?! Я им сказала, что это не военное положение, а военные положение будет тогда, когда вы уйдете на «дистанционку», и, не дай Бог, кто-то заболеет. У нас это необходимые меры предосторожности для того, чтобы дети были защищены от потенциальной угрозы.

– Елена Львовна, как вы считаете, насколько качественные знания может дать детям дистанционное обучение?

– Сложно сказать. Преподаватели математики, физики, химии и биологии могут точно ответить на вопрос, насколько качественно дети освоили их предмет на удаленном обучении. С литературой сложнее. Мы только начали учебный год, и я еще от детей обратную связь не получила, чтобы понять, насколько эффективным для них было дистанционное обучение и насколько они «сырые». Четыре дня все будут просто повторять материал, будут смотреть, где какие проблемы.

Е. Баталова: «Мы делаем все возможное, чтобы дети в школе привыкли к новым правилам и не нарушали их»

– В МОН не исключают, что через полтора-два месяца, когда пойдет всплеск гриппа и ОРВИ, школы могут уйти на карантин… Что, на ваш взгляд, нужно учесть для более удобной работы учителя и детей при онлайн-обучении?

– У нас есть дистанционные школы, которые всю свою деятельность направили на дистанционное обучение. У них готовы видеоуроки, тесты и т.д. Обратите внимание, что дети идут на дистанционное обучение только те, кто организован для такого обучения. Или родители их организовали, или сами дети – старшеклассники организованы на дистанционное обучение. То есть, люди, которые идут на дистанционку, целенаправленно понимают, на что они идут. Это их выбор. Родители понимают, что им надо или человека рядом с ребенком посадить, который будет это контролировать, или самим сесть рядом и контролировать. Но когда все дети идут вынужденно на дистанционное обучение, давайте будем реально оценивать сознательность родителей. Конечно, проще, когда кто-то это сделает, а тут получается, что я это должен сделать. Это очень серьезный уровень ответственности. Почему родители хотели, чтобы дети скорее пошли в школу? Потому что они не справлялись с этим. Тут действительно нужен контроль над детьми. Это дети, как только есть возможность, они раз и отключили дистанционку. Учитель по ту сторону экрана не может сейчас достучаться до родителей и сказать: эй, включите его! Поэтому здесь стоит только один момент – это сознание родителей. И тут возникает вопрос: а готовы ли родители к этой ответственности, могут ли они это сделать? Как показала практика в нашей гимназии, 80% родителей сказали «да», готовы, а 20% пап и мам не помогали своим детям. Дети говорили, у меня нет камеры, у меня нет Интернета, я у бабушки в Деревне. Вопрос: вы что-то сделали, чтобы помочь ребенку?

Читайте также:  Каменских взбудоражила Сеть откровенным образом (ФОТО)

– Родитель должен на время стать учителем?

– Нет, родитель должен во время дистанционного обучения своего ребенка просто быть где-то недалеко для того чтобы периодически контролировать его. Многие дети выгоняли своих родителей из своей комнаты. Для чего? Например, стесняются отвечать, когда родитель слышит. Или понимают, что кто-то в классе отвечает лучше, чем он сам, и не хочет, чтобы это слышали родители. Наша задача – чтобы у ребенка для дистанционки была камера, чтобы у него был звук и, соответственно, Интернет. Безусловно, для нас, учителей, конечно, лучше работать с детьми очно, «вживую», поскольку я сразу вижу отдачу от детей. При дистанционке я дала знания, но отдачи не вижу.

Е. Баталова: «Мы делаем все возможное, чтобы дети в школе привыкли к новым правилам и не нарушали их»

– Испытываете ли вы дефицит кадров в своей школе и как решаете эту проблему?

– В этом году впервые за все время от нас ушло сразу 8 учителей. Это очень много. Многие учителя ушли на пенсию, потому что побоялись добираться на транспорте, кто-то по личным вопросам, кто-то в частную школу перешел, потому что нужно больше зарплаты. Как я решала кадровый вопрос? Я обзвонила человек 70. Но получилось очень хорошо, когда оказалось, что два ведущих кадровых агентства в Украине дают государственным учреждениям бесплатные разрешения на размещение вакансий и доступ к базе резюме. То есть, они сделали мне бесплатный доступ к базе резюме и размещению вакансий. Благодаря этому, я в течение всего лета закрыла все вакансии, я набрала 9 человек.

Е. Баталова: «Мы делаем все возможное, чтобы дети в школе привыкли к новым правилам и не нарушали их»

– Какие зарплаты у учителей сегодня?

– Минимальная зарплата учителя 6-7 тыс. грн в месяц, максимальная – где-то 17 тыс. грн. Уровень заработной платы педагогов зависит от нагрузки, от категории, от звания и от педстажа. Если учитель придет сразу из института, то зарплаты больше 7 тыс. грн у него не будет. Я искала себе учителей только с опытом работы. Я общалась с каждым кандидатом отдельно и выбрала лучших из них. 

Е. Баталова: «Мы делаем все возможное, чтобы дети в школе привыкли к новым правилам и не нарушали их»

По материалам: Голос

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •