Вахтанг КИКАБИДЗЕ: Я стал похож на главаря из «Планеты обезьян»

Неунывающий Вахтанг Кикабидзе, которого близкие называют Бубой, никогда не теряет чувства юмора – ни по отношению к себе, ни к происходящему.

Недавно Вахтанг Константинович побывал в Киеве и принял участие в съемках программы «Вечерний Киев». После записи передачи удалось поговорить с актером о его культовых ролях, о том, чем он занят сейчас и почему не снимается в сериалах, пишет dusia.telekritika.ua.

– Вахтанг Константинович, вашу визитную карточку – фильм «Мимино» – многие из нынешнего поколения уже не видели. Как думаете, надо ли пересматривать такие картины?

– По-моему, сейчас в бывшем СССР кино нет. А снять такой фильм, как «Мимино», даже не знаю, кто бы смог. Ведь это не просто комедия, а философская картина о том, что каждый должен быть на своем месте, заниматься тем, что лучше всего умеет...

У нас недавно в Тбилиси открыли памятник, посвященный этому фильму. Там нас трое – Фрунзик Мкртчян, Евгений Леонов и я. Их двоих уже нет. Мне так нехорошо на открытии стало, что я ушел. Не смог ничего сказать.

– Сейчас вас зовут сниматься?

– У меня очень много предложений играть в сериалах, в мыльных операх. Но я не могу. Играть вора в законе, мента, начальника какого-то? Это не мое. Зачем, когда есть литература – Тургенев, Толстой, Лермонтов? Кино – это серьезное искусство. Если на экране не остается ничего достойного – получается бессмыслица. Данелия снимал трагикомедии, и его картины перевернули весь кинематограф. «Не горюй!» – вообще классика.  

Меня приглашали, кстати, не так давно в Киев – сыграть в серьезном фильме «Братья. Последняя исповедь». Очень хороший сценарий. Два брата, которые всю жизнь друг друга ненавидят, живут в горах. И каждое утро они выходят и смотрят – появится ли второй? Каждый ждет смерти другого, каждый хочет другого пережить.

К ним на хутор случайно попадает женщина-журналист и начинает жить у одного из братьев. Она и рассказывает эту историю. Я очень хотел сыграть в этой картине, но меня врачи не пустили. А фильм уже снят. Говорят, что получился очень мощный. Хочу посмотреть.

– А сами собираетесь снимать?

– Я написал сценарий – семь новелл в одном фильме. Это будет философская трагикомедия. Очень долго не мог придумать, как сделать так, чтобы новеллы логично легли в одну картину. И наконец придумал: будет некое предисловие, как будто мы книжку читаем.

Сейчас веду переговоры с украинцами о съемках.

– Вахтанг Константинович, недавно у вас был тур по Украине. Как он прошел? Удается ли иногда побыть дома, отдохнуть?

– Тур прошел замечательно, хотя он был нелегким. Столько было цветов, что просто невозможно. Стыдно говорить. Вот сейчас приеду домой, смогу дней 20 отдохнуть. Когда я дома, смотрю по телевизору канал, где рассказывают о животных – там не врут. Там не такого – выборы-перевыборы, первый тур, второй. Хотя все равно я держу руку на пульсе, смотрю новости. Хочется, чтобы кто-то нормальный к власти пришел и о нас подумал.

– Как вы относитесь к тем, кто эмигрировал из Грузии?

– Я верю в то, что человек должен жить на своей родине. Ваша родина – Украина, моя родина – Грузия. Грузия – небольшая страна. У грузин есть такой тост: «За наше место!». Имеется ввиду место, где ты родился. Вот я побегал-побегал, и все равно приехал к себе домой. Моя жена говорит, что на первом месте – Грузия, на втором – грузины, на третьем – семья. Вот так она говорит.

– Вы ведь с женой Ириной уже очень давно вместе? Не хотите повенчаться?

– Сейчас нам пришла в голову эта мысль. Инициатор, конечно, Ирина. Я просто хулиганистый такой. Я даже никогда не носил обручальное кольцо. На всякий случай…

– По вашему виду не скажешь, что вы – хулиган. Вы всегда в костюме, в галстуке или бабочке…

– Просто наше поколение так воспитано. Я мечтал иметь костюм и, наверное, первым его и надел на советской эстраде. Мне тогда костюм в Израиле подарили – не смог сам себе купить.

Однажды произошел смешной случай, когда мы на одном концерте выступали с группой «Скорпионс». Перед началом концерта они начали раздеваться – кто в майке остался, кто вообще до пояса голый. Я был следующим по графику, и мне мой директор говорит: «Буба, давай одевайся – они уже разделись».

– Сейчас вы пишете книгу. На каком этапе работа?

– Меня уговорили начать писать книгу лет десять назад, еще когда я жил в Москве. Я не хотел писать автобиографию. Не люблю, когда вот это – я, я, я… А потом одну историю вспомнил – и вдруг подумал, что вокруг меня всегда было очень много интересных людей, необычных, таких белых ворон. В принципе, жизнь на них держится, хотя они сами не знают этого. Это люди, которые несут добро, а его можно по-разному делать.

Понимаете? Что такое добро? Когда ты другому человеку помогаешь. И вот я записал одну историю, потом вспомнил еще одну. И так сложилась книга. Сейчас у меня за границей появился спонсор, и везде, где есть люди, которые читают на русском языке, книга будет продаваться. Посмотрим, что получится.

– Вам уже не раз предлагали быть лицом грузинских вин. Увидит ли когда-нибудь свет вино «Буба Кикабидзе»?

– Да, мне часто предлагают стать лицом какого-то вина. Я еще не решил. Как говорится, «будем посмотреть».  

– Вахтанг Константинович, для нас всех вы – человек без возраста. На сколько лет вы сами себя ощущаете?

– У меня был один очень хороший друг, который на своем 60-летии сказал, что в душе ему 18. Я себя ощущаю на 22-25. Но возраст есть возраст – и одышка начинается, и морщины появляются. Иногда смотришь на себя в зеркало – и не узнаешь. Помните фильм «Планета обезьян»? Там у них был плохой главарь, страшный такой. По-моему, я стал на него похож (смеется). Но я считаю, что надо в себе сохранять детство.

– Вы бывали во многих странах, какая вам запомнилась больше всего?

– Например, Непал. Каждый камень потрогаешь – ему 2000 лет. Европа – однообразная. А вот Индия, скажем, восточные страны – совсем другие. Больше всего меня поражает Япония. Это какая-то другая цивилизация на нашей планете. Они живут по совершенно другим правилам. Я их не могу понять.

– Что, по-вашему, главное в жизни?

– Чтобы был мир, дом, семья. Чтобы работа была, чтобы дети ходили в школу. Все очень просто.

– Вам помогает в жизни чувство юмора?

– Я вообще сам хохотун. Без юмора жить нельзя. На все надо смотреть через призму юмора. Я так стараюсь жить. И тогда легче дышать. Еще надо делать хорошие поступки. С приходом возраста начинаешь понимать, что назад дороги нет. Нельзя портить другим жизнь.

Моя мама 44 года прослужила в кафедральном храме. Я плохо учился и часто прогуливал школу, бегал к ней на работу, рассматривал иконы. Как-то показываю на образ Христа и спрашиваю у мамы: «Мама, а ты видела его когда-нибудь по-настоящему?» А она мне: «Я каждый день его вижу. Бог – это ты». – «Как – я?» – «Так. В каждом человеке Бог». Я это на всю жизнь запомнил.

Только политики думают, что если они там, наверху, сидят, то могут нас учить, как нам жить, как ходить, что есть или пить. На самом деле ничего они не знают. Народ мудрее всех.

– Где планируете отмечать Новый год?

– Стараюсь всегда быть дома, хотя я это поздно понял. За столом собирается вся семья: дети, внуки, уже и правнучка есть. У меня всегда есть надежда, что следующий год будет лучше предыдущего.

Вот такой вышел разговор с Бубой Кикабидзе. И захотелось в который раз пересмотреть «Мимино».

Вся лента новостей - Блоги - Подписаться на Glavpost
новости сети
comments powered by HyperComments
главное
мнения
главное за сутки
последние новости
соцсети
лента блогов
лучшие блоги за сутки
tabloid
фото glavpost
История