Если бы Помпей победил Цезаря

9 августа 48 года до нашей эры Гай Юлий Цезарь одержал, возможно, самую гениальную из всех своих многочисленных военных побед.

Он выиграл Фарсальскую битву у Гнея Помпея, чье войско имело почти двукратное превосходство по численности. Это был не только триумф на поле боя, но и победа в борьбе за Рим. Пытаемся представить, что было бы, если бы в этом противостоянии верх взял бы Помпей.

Могло ли такое быть?

Да, могло. К тому моменту, как отношения двух триумвиров обострились до предела, все козыри были в руках Помпея. Полководец занимал Рим, имея в нем почти не ограниченную власть. Больше того, войско Помпея начитывало 7 легионов, а единственный минус состоял в том, что все эти легионы располагались в Испании.

В 49-м году до нашей эры, когда стало ясно, что война Цезаря и Помпея неизбежна, первый был фактическим главой республики. Помпей контролировал сенат, имея возможность, например, объявить Цезаря врагом государства. Помпея безусловно поддерживали патриции, видевшие в Цезаре угрозу Республики, а также большинство восточных провинций Рима. Это даже не говоря о том, что у Помпея имелись еще и немалые финансовые козыри. Он был одним из богатейших граждан Рима. Не доставало ему, разве что, народной любви и поддержки, вот только сам полководец не особо в ней нуждался.

Помпей

 Впрочем, на первом этапе гражданской войны, Помпей Цезарю проиграл. Покоритель Галлии сумел воспользоваться своим единственным козырем — наличием войска здесь и сейчас. Да, после подавления восстания Верцингеторикса, под командованием Цезаря оставалось всего полтора легиона. Вот только эти полтора легиона находились куда ближе к Риму, чем 7 легионов Помпея. И пока конкурент ждал прибытия своих солдат из Испании, Цезарь стремительно приближался к Вечному городу, а поселения севера Италии, включая стратегически важный Аримин, безропотно переходили под его контроль. Марш-бросок Цезаря на Рим вынудил Помпея бежать в Грецию. Вместе с ним эвакуировались и его многочисленные сторонники из числа патрициев. Полководец увез с собой почти весь Сенат, что, впрочем, не смутило Цезаря. Войдя в Рим, он попросту назначил новых сенаторов.

Это, однако, был только первый этап. Этап второй — ключевой в Гражданской войне — как раз и увенчался битвой при Фарсале. В Греции, куда Цезарь отправился для того, чтобы биться с Помпеем на поле боя, полководцы долго соревновались в искусстве маневрирования. И здесь Помпей первоначально сумел добиться большего успеха. Во-первых, он воссоединился со своими испанскими легионами. Во-вторых, на помощь ему пришли восточные провинции. В итоге, Помпей собрал под своими знаменами более 50 тысяч воинов, против 28 у Цезаря.

Численное превосходство, при этом, было еще и не единственным его преимуществом. Армия Помпея значительно лучше снабжалась, и ей, в конце концов, удалось загнать Цезаря в западню. При Фарсале Помпей занял позицию, которая лишала армию противника каких-либо шансов на отступление или бегство. Иными словами, перед солдатами Цезаря без преувеличений стоял выбор — победа или смерть. Это, в итоге, сыграло против Помпея, ибо позволило его сопернику поднять боевой дух своих воинов. К слову, существует мнение, что Помпей вообще не собирался давать Цезарю финального сражения. Он имел счастливую возможность победить, не вступая в бой.

Дело в том, что в армии Цезаря свирепствовали голод и болезни. Многие солдаты умерли во время длительных переходов, другие попросту дезертировали. Еще два-три месяца маневров, и Цезарь остался бы без войска. Помпей понимал это, но все равно поддался на уговоры патрициев. Квинт Метелл Сципион убедил полководца, что уклоняться от боя было бы неправильно. Он напомнил Помпей о его позорном бегстве из Рима и сказал, что народ и сенат сочтут его трусом, если он так и не возьмет над Цезарем верх в битве.

Впрочем, Помпей был настолько уверен в своей победе, что, видимо, не особенно возражал против довода своих сторонников. Цезарь оказался хитрее. При Фарсале он сумел обратить в бегство конницу Помпея, которая, в итоге, смяла строй помпеянцев, сделав их легкой добычей для врага. Полководец, носивший прозвище Великий, в переломный момент сражения пал духом. Помпей удалился в свой лагерь, отказавшись командовать битвой. Он ждал конца, но, в последний момент передумал, и, переодевшись рабом, бежал к побережью, чтобы оттуда отправиться в Египет.

Что бы изменилось в Риме, если бы Помпей победил?

Немногое. Надо понимать, что к 48 году до нашей эры Республика была некоторой фикцией. То есть, формально она сохранила все признаки демократии, на деле же все чаще оказывалась, что в Риме властвует кто-то один. Самый яркий пример — Сулла, на период диктатуры которого пришлись молодые годы Цезаря и Помпея. Официально он не обладал той властью, что позже имели Императоры, на деле же, все вопросы решались исключительно с его согласия и ведома.

Можно было бы назвать это «суверенной» или «управляемой» демократией, хотя, применительно к Риму, это не совсем точное определение. В 82-м году до нашей эры Сулла был выбран диктатором. Как правило, если сенат вручал кому-то экстренные полномочия, то только с жестко ограниченным сроком. Полгода или чуть-чуть больше. В случае с Суллой никаких ограничений предусмотрено не было. Официальная формулировка: «До тех пор, пока Рим, Италия, вся римская держава, потрясенная междуусобными войнами и распрями, не укрепиться».

Распределение провинций между триумвирами. Красный цвет — Помпей, желтый — Красс, синий — Цезарь

Гражданская война между Суллой и Гаем Марием-младшим, к тому моменту, была уже закончена. Никакой угрозы государству, что было обязательным условием для назначения диктатора, не существовало. Тем не менее, Сулла получил широчайшие полномочия: казнить, отбирать имущество, возводить и разрушать города, устанавливать подати, назначать магистратов, объявлять войны, основывать колонии. Демократические институты при этом уничтожены не были.

Диктатор позволил избрать консулов, вот только консулы эти не имели абсолютно никакой власти. К чему-то подобному явно стремились и Цезарь с Помпеем, а несколько ранее еще и третий участник триумвирата — Марк Красс. На момент заключения союза (приблизительно 60-е год до нашей эры) каждый из троих был достаточно силен для того, чтобы претендовать на власть, но не достаточно для того, чтобы взять ее. Иными словами, если бы кто-то из трех полководцев выступил бы против Сената в одиночку, то двое других встали бы на защиту республики, что привело бы к краху одиночки.

Зато союз Красса, Помпея и Цезаря давал им возможность контролировать Рим, делегируя друг другу полномочия. Красс обладал огромным состоянием и необходимыми союзу деньгами, Помпей был на тот момент наиболее прославленным полководцем и обладал значительным политическим весом. Более молодой Цезарь пользовался поддержкой и народа, и патрициев, ибо представлял один из знатнейших римских родов. Другое дело, что такой союз не мог существовать вечно, и после гибели Красса в войне с Парфией, стало ясно, что однажды Помпей и Цезарь сойдутся в борьбе за власть.

И все же Цезарь, одолев Помпея и заняв Рим, не упразднил Республику. Он, конечно, получил пожизненный диктаторские полномочия, как Сулла, но не совершил того, что сделал позже его внучатый племянник — Октавиан Август. Судя по всему, Цезарь не рассматривал варианта превращения республики в Империю с собой во главе. Видимо, сценарий Суллы был для него предпочтительнее, чем сценарий Августа.

Если бы при Фарсале победил Помпей, то картина, скорее всего, повторилась бы. Сенаторам, конечно, хотелось верить в восстановление демократии, но речь шла лишь о том, кто будет пожизненным диктатором Цезарь или Помпей. Больше того, до начала войны диктатором, по сути, был Помпей. Он так не назывался, вот только последнее слово при принятии политических решений оставалось именно за ним. Разбив Цезаря, Помпей не стал бы отказываться от власти и не удалился бы возделывать нивы, как Цинциннат. Напротив, у полководца отпала бы всякая необходимость в сенаторах и докучливых патрициях, что боролись за республику.

Скорее всего, Помпей быстро добился бы для себя диктаторских полномочий, задвинув любые другие силы на второй план. Другое дело, что, в отличие от Цезаря, человеком он был прямым и грубым. Он происходил не из древней и благородной семьи Юлиев, а из плебейского рода, который, однако, многого добился. Отец Помпея — Гней Страбон был полководцем и даже занимал недолго пост консула. В любом случае, Помпей был даже менее ориентирован на республиканские институты, чем Цезарь. Получив полную власть, он мог бы вообще упразднить сенат и выборы консулов.

Последствия

Когда речь заходит о диктатуре, то в какой-то момент очень остро встает вопрос преемника. У Помпея было двое сыновей, которые крепко друг друга не любили и не отличались особенным талантами. Оба, тем не менее, обладали определенным влиянием, как на политиков, так и на солдат. Однако, за спиной Помпея на маячила фигура юного гения интриг и закулисных войн, как это было у Цезаря. Октавиану понадобилось очень много времени, чтобы одолеть Марка Антония. Им приходилось долго терпеть друг друга. На каком-то этапе Антоний с Октавианом состряпали свой триумвират с абсолютно фиктивной и марионеточной третьей фигурой — Марком Эмилием Лепидом, чья роль в политике с момент основания союза начала стремиться к нулю.

Убийство Цезаря

 Тем не менее, такой альянс позволял отсрочить прямой конфликт. В случае с сыновьями Помпея, такого, скорее всего, не было бы. Гней-младший и Сикст не стали бы тянуть с разборками. Вполне возможно, что, видя их распри, сенаторы поддержали бы какую-ту третью силу — условных Брута и Кассия. Точнее так, сенаторы, скорее всего, пошли бы за Цицероном, а тот едва ли стал бы поддерживать кого-то из младших Помпеев. Как результат, мы получили бы новую гражданскую войну с неясным исходом. Но тут нужно понимать еще одну вещь. Идея переформатирования Республики в Империю, конечно, витала в воздухе, но только для ее реализации требовалась определенная смелость. Такая смелость нашлась у Октавиана.

Не факт, что на подобный шаг решился бы, к примеру, Сикст Помпей или, тем более Брут. Потому что Брут — потомок Луция Юния, человека, изгнавшего из Рима царей. Так что само имя Брута воспринималось как оплот республиканских ценностей. Иными словами, если бы Помпей взял верх над Цезарем, то возможно, Рим никогда не стал бы Империей. Точнее, он был бы ею по всем внешним признакам, но сохранял бы при этом наименование республики.

Вся лента новостей - Блоги - Подписаться на Glavpost
новости сети
comments powered by HyperComments
главное
мнения
главное за сутки
последние новости
соцсети
лента блогов
лучшие блоги за сутки
tabloid
фото glavpost
История