Salon: Еще одна перезагрузка с Россией? Сначала Трампу надо подумать о рисках нефтяной дипломатии

Трампу будет нелишне освежить в памяти историю прошлых перезагрузок и вспомнить, какую роль в них играла нефтяная промышленность.

Соединенные Штаты давно уже используют энергоресурсы в качестве инструмента своей внешней политики, особенно на Ближнем Востоке. Но и в других регионах и странах Америка действует точно так же, в частности, в России, с которой президент Дональд Трамп намерен начать очередную «перезагрузку» в отношениях.

Это будет четвертая попытка перезагрузки отношений с Москвой с момента начала распада Советского Союза в 1989 году. И всякий раз свой вклад в улучшение отношений пыталась внести американская нефтегазовая отрасль со своими инвестициями. Но каждая такая попытка терпела неудачу по множеству причин.

Сегодня, когда российско-американские отношения снова занимают одно из первых мест в повестке Белого дома, когда русские прощупывают почву для улучшения этих отношений, а все внимание приковано к действиям российских хакеров, стоит пристальнее присмотреться к тому, какую роль американская энергетическая отрасль играла в прошлом в налаживании связей с Россией.

Нефть и американская дипломатия

Американская нефтегазовая отрасль считается одной из самых передовых в мире с технологической точки зрения, поскольку она разработала методы гидроразрыва пласта, а также другие современные технологии, необходимые для осуществления буровых работ в суровых условиях российской Арктики, и процессы сжижения природного газа для его дальнейшей транспортировки.

Кроме того, Соединенные Штаты на протяжении десятилетий поддерживали торговые миссии, которые при помощи нефтегазовых инвестиций убеждали другие страны придерживаться американских интересов. Среди примеров — разоружение в Казахстане и Ливии, урегулирование конфликтов на Ближнем Востоке и в Латинской Америке, ядерное нераспространение и борьба с терроризмом в бывшем Советском Союзе, а также в Западной и Восточной Африке.

С другой стороны, Америка лишает доступа к своим экспертным знаниям и технологиям те страны, которые бросают вызов международному порядку во главе с США, скажем, поддерживая и финансируя терроризм (Иран и Ливия) или вторгаясь в соседние страны (Россия).

Эйфория 90-х угасла

Россия открыла свою нефтяную промышленность для американских компаний вскоре после распада СССР. Встреча руководителей двух стран в 1993 году привела к созданию комиссии Гора-Черномырдина по развитию российско-американского экономического и технического сотрудничества, в том числе в области энергетики.

По сути дела, Соединенные Штаты предложили России помощь своих компаний в деле восстановления ее энергетической отрасли. ConocoPhillips стала инициатором создания совместного предприятия «Полярное сияние», которое начало свою работу в 1994 году на фоне эйфории по поводу российско-американского сотрудничества. Но вскоре эта компания стала жертвой российских бюрократических барьеров, что серьезно мешало ей экспортировать добываемую нефть.

Вслед за ConocoPhillip в Россию приходили и другие компании, которые постигла та же самая участь. Оптимизм начального этапа наталкивался на множество правовых, нормативных и логистических трудностей, из-за которых прибыли порой превращались в убытки.

Эти неудачи были отражением трудностей в других областях, в том числе, в политике. Это отразилось на работе комиссии Гора-Черномырдина и на последующих американских инициативах в области контроля вооружений, так как Кремль отказался следовать духу и букве подписанных соглашений.

Этот опыт наглядно демонстрирует опасность невыполнимых обещаний и неоправданного оптимизма в России. Соединенные Штаты большой ценой усвоили этот урок.

Путин, 11 сентября и новые надежды

После терактов 11 сентября 2001 года вновь набрал силу российско-американский энергетический диалог, когда новый президент России Владимир Путин дал понять, что Москва может и хочет диверсифицировать мировые поставки энергоресурсов, чтобы помочь США отказаться от закупок на неспокойном Ближнем Востоке.

В этом контексте некоторые американские нефтяные компании, включая ExxonMobil, расширили свою разведку и добычу в России. В мае 2002 года президент Джордж Буш и Путин инициировали новый диалог на высоком уровне, результатом которого стало проведение в октябре месяце энергетического саммита в техасском Хьюстоне, а также заключение новых инвестиционных сделок в нефтегазовой отрасли.

Но не все было гладко на этом направлении, несмотря на благоприятные, как казалось вначале, геополитические условия. Как только начали поступать инвестиции на миллиарды долларов, и потекла нефть, Путин в 2005 году сменил курс и инициировал процесс национализации нефтяной и газовой отрасли, объявив, что это соответствует интересам национальной безопасности России. 

Поэтому американские нефтяные компании столкнулись с отказом русских от своих обязательств и с пересмотром условий договоров, а также с тактикой угроз, которую использовал Кремль. В ряде случаев это приводило к прямому аресту партнеров и к захвату активов.

Кремль применял самые разные средства, дабы «убедить» иностранных партнеров передать свои активы фирмам-фаворитам, чьи руководители входили в путинское окружение. В качестве оправдания для захвата активов использовались споры по вопросам налоговых задолженностей, а также надуманные экологические и уголовные обвинения. Разрешение на доступ к экспортным трубопроводам часто неофициально оговаривали продажей активов российским фирмам.

Давление на руководителей нефтяных компаний, пытавшихся заниматься бизнесом в России, было настолько мощным, что как минимум один высокопоставленный руководитель крупной транснациональной корпорации родом из Америки был вынужден скрываться.

Есть и другой пример. В 2004 году российское правительство по сути дела аннулировало тендер на право ведения разведки в российском арктическом регионе сахалинских островов (так в тексте — прим. пер.), который в 1993 году выиграла ExxonMobil. За выдачу новой лицензии на работу там оно запросило более одного миллиарда долларов.

Неудача перезагрузки Обамы

Пожалуй, самая знаменитая попытка перезагрузить отношения с Россией была предпринята в 2009 году, вскоре после прихода к власти президента Обамы. Тогдашний госсекретарь США Хиллари Клинтон подарила своему российскому коллеге красную кнопку, на которой по ошибке было написано «перегрузка».

Администрация Обамы не использовала энергетическое сотрудничество в качестве пряника, однако ее усилия в данном направлении как минимум на время улучшили положение некоторых американских нефтяных фирм типа Chevron и ExxonMobil, поскольку интерес России к сложной в техническом отношении разработке арктических нефтегазовых месторождений существенно усилился.

Как нам известно, перезагрузка Обамы столкнулась с непреодолимыми трудностями, поскольку отношения были омрачены геополитическими разногласиями, связанными с российским вторжением на Украину в 2014 году и с ее военной интервенцией в Сирии, где шла гражданская война. Соединенные Штаты и Европа в 2014 году ввели против России санкции, и это привело к новым потерям для американских нефтяных компаний.

В итоге большинство американских фирм, таких как ConocoPhillips и Marathon Oil, предпочли продать свои российские активы и в последние годы полностью ушли из этой страны. Другие фирмы, такие как ExxonMobil, снизили риски, вступив в международные консорциумы с участием важных российских и зарубежных компаний.

Например, ExxonMobil со временем получила многомиллиардную в долларовом выражении сделку на острове Сахалин, вступив в партнерство с российским нефтяным гигантом «Роснефть» и с некоторыми иностранными фирмами. Тем не менее, это предприятие наталкивается на многочисленные препятствия, включая налоговые споры и логистические проблемы.

Уроки для США

Нет сомнений, что такая история взлетов и падений преподносит важные уроки нефтяной промышленности и администрации Трампа.

Во всех трех случаях американские дипломаты и нефтяные компании основное внимание уделяли дискуссиям о долгосрочном взаимовыгодном сотрудничестве, в то время как русские преследовали более ограниченные и краткосрочные цели.

Первый урок заключается в том, что Москва может очень быстро продемонстрировать сговорчивость и покладистость, когда ей что-то нужно, скажем, деньги или передовые технологии. Но это отнюдь не всегда отражает постоянное изменение ее взглядов и позиций. Один информированный руководитель американской нефтяной компании как-то раз признался мне, что его российский партнер по совместному предприятию почти все время проводил в Кремле, обхаживая тамошних чиновников и пытаясь заранее уловить сдвиги в политике и в соотношении внутриполитических сил.

Например, сейчас России очень нужно, чтобы санкции против ее экономики были отменены. История учит нас, что Трампу не следует предлагать меры смягчения, пока Россия не пойдет на существенные уступки по таким вопросам, как ядерное оружие, сотрудничество в борьбе с ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.), Сирия и продолжающиеся хакерские угрозы.

Во-вторых, разговор с позиции силы обеспечит достижение договоренностей быстрее, чем уступки и естественное сближение интересов. Новый госсекретарь США и бывший глава ExxonMobi Рекс Тиллерсон знает это не понаслышке. Переговоры с российскими руководителями о передаче технологий и технических знаний зачастую вели вовсе не те нефтяные компании, которые чуяли политические ветры, дувшие в Москве.

Лучшие результаты демонстрировали те компании, которые бросали мощный рыночный вызов российским конкурентам, таким как «Роснефть». А фирмы, которые старались приспособиться, в процессе работы зачастую были вынуждены отказываться от своих российских активов.

Пример такой успешной стратегии подает ExxonMobil. После длительных переговоров с «Роснефтью», которые ни к чему не привели, ExxonMobil начала активную конкурентную кампанию на ключевых рынках Восточной Европы, Германии и Китая, предлагая своим покупателям альтернативные поставки по выгодным ценам. После этого тональность переговоров с Россией изменилась в лучшую сторону, и в 2013 году это привело к заключению расширенного стратегического соглашения (читай: к перемирию).

Русский волк в овечьей шкуре

Сегодня, когда Кремль обхаживает очередную американскую администрацию, Москва делает ставку на «алчность» ведущих нефтяных компаний, считая, что она поможет положить конец душащим ее экономику санкциям и привлечет новые инвестиции в ее энергетический сектор.

Но пожалуй, на сей раз американское правительство и западные нефтяные корпорации будут внимательнее присматриваться к России и увидят в ней волка в овечьей шкуре, а на попытки примирения ответят собственным оружием: экспортом сланцевой нефти и газа, который составит конкуренцию российским энергоресурсам и поможет предотвратить дипломатическую конфронтацию.

Новая администрация уже готовится использовать такие рычаги давления, и это свидетельствует о том, что Трамп, как и обещал, станет умелым и эффективным переговорщиком.

Эми Майерс Джаффе — исполнительный директор Центра энергетики и устойчивого развития (Energy and Sustainability) при Калифорнийском университете в Дэвисе.

Эми Майерс Джаффе, Salon

Вся лента новостей - Блоги - Подписаться на Glavpost
новости сети
comments powered by HyperComments
главное
мнения
главное за сутки
последние новости
соцсети
лента блогов
лучшие блоги за сутки
tabloid
фото glavpost
История