Война в руинах

Дом "государство Украина" в руины отнюдь не превратился. Но некоторые его составляющие — коридоры и кабинеты власти — вполне уже стали нагромождением ям, завалов, дыр и скелетов, выпадающих из разбитых шкафов и сейфов.

Парадоксально, но факт: чем дальше от линии фронта, тем меньше гражданские говорят о потребности в личном оружии и в членстве Украины в НАТО как о ключевых факторах безопасности. 

Нет, они отнюдь не против, а вполне "за". Но это у них на каком-то там "…надцатом" месте. Граждане менее романтичны и более прагматичны в вопросах выживания. Ведь оружие отнимается с помощью другого оружия, а цену торжественным иностранным гарантиям безопасности у нас после 2014 года знают даже школьники младших классов.

Да и собственно "война" для них — то, что видели и переживали лично. "Горячая" фаза, и сопутствующие хаос, паника, неопределенность — вот это Настоящая Война. А то, что происходит сейчас, — агрессия России, оккупированные территории, боевые действия, вооруженный конфликт низкой интенсивности. Такое... Но не война. 

Напротив, чем западнее, тем оценки ситуации масштабнее и пассионарнее. И не в пример тревожнее.

Первый, самый простой вывод, который напрашивается, — на востоке люди жизнь не понаслышке знают, а тут, в уюте и комфорте, не пуганые и не бедные обыватели, пороху предпочитающие кокс, гонят зраду с утра до вечера в своих фейсбуках. Повышают самооценку, канализируют неврозы и демонстрируют сверхкомпетентность на ровном месте.

Второй тоже оригинальностью не блещет. Люди привыкают ко всему, война — это продолжение политики другими средствами, какая политика — такая и война. Терпели четверть века политику, потерпят и войну, благо, что шито все это одними и теми же нитками.

Люди западнее слышат примирительно-соглашательскую риторику от деятелей, которым бы и чтение таблицы умножения вслух не доверили: соврут по привычке! Значит, думают люди, живущие западнее, на самом деле все гораздо хуже. Правду от нас скрывают.

Люди восточнее, которые просто друг друга знают десятки лет, что с этой, что с той стороны, видят, что размеры заносов и откатов в целом существенно не изменились, поменялись стейкхолдеры криминальной экономики, а бюджетный пылесос западных денег только набирает мощность. Война войной, а коррупция по расписанию. Патриот, отойди от схем подальше, АТО затянет — не найдут.

Но это опять же получаются такие фейсбучные оценки, чтобы похлестче и чтобы читающий в любом случае почувствовал бы себя похваленным.

Как же так, оценки искусственные, а напряжение — настоящее? 

Да, так бывает. Когда сознание не желает формулировать реалистичное умозаключение, поскольку оно не вписывается в героическую картину личного мира.

Специалисты говорят, что огневой контакт в застройке — сложное дело, требующее специальной подготовки, отличающейся от обычного боевого слаживания. Но еще хуже — это бой в руинах. Если в относительно целом здании или постройке примерно можно представить его внутреннюю геометрию и логику коммуникаций, то разрушения образуют совершенно другие ходы, лазы, провалы и бойницы. У обороняющихся преимущество: разрушения и превращения пространства происходили на их глазах, а вот для противника, даже если он ворвался в то же здание, это всегда западня.

Возвращаясь к формулировкам происходящего, прежде констатируем очевидное: дом "государство Украина" в руины отнюдь не превратился. Но некоторые его составляющие — коридоры и кабинеты власти — вполне уже стали нагромождением ям, завалов, дыр и скелетов, выпадающих из разбитых шкафов и сейфов. Если кому-то довелось видеть жилой дом, в который попал реактивный снаряд "Града", тот поймет картинку более отчетливо.

И самые активные боевые действия ведутся именно там. Определить неприятеля достаточно сложно, ибо это война всех со всеми. Вызванная этой самой Настоящей Войной, дух которой никуда не делся, а переместился на Печерские холмы.

Неотвеченные вопросы, возникшие за последние годы, никуда не делись. Отсутствие внятных ответов на них напряжения не снижает. Самодискредитация политиков идет семимильными шагами, и даже там, где ее, в общем-то, и нет (да, изредка и так бывает!), она все равно будет замечена и высмеяна. Денег, которые можно безболезненно украсть, все меньше. Союзники не просто задают риторические вопросы о коррупции, а, скучая, показывают красиво иллюстрированные объемные криминальные досье. На всех. Как сказал еще перед войной один мой хороший знакомый, сотрудник Всемирного банка: "Мы знаем движение каждого доллара в мире. Откуда? Да мы же их сами печатаем!"

То есть в сухом остатке имеем группу — мегакартель (пусть вас не смущает разделение на как бы власть и как бы оппозицию), предполагавшую руководить страной с помощью прежних, чуть улучшенных схем бюджетного контроля за теневой экономикой, которая и есть экономика настоящая; примерно два десятка очень мажоритарных акционеров и стаю рыб-прилипал помельче. 

Революция и Большая Война не могли ломать эту схему никак, потому что социальные потрясения, если не лишают жизни прежних стейкхолдеров, и даже здоровью не вредят, то в основном призваны лишь камуфлировать и стимулировать старые схемы: "АТО Путин нападет".

Но в мире идут необратимые политические изменения. Это как таяние ледника — он вроде еще и большой, и реально холодный, но в один момент трещина откалывает от него глыбу размером с мегаполис. А потом еще. Пингвины в ужасе, белые медведи негодуют, гагары и буревестники революции быстренько выстраиваются в небе в красивую очередь за биометрикой. 

Время тайных сделок с гарантией их секретности ушло безвозвратно. Путин, как вождь белых медведей, вынужден смотреть, как от него уплывают целые льдины стран, прежде казавшихся такой надежной твердью для его лап.

Что делает группа, у которой вынужденно ограничивается ресурс и развивается кризис? Умная — эволюционирует и умеряет аппетиты. Если этого недостаточно — делится на две и перераспределяет потоки согласно компетенциям. Да, и, конечно же, находит, кого принести в жертву. Нынешние показательные разборки не в счет — это напоминает, как злобные сельские дети кормили свиней пуговицами на веревке, чтобы потом показательно выдернуть их обратно. Сейчас тоже не очень понятно, чье свинство в итоге более свинское — назначенных коррупционеров на веревочке или веревкодергателей.

Ограничение ресурса для политической группы равноценно ограничению жизненного пространства. На мышах и крысах, а также на морских свинках в закрытом пространстве поставлено множество экспериментов. Все они заканчивались активизацией междоусобиц.

Украина долгое время была бруствером "империи зла", только вместо мешков с песком ложились украинские денежные мешки, хитрые, из-за которых хитрые москали игриво постреливали по Западу и его ценностям, с криками "чур, не я!" Как уже было сказано, мешки прохудились, москали стали видны в полный рост, Западу все это изрядно надоело, и он решил сначала решительно расчистить подступы к Московии, с бульдозерной грациозностью сдвигая в сторону нашу хитро... то есть многовекторность и ее витий. Потому что саботаж — он и есть саботаж, и никто сам себя, друзей или родственников в тюрьму не посадит. Потом за это могут судить? Да пусть лучше трое судят, чем шестеро — несут.

Война в завалах политических кабинетов разгорается тем ярче, чем громче звучат призывы о "мирном урегулировании" войны на Востоке. В политическом измерении это борьба не со спятившей Россией, а драка за отжатый не по понятиям ресурс. В которой можно сделать паузу и попробовать порешать. 

Но роль "смотрящего", на которую почти уже согласилась Центральная Европа, вдруг резко нарушил "беспредельщик" Трамп. Оказалось, что каталам и шулерам, даже из еврозоны, в Вашингтоне больше не рады. Особенно если они жульничают у них за спиной. И особенно если это за счет американских интересов.

Прилет госсекретаря США Тиллерсона, который привез спецпреставителя Курта Фолкера, — это последний звонок засевшим в руинах собственного тщеславия и жадности. Но дело в том, что воюющие друг с другом не очень в курсе законов драматургии и правил театра вообще. Они больше по той части цирка, где фокусы показывают.

Каких фокусов следует ожидать в ближайшее время?

1. Политическая риторика будет становиться все более радикальной, от чего все менее требовательная патриотическая публика будет если не в восторге, то уж одобрительно кивать — наверняка.

 Одновременно будут расти коррупция и контрабанда в "серой зоне", поскольку: а) это верный способ минимизировать стрельбу и продемонстрировать успехи мирных инициатив, б) никакие зарубежные проверяющие туда не доедут — страшно и непонятно, в) договороспособность власти позволит ей заручиться договорняками на будущих выборах, г) ну, и все-таки Киев, хоть и задорого, но покупает таким образом лояльность местных ватников и казнокрадов, руководить-то в районах кому-нибудь все равно надо?

 Центральная коррупция будет уменьшаться по сумме вышеуказанных причин, но, по сути говоря, она перетечет, как только что говорилось, в зону боевых действий. А напряжение войны, наоборот, перетечет оттуда — сюда.

По времени это будет разбито на два этапа. Первый — до осени, когда в отсутствие депутатов президент и премьер-министр будут показывать Волкеру очень красивые планы и очень достойных людей, готовых их осуществить.

Второй — от осени до Нового года, когда Волкер либо уедет в Вашингтон с реальными политическими скальпами и рекомендациями прислать вместо него не дипломата, а сантехника, либо все же возникнет украинское ФБР, все равно под чьей вывеской. Тут кто первый встанет, того и тапочки. Да и булава, соответственно, тоже.

Также вполне очевидно, что граждан будут максимально мобилизовать на эти войны в кабинетных руинах. Под самыми разными лозунгами. Показывая самые различные фокусы.

Гражданам следует помнить, что первый цирк возник в античные времена, и главным представлением в нем были не фокусы, а гладиаторские бои. Поэтому усаживайтесь поудобнее, сохраняйте спокойствие и чистите оружие, даже если оно вам совершенно ни к чему.

Олег Покальчук, zn.ua

подписаться на glavpost.com

под рекламой больше интересных новостей
comments powered by HyperComments
новости
блоги
лучшие блоги
life