Вбивство хлопчика поліцейськими: хто намагається затягнути слідство?

Круг подозреваемых расширяется. При этом и круг круговой поруки не сужается. На этой неделе появились новости по делу застреленного полицейскими пятилетнего мальчика – Кирилла Тлявова. Подозрение в преступлении объявили еще двум людям. Одному из них даже избрали меру пресечения – арест.

Вот только происходило все крайне странно. Складывалось впечатление, что подозреваемому просто давали время на побег! Кроме того в расследовании много белых пятен. В частности, до сих пор не найден главный вещественное доказательство – оружие. И даже квалификация обвинения вызывает много вопросов.

О циничные попытки избежать ответственности и игры на детской смерти – Игорь Левенок.

Голосеевский районный суд Киева. На заседании избирают меру пресечения для третьего подозреваемого в убийстве пятилетнего мальчика, из Переяслава-Хмельницкого – Кирилла Тлявова.

“Это все липа и я могу сказать ему в глаза, и когда он брал ружье и стрелял по детям”.

Третьего июня в столичной больнице Кирилл Тлявов умер. Ранение мальчик получил у своего же дома. В убийстве ребенка подозревают двух полицейских, которые ради развлечения, пьяные, стреляли из огнестрелов по бутылкам. Одна из пуль попала малышу в голову. Прощаться с Кириллом пришли сотни переяславцев. А его смерть всколыхнула всю страну.

“Потому что это большое горе, я не знаю, каждый из вас кто здесь стоит в том числе и я, это не так просто здесь стоять”.

По всей стране прокатилась волна протестов. Под стенами полицейских управлений и отделений люди требовали справедливо наказать виновников. За резонансное дело взялись следователи Государственного бюро расследований.

“Предварительно мы установили, что это возможно 5,6 калибр. Это охотничье нарезное огнестрельное оружие, но может быть и спортивное оружие”, – говорит Павел Стран, следователь Государственного бюро расследований.

Читайте также:  Посол Франции уволен из-за секс-скандала

Двух полицейских задержали еще в день трагедии. Это старший сержант полиции, бывший сотрудник ГАИ Владимир Петровец. И инспектор водной полиции, лейтенант Иван Приходько. Впрочем, Кто же именно стрелял – они не признаются. И самое главное оружие, из которого убили ребенка, до сих пор не найдена. В ГБР подозревают: скрыть главное вещественное доказательство им помогли коллеги-полицейские. Это предстоит выяснить отдельное расследование.

“ГБР не может сказать, что это оружие того, или того. Она не зарегістрірована, значит ничья”, – говорит Александра Тлявова, бабушка Кирилла.

“После проведения экспертиз-допросов будет решен вопрос о возможной причастности и объявлении подозрения другим лицам”, – говорит Роман Труба, директор Государственного бюро расследований.

Сейчас полицейских обвиняют в умышленном убийстве. Ведь они стреляли из вогнопальної оружия в людном месте. А значит должны были осознавать всю опасность. По этой статье – Петровцю и Приходько грозит до пятнадцати лет тюрьмы или же пожизненное. И адвокаты подсудимых пытаются изменить квалификацию.

“Сейчас идет очень много спекуляций и в том числе от юристов, о наличии умысла. И по ходу досудебного расследования она может меняться и может переквалифицироваться в статью 119-ю уголовного кодекса Украины или в 121-ую это непредумышленное убийство, или нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших за собой смерть человека”, – говорит Александр Щербина, адвокат семьи потерпевших.

“И утверждають, что они были трезвые, все доказывают, что раз не взяли анализы значит они были трезвые. Извините, если они были трезвые, значит это было умишлєнно, они соображали куда они стреляют”, – говорит Александра Тлявова, бабушка мальчика.

Читайте также:  Госдолг Украины за 2018 год вырос на 2 млрд долларов

Отсутствие анализов – еще одно “скользкое” место в деле. Подозреваемые просто не дали согласия их взять… И все же определенные подвижки в расследовании произошли. Следователи ГБР определили полный круг лиц, кто мог убить ребенка.

“Объявлено подозрение одному из участников, который присутствовал и не просто присутствовал, а также использовал оружие и осуществлял выстрелы из этого оружия”, – говорит Роман Труба, директор Государственного бюро расследований.

Вот этот новый подозреваемый – двадцатишестилетний Дмитрий Кривошей. По документам, работает мастером газовых котлов на коммунальном предприятии. В тот день он тоже развлекался с оружием вместе с полицейскими.

“Вибачаїмся, я действительно стрелял, два выстрела я совершил, но я стрелял в стовбову сопротивления, которая стоит прямо в поле”, – говорит Дмитрий Кривошей, подозреваемый.

Мужчина заметно нервничает. Извиняется, и просит на время следствия, домашнего ареста. Кривошею инкриминируют хулиганство, совершенное с оружием, повлекшее тяжкие последствия. Это от трех до семи лет заключения. Почему хулиганство? Прокурор объясняет так:

“Необходимо установить отношение между тем, что он стрелял и то, что именно от этого выстрела погиб Кирилл”, – говорит Михаил Вознесенский, прокурор отдела прокуратуры Киевской области.

Адвокаты семьи Тлявових просят взять под стражу подозреваемого.

“Отбрасывать версию, по переховувавання оружия непосредственно господином Кривошеем мы не можем”.

Пока судья в совещательной комнате, в зале кипят страсти.

“Пусть твои мозги станут на место и вспомнять, где вы все дели ружье, а так згниєте в тюрьме”.

“Мера пресечения содержание под стражей сроком на шестьдесят дней то есть до пятнадцятого девятого девятнадцатого года включительно”.

За процедурой арест должен был бы состояться прямо в зале суда. И прокурор почему-то растерянный.

Читайте также:  Житель Донецкой области хранил дома арсенал оружия

“Что сейчас произойдет по процедуре? Сейчас надо подождать”.

Подозреваемый – раздражен. Все время кому-то звонит. За несколько минут в его руках появляется пакетик с вещами. И брать под стражу Дмитрия Кривошея никто не торопится. Прокурор идет в делах. Стеречь подозреваемого остаются два оперативники и бабушка Кирилла. Так проходит три часа!

Рабочий день подходит к концу и через несколько минут суд должен прекратить свою работу, вот мы видим уборщицы уже моют пол впрочем конвой, который должен доставить подозреваемого в следственный изолятор до сих пор не прибыл. Видимо сторона обвинения не предусматривала именно такой меры пресечения.

“ГБР не нужно, прокуратуре не нужно, для чего тогда было привозить его сюда, не знаю. – Судья также когда выходила из суда домой, которая рассматривала дело говорит чего они там стоят? – Ждут конвой. – Как конвой? – Ну да. Это цирк какой-то. – А если он не приедет? – Уже рабочий день закончился сейчас я охране скажу, чтобы они посторонних людей просто вывели из помещения суда и мне без разницы, где потом ГБР и прокуратура будут искать подозреваемого”, – говорит Артем Щербак, руководитель аппарата Голосеевского районного суда Киева.

За несколько минут подозреваемого в наручниках таки забирают. Впрочем не тюремный конвой, а полицейские.

А в ГБР тем временем подозрение о совершении преступления вручили четвертом участнику стрельбы – несовершеннолетнему сыну Владимира Петровке. Двенадцать сотрудников полиции Переяслава-Хмельницкого находятся под следствием. Шестерых из них уже уволены.

По материалам: Подробности

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •