Анна ШЕХОВА: Отцы и дети: порвать, чтобы сохранить

Моя прошлая статья о сложностях в отношениях с родителями вызвала множество обсуждений и комментариев со стороны дорогих «матрон». Поэтому я сочла важным прояснить некоторые неоднозначные моменты и дать ответы на прозвучавшие вопросы.

Связанные одной цепью

Разные психологические школы, несмотря на противоречие подходов и методов, так или иначе сходятся в том, что очень многие сложности взрослых людей, приходящих на кушетку к психоаналитику, или в уютный кабинет гештальтиста, или на расстановку по Берту Хеллингеру, растут корнями из «страшного детства». Слишком часто наши вневозрастные попытки самоутверждения, наши устойчивые обиды и страхи связаны отнюдь не с теми людьми и проблемами, с которыми мы сталкиваемся в настоящем… Они — всего лишь спусковой крючок.

  • Кому ты говоришь это яростное «нет»? А если честно?
  • Кому ты пытаешься так упорно доказать, что достоин уважения?
  • Чьего внимания и оценки ты так страстно ждешь?
  • Кто говорил, что тебе нельзя повышать голос?
  • Кто обесценивал твои достижения?

Эти и множество других вопросов часто ведут цепочкой следов прямиком в наше детство — к скрипучим качелям, песочнице, мокрым штанишкам, маминому супу, папиному ремню. И эту цепочку не стереть одним только отказом иметь с родителями дело.

В прошлой статье я писала о том, что все мы являемся продолжением наших родителей — хотим этого или нет. И у многих эта мысль вызывала протест: мол, я давно формируюсь как самостоятельный человек и никак не завишу от родителей. Да, безусловно, каждый человек формируется под влиянием сложной совокупности факторов: прочитанных книг, дворовых друзей, учителей. Но, согласно законам возрастной психологии, основной запас информации об окружающем мире закладывается у ребенка в возрасте до 5 лет. В этот же период происходит формирование ключевых навыков, связанных с коммуникацией, формируются понятие о границах (а проще говоря, о «можно» и «нельзя»), то бишь, по сути, создается база той человеческой личности, которая спустя пару десятков лет будет морщить нос перед экраном монитора. И в этот период нет еще вдохновляющих книг или провоцирующих друзей: основным источником информации о мире, его законах и взаимодействии людей являются родители и другие члены семьи.

Согласно отдельным психологическим подходам можно говорить еще шире — о наследственном влиянии не только семьи, но и всего рода. Так, в системной семейной психологии отпечаток на судьбу и характер ребенка опосредованно накладывают в том числе и отсутствующие члены семьи – умершие, забытые, вычеркнутые. Но первую строчку в любом случае занимают родители — как основной источник наших бед и радостей.

Гордиев узел

Очень многие превратно понимают слова о том, что «необходимо разобраться в отношениях с родителями». Возникает впечатление, что их принуждают, так или иначе, идти на поклон, или звонить после годичного перерыва в общении, или делать еще какие-то шаги навстречу.

Нет, проблема не в частоте звонков и длительности разговоров с родителями. Проблема — в наших отношениях со своим детским наследием в виде, например, долгоиграющего инфантилизма. Или живучей обиды. Или жгучей злости на то, что «все могло быть иначе, но ОНИ…». Гнев, злость и обида на родителей — даже если они весьма обоснованны — это, в первую очередь, наши отношения с самими собой, а не с родителями. Почему? Очень просто. Родители могут умереть. Однако отнюдь не всегда обида и злость на них умирают вместе с ними.

Чтобы разрешить свои проблемы с родителями, вы вообще не обязаны находиться с ними в контакте. Можно не видеть родителей месяцами, но регулярно поминать их с обидой за свое несчастливое детство. А можно видеться редко, но — думать с теплотой и благодарностью. А можно — спокойно оставить в прошлом: не вижусь, но и не поминаю лихом. Это ваш выбор. Имеет значение только то, как вы будете ощущать себя по отношению к родителям, а не то, как ваши отношения будут выглядеть со стороны. Решение проблемы — это распутывание того узла эмоций по отношению к ним, который существует внутри вас.

Шаг за шагом к освобождению

Первое, что вам стоит сделать — отказаться от пагубной иллюзии: «Вот, когда мы с родителями найдем общий язык…» Нет никакой гарантии, что однажды это случится. Очень часто взрослые люди увязают в этой фальшивой надежде. То есть они пытаются дождаться того момента, когда родители «сами все поймут», «оценят», «увидят» или хотя бы «выслушают». Полагаться на этот счастливый случай — то же самое, что ожидать «перемен к лучшему» от судьбы. Лучше сразу принять как факт: родители, скорее всего, вряд ли уже изменятся.

Второй шаг — признать ту реальность, которая существует в ваших с ними отношениях. «Признать» — отнюдь не означает полюбить, или наоборот — возненавидеть. Это, скорее, встать в позицию наблюдателя (или, как ее обозначают в некоторых психологических школах, — метапозицию). Это просто трезвый оценивающий взгляд со стороны, который констатирует факты. Вот есть такой-то ребенок, и у него такие-то родители. Вот то, что они дали ему позитивного (как минимум жизнь, пищу и кров). Вот отрицательное. Вот так выглядят их отношения на сегодняшний день.

Вам необходимо посмотреть на свою жизнь сверху: оценить диспозицию и максимально трезво дать себе отчет в том, как обстоят дела. Иногда это требует констатации довольно болезненных и неприятных фактов.

  • Самое сложное было — признать тот факт, что мама меня не любит… И, возможно, никогда не любила.
  • Самое болезненное — понять, что ей, на самом деле, нет дела до моего настоящего счастья или несчастья. У нее свои представления о них, от которых она не откажется.
  • Самое страшное — согласиться с тем, что мы не понимаем и никогда не поймем друг друга.

Бывает и не так страшно. Бывает, когда метапозиция, наоборот, помогает отделить мух от котлет.

  • Да, я знаю, что они желали дать мне все самое лучшее. Не вышло, но —  хотели.
  • Да, он много сделал в детстве, чтобы воспитать мое мужество.
  • Да, она меня по-настоящему любит, хотя у меня ее любовь вызывает, скорее, жалость.

Третишаг, который вам предстоит сделать, —  позволить себе выразить эмоции к родителям в том виде, в котором они существуют. В первую очередь, негативные. Всю ту накопленную злость, обиду, гнев, ярость и раздражение, которые вы носили в душе годами. Но это не означает, что нужно приехать к родителям в гости и выплеснуть всю эту лаву им в лицо. Есть много других способов экологичного и безопасного сброса агрессии. Можно написать «Письмо гнева» (или десяток таких писем, если понадобится) и в этом послании выразить все, что вам когда-либо хотелось выкрикнуть в адрес родителей. Отправлять письмо опять же не требуется. Можно использовать технику «пустого стула». Поставить напротив два стула: на один сесть самому, на другом — представить сидящего родителя. А затем высказать ему все, что накипело. Кидаться подушками и другими подручными предметами не возбраняется.

Если этих способов вам недостаточно, то лучше сразу обратиться к психологу, который поможет с инструментами и вариантами выражения эмоций.

Проблема в том, что у большинства из нас стоит очень сильный запрет на то, чтобы выражать свои негативные эмоции в адрес родителей. Даже если отношения с ними вконец испорчены, даже если любовь давно уступила место злости, бывает очень трудно сказать об этом вслух.

«Как-то в детстве моя сестра сказала, что не любит нашу маму. Для меня это было страшное потрясение! Я плакала и никак не могла принять эту мысль. Как так можно — не любить маму?»— вспоминала одна моя клиентка.

«Как можно не любить маму?!» — эта установка возникает в раннем детстве, когда связь с мамой равна нашим гарантиям на выживание. Порвать эту связь — немыслимо для ребенка. И зачастую она остается в подсознании даже тогда, когда мы уже много лет ведем самостоятельный образ жизни и сами снабжаем родителей продуктами и деньгами. Поэтому, как бы мы ни жаловались на своих родителей мужьям/женам/друзьям, мало кто из нас даже заочно позволяет себе выплеснуть боль с тем зарядом гнева, который в ней есть.

Таким образом, невыраженные негативные эмоции по отношению к родителям копятся в нашей душе годами. И как раз они являются той самой связью с родителями, которая не прерывается, даже если мы объявляем им бойкот и не видимся месяцами. По сути, именно эти эмоции ставят нас в зависимость от прошлого — от тех самых ситуаций, которые теперь существуют только в нашей памяти. Кроме того, они представляют собой эмоциональный блок, который перекрывает возможность для развития других чувств.

Проработка и вычищение накопленного негатива позволит вам оценивать свои настоящие отношения с родителями без эмоционального усиления в виде установок — «Вот он всегда так!», «Он и в детстве меня не слушал!», «Она никогда меня не понимала!». Подобный ход мысли приводит к тому, что частная проблема накрывает собой сразу всю жизнь. И, в итоге, вы не занимаетесь решением конкретного вопроса, а погрязаете в сожалении о не осуществившемся — о непонятых мечтах, неподаренном велосипеде, обманутых ожиданиях.

Гнев не перестает быть гневом от того, что он запрятан глубоко в сознании. А обида не перестает быть обидой, даже если вы убеждаете себя в ее несправедливости. Если гнев и обиды уже нашли место в вашем сознании, вы не избавитесь от них путем игнорирования или подавления. Такие эмоции — слишком сильный заряд энергии, чтобы удерживать его долгое время.

Если вы опасаетесь этим навредить родителям, то, поверьте, что, сдерживая гнев, вы способны навредить им гораздо больше. Если вы спокойно, с психологом или самостоятельно, проработаете свои обиды заочно, у вас будет гораздо меньше шансов сорваться на родителей в реальной жизни. Я очень часто наблюдала ситуации, когда взрослые дети срывались на своих родителей по самым пустячным поводам. Или — выдавали подростково-неадекватную реакцию на невинное замечание. Причина — в том пороховом заряде, который таится под напускным спокойствием. Если внутри вас уже накопилось раздражение или злость, то они все равно будут выплескиваться наружу — по мельчайшему поводу.

Четвертое, что необходимо сделать, — отделить мух от котлет.

Каким бы чудовищем ни являлся ваш родитель, он сделал для вас как минимум одну важную вещь — дал вам жизнь. И стоит оценить и признать его роль в этом. Этому необходимо уделить отдельное внимание. В школах психодрамы или системной семейной психотерапии для таких вещей часто используют опять же метод «пустого стула», о котором я писала выше. Можно использовать методы арт-терапии, когда вы рисуете два портрета родителя — того, против которого направлен ваш гнев, и того, кто олицетворяет ваше жизненное начало. Или — «Прощальное письмо», которое начинается выражением вашего гнева, а заканчивается выражением благодарности.

Зачем это нужно?

Каждый психолог будет отвечать, исходя из рамок своего подхода. Так, с точки зрения семейной системной психологии полное отрицание родителей становится своего рода отрицанием себя. Родитель выступает как связь с вашей собственной жизнью, с родом, из которого вы произошли, с цепочкой ваших генов и ваших предков. Обесценивая родителей, вы тем самым на подсознательном уровне обесцениваете и часть себя. Благодарность — это не выражение любви к родителям. Это, в первую очередь, признание ценности СВОЕГО собственного существования. И своего права на счастливую и благополучную жизнь, вне зависимости от всех обстоятельств.

Да, эти шаги часто трудно сделать в одиночку. Помощь психолога, а если речь идет о травме, то психотерапевта — это важное, а иногда и крайне необходимое подспорье. Но шаги вы все равно совершаете самостоятельно.

Вся лента новостей - Блоги - Подписаться на Glavpost
новости сети
comments powered by HyperComments
главное
мнения
главное за сутки
последние новости
соцсети
лента блогов
лучшие блоги за сутки
tabloid
фото glavpost
История