Н. Шуфрич: «Если новая власть попадется на коррупционном скандале, это может привести к досрочному прекращению ее полномочий»

Самоочищение журналистов, введение национальной пресс-карты, давление на СМИ, которые пытаются критиковать власть. Это инициативы и процессы в медиасфере, которые имеют место уже при новой команде у власти. Кроме того, есть ряд важнейших проблем для всего украинского общества: в планах Президента Зеленского, правительства и однопартийного парламентского большинства ряд непопулярных реформ. Кабинет министров под руководством Алексея Гончарука подготовил проект бюджета, где отведено мало места для социальных обязательств государства. Недостаточно ясна украинская позиция в процессе урегулирования конфликта на Донбассе. На эти и другие актуальные темы ГолосUA пообщался с народным депутатом Украины, главой парламентского комитета по вопросам свободы слова Нестором Шуфричем.

– Глава президентского офиса Андрей Богдан в интервью ВВС заявил о необходимости некоего «самоочищения» в среде журналистов. Как можно трактовать такой сигнал?

– К сожалению, это сигнал, что власть опасается информации, которую она не будет контролировать. Реакция отдельных ваших коллег является тому подтверждением. Попытка введения национальной карты журналиста также является подтверждением моих опасений. Мне еще сложно давать оценку этой инициативе, но пока она у меня больше вызывает недоверие и беспокойство, чем понимание и поддержку.

– О чем свидетельствуют заявления парламентской пресс-службы об инициативах сократить количество журналистов в Верховной Раде и внести изменения в закон «Об информации»?

– На комитете будет рассматриваться вопрос координации пресс-службы, управления государственной охраны, а также журналистов. Есть физические ограничения по поводу возможности присутствовать на заседания Рады. Это связано с возможностями физически пройти в здание парламента и физически разместиться. Я попросил эти вопросы отрегулировать, и это будет предметом обсуждения на заседании комитета.

– А инициативы, что это будет решать некий общественный совет?

– Лучше, чтобы это решали сами журналисты, чем это будет решать кто-то другой. Лучше этот вопрос доверить самим журналистам. Основной аспект – это освещение работы Рады, причем всех ее аспектов. Несколько странно выглядит, когда аккредитованный журналист в течение сессии не предоставил ни одного аналитического материала о работе сессии. Давайте скажем откровенно: здесь есть вопрос. Мы здесь будем доверять самим журналистам. Надеемся на объективность и прозрачность их решений.

– С начала работы Верховной Рады журналисты уже успели сфотографировать личную переписку некоторых народных депутатов, зафиксировать «кнопкодаство»… Насколько это нормально?

– Фиксировать «кнопкодавов» – это не только нормально, это еще и поощрительно. Фиксировать личную переписку… Есть же решение Конституционного суда по этому вопросу. С другой стороны, это публичные люди, которые должны понимать ответственность за то, что они делают. А иногда и за то, что они не делают. Фотографирование – это еще на грани корректности, а вот спущенный микрофон в зал Верховной Рады, что, кстати, было отмечено, – просто кто-то спустил микрофон на проводе, – я считаю, это уже перегиб.

– Депутаты испытывают дискомфорт, что их переписку фотографируют?

– Если вашу переписку личную кто-то сфотографировал и опубликовал, вы бы испытывали личный дискомфорт? Наверное, да.

– Это обсуждается?

– Конечно, обсуждается. И красным словцом люди не брезгуют в своей реакции. Это естественная человеческая реакция.

– Какие проекты законов сейчас есть в разработке у парламентского комитета по вопросам свободы слова?

Читайте также:  Эрдоган назвал главные цели военной операции в Сирии

– Вы знаете, что принято постановление о проведении ряда слушаний. Во время их подготовки и проведения мы получим целый ряд рекомендаций по поводу, какие изменения в законы или новые законы нужны для того, чтобы защитить право наших журналистов подавать информацию. С другой стороны, стоит вопрос о том, где та грань: где информация должна быть обязательно предоставлена, где подача информации не может быть остановлена, информации, которой нельзя препятствовать к ее подаче, но в то же время, где та информация, которая уже является личной и которую можно подавать с разрешения ее носителя. По этому поводу есть решение Конституционного суда, который дал трактовку целого ряда законов, сегодня регулирующих эту сферу.

– Почему у Зеленского хотят упростить «прослушку» и обыски депутатов?

– Кстати, я не против. Это не только для депутатов. Я не против того, что ГБР и НАБУ дают право иметь собственную «прослушку», но только на основании решений суда о праве прослушать, чтобы они имели свою аппаратуру, а не обращались за этим в МВД или СБУ. Я не против: пожалуйста, пусть слушают, только пусть слушают по решению суда, пусть слушают реально тех, кого они подозревают в коррупции, а не политических оппонентов. Какая разница: МВД слушает, СБУ слушает, пусть еще эти слушают, я ж не против, только все это должно быть на основании санкции суда.

– Мы знаем, что у власти в планах много реформ, которые могут быть очень непопулярными, например, открытие рынка земли. С приближением этих реформ усилится ли давление власти на СМИ, попытаются ли власти прикрыть каналы, которые очевидно будут это критиковать?

– Более того, это уже происходит, мы это видим. Это касается как минимум пяти каналов. Мы видим элементы давление или уже прямое давление на «112-й», «NewsOne». Говорят о том, что есть факты давления на «Прямой», попытки давление на канал «Наш». Уже сегодня мы видим внеочередную проверку на «ZIKе». Это как раз те каналы, которые, в общем-то, позволяют себе критиковать власть. Выстраивается логика власти, когда они хотят использовать свой высокий уровень поддержки и доверия для того, чтобы обезопасить себя на тот период, когда они будут лишены этого уровня поддержки, в случае если их действия вызовут отрицательную оценку в обществе. Сегодня у нас есть несколько глобальных проблем: вопрос тарифов, вопрос зарплат и пенсий, вопрос завершения военного конфликта на Донбассе. Люди ожидают решения этих вопросов. Если это не будет решено, то, естественно, реакция людей будет адекватной, и это может иметь негативные последствия для власти. Конечно, власть захочет минимизировать последствия такой оценки их деятельности. Если у них все будет хорошо, чего я им желаю, то их эти аспекты будут интересовать меньше.

– Можно ли трактовать давление на телеканалы, как давление со стороны власти на их собственника или тех, кто имеет влияние на эти каналы?

– Безусловно. К сожалению, нельзя исключить, что препятствование деятельности журналистов – это давление и влияние на позицию собственника.

Читайте также:  В. Скаршевский: «Бюджет-2020 разработан для аграрно-сырьевой страны колониального типа»

– В интервью актеру Станиславу Боклану Зеленский говорил, что у них есть некая компрометирующая информация по финансированию телеканалов… Но власти предпочли работать через Нацсовет по телевидению и радиовещанию…

– Пожалуйста. Если есть информация о незаконности действий тех или иных юридических лиц или журналистов, пожалуйста, но это должно быть установлено в честном и объективном суде. Вот пример с «NewsOne». Я себе слабо представляю, чтобы в какой-то стране с развитой демократией привлекали к ответственности журналистов за позицию гостей в студии. Это абсурд. А с «NewsOne» происходит исключительно это.

– Фактор националистов, фактор улицы – его сейчас не особо видно, но все же некоторые проявления уже были при новой власти… Появится ли он в полной мере в будущем?

– Думаю, при таком уровне поддержки власти праворадикалы займут умеренную позицию, но в случае роста недовольства наших граждан действиями власти они, конечно, активизируются. Их сфера деятельности – это коррупция, они там очень хорошо «качают», и если, не дай Бог, новая власть попадется на коррупционном скандале, это действительно может очень плохо и трагически отразиться на самой структуре власти и может даже привести к досрочному прекращению полномочий, как Рады, так и Президента. С одной стороны, социально-экономическая ситуация, ситуация на Донбассе и возможность нового коррупционного скандала могут привести к досрочному прекращению полномочий власти. Власть это понимает, власть это не может не понимать, поэтому старается себя обезопасить.

– Кстати, о Донбассе. Министр иностранных дел Украины в течение суток фактически меняет свою позицию: сначала он говорит, что в формуле Штайнмайера никакой «зрады» нет, потом говорит, что особый статус Донбасса не будут вносить в Конституцию ни при каких обстоятельствах… Затем появляется некая «формула Зеленского»… Не могли бы вы объяснить нашей аудитории, что происходит в процессе урегулирования конфликта на Востоке Украины?

– Во-первых, безусловно, сегодня ситуация лучше, чем была. При Порошенко я был абсолютно уверен, что он этот процесс никогда не завершит. Более того, я это сказал 20 февраля 2015 года, через неделю после подписания Минских соглашений и, к сожалению, оказался прав. Здесь я предполагаю, что Зеленский хочет завершить этот конфликт, у него есть такая амбиция, но он до конца не понимает, как это сделать. Те противоречия в заявлениях и действиях, о которых вы говорите, могут стать причиной того, что этот процесс затянется. Как следствие, эта ситуация повлияет на экономическую и социальную составляющую в нашей стране, спровоцирует коррупционные действия по принципу: «ну раз мы идем в тупик, то давайте возьмем то, что успеем», такое тоже исключать нельзя, и в итоге это может все закончиться глубоким кризисом. Но еще раз подчеркиваю: у Зеленского есть реальная возможность завершить этот конфликт. Все зависит от его воли и от его собственного понимания этого процесса.

– На каком этапе сегодня Минский процесс?

– В общем-то, он стал на полшага ближе к реализации, учитывая ситуацию в Станице Луганской, а все остальное – это намерения, которые еще не реализованы. Если состоится встреча в Нормандском формате, которая на бумаге зафиксирует предложенную формулу Штайнмайера, а как вы понимаете, там есть жесткая позиция по предоставлению особого статуса на постоянной основе, через временный период предоставления этого статуса после выборов на местах, то тогда я могу сказать, что мы реально завершим это противостояние. Но Зеленский для себя должен принять решение, потому что полумерами-полушагами этот вопрос не решишь.

Читайте также:  Прогноз погоды на 11октября: В Украине резко потеплеет

– Соединенные Штаты могут мешать этому процессу?

– Пока они помогают. На сегодняшний день ситуация такая, что они помогают. Я вижу позицию администрации Трампа, по крайней мере, потому что в Америке все неоднородно, но та группа, которая доминирует в администрации президента США, мне кажется, готова помочь в реализации Минских соглашений не на словах, а реально. И они, в принципе, не отвергают реализацию формулы Штайнмайера.

– О внутренней политике… Как вы оцениваете проект государственного бюджета Украины на 2020 год? Мы видим рост расходов на такие непрозрачные сферы, как силовики и дороги, но и сокращение объема выплат субсидий, замедление роста пенсий…

– Вы ответили на свой вопрос сразу. На 33 миллиарда гривен, под Абромавичуса, как это сказали, мы увеличиваем оборонно-военный бюджет, в то же время на 8 миллиардов сокращаем субсидии. У нас что, за год люди стали жить лучше? Нет, конечно. При этом мы видим, что в вопросах ренты лоббируются интересы олигархических групп, хотя декларировалось обратное. В вопросах бюджета здравоохранения, могу сразу сказать, что дело Супрун живет и процветает. Если коротко, этот бюджет – бюджет Порошенко, Гройсмана, Яценюка и госпожи Супрун. Если мы планируем до первого декабря побороть контрабанду, то где доходы от таможни? Это приблизительно 100 миллиардов гривен. Почему их нет в проекте бюджета? Значит, борьба с контрабандистами и с контрабандой в целом тоже в проекте? Значит, не в следующем году, а в будущих периодах? Это все те вопросы, которые требуют жестких ответов.

– Но над проектом бюджета еще будут работать?

– Вы знаете, когда премьер-министр говорит, что это проект бюджета, не обращайте внимания, там будут другие цифры. Хорошо, подождем другие цифры. Как долго? Какие?

– Это уже характеризует, как работает Кабмин…

– Я вам скажу откровенно, с 29 августа по 15 сентября, можно было пересчитать все параметры, можно было определить все приоритеты, если хотели этим заниматься.

– Офис Президента официально опубликовал фото совещания на Банковой с Коломойским… Как вы оцениваете этот факт, и к лицу ли это Президенту?

– Я улыбнулся. Мне понравилась шутка, что Коломойский был единственный без ручки и без листика. То есть, он зашел в Кабинет Президента и сказал: возьмите в руку ручку и пишите. Так это выглядело со стороны. Последние заявления и позиционирование Коломойского дают основания предполагать, что он себя позиционирует, как хозяин страны. А 21 апреля и 21 июля точно не за Коломойского голосовали. Голосовали за Зеленского. Так кого мы увидим реальным лидером – Зеленского, Коломойского или Андрея Богдана? Время покажет…

По материалам: Голос

  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •