Интервью с Александром Пономаревым: «На заказ песен не пишу - для меня это не ремесло»

Популярный украинский певец рассказал о новом экспериментальном концерте. 

О том, как в общежитии написал "Зіроньку", почему уже восемь лет не презентует новые альбомы и как реагирует на приписанные ему романы, пишет Сегодня

— Александр, вы сейчас вовсю заняты подготовкой своего масштабного шоу "Я люблю тебе" во Дворце "Украина" — расскажите о нем.

— Сюрпризов будет много! Для меня это первый концерт с большим симфоническим оркестром — я давно об этом мечтал. Это будет очень интересный музыкальный эксперимент — мои эстрадные песни, 50 музыкантов оркестра и, как я их называю, госпел-хор — около 20 вокалистов-участников проекта "Голоса страны". Еще со мной выступят мои коллеги — Руслана, Наташа Могилевская, Настя Каменских, Маричка Бурмака, а ведущим будет Анатолий Анатолич. Кстати, концерт можно будет увидеть и по ТВ на рождественские праздники (канал "1+1").

— Последний ваш альбом датируется 2007 годом. Чем вызвана такая долгая пауза?

— На самом деле у меня много новых готовых песен — на альбома три-четыре хватит с головой. Но смысл его издавать? Чтобы был диск с коробочкой и в "Википедии" строчка — мол, в таком-то году вышел такой-то альбом, чтобы вы могли это прочесть во время подготовки к интервью? Сейчас ведь их никто не покупает, они никому не нужны. Все песни появляются в интернете раньше, чем выходят на дисках. У меня ощущение, что они вообще там появляются в момент, когда я их пишу (смеется).

— У вас есть своя студия звукозаписи "Зранку до ночі", на которой записываются многие украинские звезды — Ани Лорак, Джамала, "Бумбокс"... Ввиду того, что со многими украинскими звездами у вас дружеские отношения, бывает, что они просят записать "не в службу, а в дружбу"?

— Естественно, для друзей в моей студии льготные условия и хорошие скидки. Иногда и бесплатно пишу, если мне интересен проект, но это бывает реже. Откровенно говоря, работающие серьезные люди с просьбами записаться бесплатно не обращаются. А вообще работы у нас всегда много. На днях, к примеру, записывали Михаила Ефремова для проекта на "Интере". В этом плане жизнь кипит!

На "Голосе страны". Подружился со Стасом Пьехой, однако сейчас артисты почти не общаются.

— У каждого автора есть свой формат работы — кто-то пишет стихи и музыку в полном уединении да под бокал коньяка, а кто-то может и в общественном транспорте. Как это происходит у вас?

— Могу сказать, что это не беспрерывный процесс — я не слышу постоянно в голове какие-то мелодии, иначе просто сошел бы с ума (смеется)! У меня это происходит очень спонтанно и непредсказуемо. К примеру, я шел однажды летом утром на пляж и понял, что мне в голову пришла мелодия со словами. Я в панике судорожно искал на планшете диктофон, чтобы напеть и записать, иначе через десять минут просто бы все забыл.

Процесс создания песен сложно контролировать, поставить на конвейер. Есть композиторы-ремесленники, которые утром садятся за инструмент, как спортсмены встают на зарядку, и сочиняют какие-то штуки, исходя из стандартных удачных гармонических сочетаний. Мне никогда ни о чем не говорят имена и фамилии композиторов, которые говорят, мол, я написал столько-то песен! Мне названия важны. К примеру, мексиканка, написавшая "Бесаме Мучо", создала одну песню за всю жизнь, но она стала бессмертной. Одна ее композиция весомее сотни других, написанные композитором-ремесленником.

— А на заказ вы пишете?

— До сих пор свои песни еще никому не отдавал. Поэтому, наверное, никто и не обращался ко мне, чтобы я ему что-то написал. Но и я бы не согласился — это не мое. Пишу то, что мне посылает Боженька, и мне это будет гораздо ближе, чем кому-либо.

На студии. Друзьям для записи делает скидки.

— А как по поводу написания музыки к фильмам?

— А вот это мне очень интересно! Я уже даже писал сопровождение к двум ТВ-фильмам. У меня также есть одна пока не реализованная мечта: очень хочу написать музыку во время просмотра фильма в реальном времени, как это делают в Голливуде. Хочу найти оркестр, который хорошо умеет импровизировать, набросать какой-то костяк, главную мелодию, а потом, отталкиваясь от нее прямо перед экраном, писать саундтрек. Это должен быть очень захватывающий проект! Надеюсь, очень скоро в Украине снимут такое крупнобюджетное кино, которое поможет воплотить мою мечту в реальность.

— Вы начинали свою карьеру почти сразу после развала СССР — в Украине времена тогда были не из легких, тем более для раскрутки в шоу-бизнесе. Каким вам запомнился этот период?

— Для начала мне нужно было выбрать профессию. У меня в родном Хмельницком было всего три училища — медицинское, педагогическое и музыкальное. Знал, что медиком точно не стану: дело в том, что как только у кого-то в семье что-то болело, мама хваталась за советскую медицинскую энциклопедию и выискивала нам новые болячки, чем и привила мне нелюбовь ко всему этому. Педагогом — тем более: поведение в школе у меня как у спортсмена было очень плохим, так что характеристику мою не приняли бы. Осталось музыкальное — туда и пошел. После этого поступил в консерваторию, а потом поехал на конкурс "Червона рута" в Донецке, с чего все и началось. Денег у меня, естественно, не было. Помогли друзья — композитор и музыкант Андрюша Шусть, который написал мне песню, и земляк Александр Мельник. Я исполнил эту песню на конкурсе и победил. Моему счастью, конечно, не было предела! И вот, значит, возвращаюсь я окрыленный после фуршета в гостиницу "Шахтер" и думаю: "Ну, все! Завтра — лимузин, девочки, студии наперебой двери передо мной открывают — я же на "Руте" победил!" А следующий кадр, который помню — это потертый плацкартный вагон, тамбур, и мы вчетвером с ребятами обсуждаем будущее украинского шоу-бизнеса (смеется).

С Женей. Общая с Аленой Мозговой дочь живет у папы.

— Перспективное начало 90-х!

— После "Червоной руты" мы оживились. Ребята стали мне говорить: "Саня, надо что-то делать, песни записывать". А я тогда ни поэзии украинской не умел писать, ни музыки... Я нашел один стих Лины Костенко, который меня впечатлил, написал к нему мелодию. Но как бы гениальна ни была Костенко, я понимал, что мне нужно писать что-то свое, чтобы я действительно понимал, о чем пою. И вот как сейчас помню: общежитие во Львове на улице Зеленой, 96, комната №61, расстроенное черненькое пианино... Я сижу и подбираю слова, как вдруг будто мне кто-то в голове начинает диктовать "Зіроньку". После этого я тут же побежал к девчонкам-соседкам, ведь в первых же строчках использовал слово "маринарка" и не понимал при этом, что это значит. Оказывается, пиджак! Серьезно, будто кто-то нашептал эти строки (улыбается).

— И как же получилось пробиться?

— После того как написал песню, я придумал к ней аранжировку, но понимал, что в таком виде ее вряд ли возьмут на радио. Поэтому поехал в Киев, к своему земляку Саше Мельнику, который работал на студии звукозаписи "Комора", чтобы он мне помог. Помню, что мой поезд пришел рано утром. Я приехал на ВДНХ, где была студия, мне оставалось подождать еще полтора часа. У меня с собой был кулечек, который мне собрала мама — вареное яичко, бережно завернутое в салфеточку, термос с чаем, бутерброды... Какой же я тогда ощущал кайф — я ел это и представлял, какой я стану большой артист, когда вырасту, получу "Грэмми", премию MTV (смеется). На той студии я и записывался, и ночевал — жить мне тогда в Киеве было негде, вот и перекантовывался где мог. Потихоньку раскручивался. А зарабатывать тогда получалось только на конкурсах — к примеру, на одном я выиграл Гран-при, и мне вручили $5 тыс. Так потихоньку я и собрал себе немного на жизнь. А платные концерты начались где-то в 1996-м.

— Расскажите историю подбора песни на "Евровидение-2003": только на днях стало известно, что вы поменяли первый вариант на песню друга Филиппа Киркорова незадолго до конкурса, и из-за этого не получилось занять призовое место. Так ли это было на самом деле?

— Не совсем. Действительно, я долго выбирал песню: мне прислали около 50 композиций со всей Европы. Для одной из них предполагалось, что исполнять ее буду с эдакой хрипотцой, как у Джо Кокера, а это совершенно не моя манера. В это время я как раз познакомился с Филиппом Киркоровым, и он сказал, что его знакомый — композитор, который написал песню Viva la Vida, с которой в свое время победила Дана Интернешнл. Тот автор предложил мне свою композицию. Не скажу, что был сильно впечатлен, но это было лучшее из предложенного, поэтому я ее и выбрал. Главная моя ошибка в другом — я не додумался спеть свою песню. Все знакомые-продюсеры отговаривали меня от этого, мол, нужно что-то хитромудрое, как-то удивлять. Но зато я добился главного — того, что Украина впервые в истории приняла участие в "Евровидении".

— После этого не возникало желание снова поучаствовать, чтобы победить?

— У меня было всего два амбициозных желания насчет "Евровидения": чтобы наша страна все-таки начала в нем участвовать и чтобы она там когда-то победила и привезла конкурс в Украину. Оба желания удовлетворены: первая — мной, вторая — Русланой. Так что ехать туда снова я не видел смысла.

Хобби. На мотоцикле объездил почти всю Европу.

— На проекте "Голос страны" вам удалось наладить хорошие отношения со своими коллегами по судейским креслам — Дианой Арбениной, Стасом Пьехой. Сейчас общаетесь с российскими артистами?

— Да, со Стасом мы действительно очень хорошо подружились и много общались вне кулис. Раньше, когда он часто приезжал в Киев, мы постоянно встречались в какой-то неформальной обстановке. Мне он очень приятен как человек, и я не побоюсь назвать его другом. А сейчас мы почти не общаемся, может, из-за политики — не знаю, хотя о ней мы никогда не говорили. Так что отношения изменились, и не только с ним, но и с остальными коллегами из России.

— В прессе очень много различных высказываний ваших бывших супруг — в основном негативных. Какие у вас сейчас с ними отношения?

— Мы почти не общаемся, к сожалению. Мне эта ситуация не очень нравится, ведь я хотел бы общаться. Нам нужно говорить хотя бы по поводу наших детей, это же им во благо будет, но ничего не получается. Почему так сложилось — понять не могу, ведь, как мне кажется, я все делал для того, чтобы у нас все было хорошо. С Викой (ВикторияМартыненко, вторая супруга Пономарева. — Авт.) мы не разговариваем вообще, а по поводу нашего Сашки я созваниваюсь с ее мужем — с ним я всегда нахожу общий язык. С Аленой (Мозговая, первая жена. — Авт.) я тоже не общаюсь, лишь слышу периодически какие-то приветы в интервью, 90% информации из которых обо мне — абсолютная ложь, и анализировать это не буду. Не могу и не хочу говорить плохо о своих бывших женах, ведь с каждой из них я прожил определенный отрезок времени, и каждая мне подарила ребенка — как я могу их оговаривать? А вот мои бывшие жены другого мнения — они помогают создать мне образ корыстного и самовлюбленного человека (смеется). Хотя я стараюсь делать все, чтобы они так не говорили, но получается наоборот. К примеру, появляется новость, что я алименты не плачу на Женю (17-летняя дочь от брака с Мозговой. — Авт. ), когда при этом она живет со мной и я забочусь о ребенке. Бред — я даже не знаю, как на это реагировать. Я уже и возмущаться перестал.

С Русланой. Скоро встретятся на одной сцене.

— Полгода назад одна ежедневная газета написала о вас материал, в котором утверждала, что вы уже четыре года встречаетесь с некой Софией, и все потому, что она весьма состоятельная девушка, которая вас обеспечивает. Кто эта таинственная София?

— Я, честно говоря, после той новости был очень позабавлен — никогда не знаешь, что выдумают о тебе снова! Нет, с этой девушкой романтические отношения меня не связывают. Кто знает, конечно, что нас ждет в будущем — может, все еще переиграется (улыбается). Но пока она — просто моя хорошая подруга, у меня таких много. Мне и с работницами студии моей приписывали романы, и подопечными "Голоса". Вот вы сейчас выйдете после интервью, вас сфотографируют, и все — завтра и у нас с вами будет "роман" (смеется).

— Какова ваша реакция на подобные заявления СМИ?

— Судиться желания не возникало — зачем мне эта грязь? В случае с "коньячной наследницей", как та газета назвала Софию, они даже своего таинственного источника не назвали. Было бы во что ввязываться — столько о себе начитаешься, что просто со временем начинаешь на это смотреть скептически. К примеру, однажды прочел новость, будто я какой-то девушке предлагал завести со мной детей. И все это на полном серьезе растиражировали, а я думаю: это же сколько придумывать нужно!

Вся лента новостей - Блоги - Подписаться на Glavpost
новости сети
comments powered by HyperComments
главное
мнения
главное за сутки
последние новости
соцсети
лента блогов
лучшие блоги за сутки
tabloid
фото glavpost
История