Карл ВОЛОХ: МВФ потребовал от Минфина заново рассчитать бюджет с учетом «послеблокадной» реальности

Предыдущие блоги автора:

Редакция сайта никак не влияет на содержание авторских блогов и не несет ответственности за их содержание.
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора этого блога.

Отдельным фактором перерасчета будет платежный баланс. Часть экспорта металла просто "выбывает" - это с оккупированных территорий. На часть повлияют пертурбации с электроэнергией. Кроме того, увеличивается импорт угля. В общем, курс доллара может измениться.

Каковы же могут быть результаты, точнее, каковы в реальности убытки украинской казны в результате окончательного "отрезания" ОРДЛО?

На самом деле, основной ответ на этот вопрос лежит в плоскости далеко не экономической. Если Ахметов вернет свои предприятия и, соответственно, их украинскую регистрацию - это один разговор (кстати, как по мне, такое вполне возможно в целом ряде случаев). Если же нет - все гораздо грустнее.

Итак, сколько же мы потеряли?

Проще всего просчитать ситуацию с предприятиями в ОРДЛО, которые, в результате блокады, "национализированы" оккупантами (кстати, для информации: национализации без компенсации, то есть, выкупа, нет ни в украинском, ни в российском ни, практически, в каком-либо ином законодательстве - разве что, в СевКорее).

По справке ДФС, которую публиковала Таня Черновол, речь о прямой потере 4,3 миллиарда гривен без пенсионных отчислений (этой информации в ДФС нет). Допустим, с пенсионными - 5. Сумма, согласитесь, немалая, хотя и не критичная.

Дальше идут налоги от связанных предприятий. А вот тут уже все сложно. Например, некоей ахметовской электростанции без антрацита из ОРДЛО придется переходить на уголь газовой группы. Сразу возникает два вопроса: есть ли у предприятия деньги на переоборудование и сколько оно будет длиться? Предварительно, в таком случае, до конца года станции работать и платить налоги не будут. Сумму не посчитаю, но вряд ли мало - все-таки речь о пяти ТЭС.

Другой вариант - закупка импортного антрацита. Тут переоборудование не понадобится, но цена такого угля существенно выше, чем сейчас. Соответственно, требуется повышение тарифа на электроэнергию, на которое НКРЕ (читай - правительство) может не решиться.

А если и решится, то ведь тоже неясно, каков будет при новой цене уровень рентабельности энергогенерации и металлургии и насколько это повлияет на уровень поступающих в казну налогов ДТЕК и ИСД.

Другое уравнение с кучей неизвестных - связанные предприятия. Например, Мариупольский порт сейчас загружен на треть - из-за падения объемов металлургического экспорта, вызванного блокадой. Думаю, уменьшение отчислений от этого сектора специалистам Минфина и их коллегам из МВФ тоже придется принять во внимание.

Отдельным фактором перерасчета будет платежный баланс. Часть экспорта металла просто "выбывает" - это с оккупированных территорий. На часть повлияют пертурбации с электроэнергией. Кроме того, увеличивается импорт угля. В общем, курс доллара может измениться. Если убытки не перекроются ростом цен на металлургическую продукцию (а он начался).

В общем, как видите, даже серьезным специалистам в Минфине будет не так просто пересчитать бюджет с учетом новых реалий. Я же, ориентируясь на прошлогодний уровень налоговых отчислений ДТЕК и ИСД, предположу "на хлопський розум", что потеряем мы при этом от полумиллиарда до миллиарда долларов налоговых отчислений.

Много ли это? Очень много. Предположительно те самые 2-3 процента прироста ВВП, которые могли сделать 2017-й годом выхода из кризиса и начала подъема.

П.С. Рыжий, верни домой предприятия - "я все прощу" (с). Ну, если не все, то многое

Карл Волох

Вся лента новостей - Блоги - Подписаться на Glavpost
новости сети
comments powered by HyperComments
главное
мнения
главное за сутки
последние новости
соцсети
лента блогов
лучшие блоги за сутки
tabloid
фото glavpost
История