Титан в опасности. Что будет с Приватбанком

Кредитные риски Приватбанка оцениваются в $5 млрд, на эту же сумму финучреждение вероятно потребует докапитализации в следующие два года. Каковы шансы, что акционеры банка захотят спасать свой бизнес, и какие риски будет нести государство в случае его возможной приватизации, выяснял НВ Бизнес.

Размер непокрытых средствами неработающих кредитов в банковской системе составляет 172 млрд грн. Такие цифры следуют из Отчета о финансовой стабильности Национального банка Украины, передает Новое Время.

На государственные банки приходится 8 млрд грн непокрытых резервами негативно классифицированных кредитов, на иностранные банки – 26 млрд грн, на небольшие частные украинские банки – 6 млрд грн. Несопоставимо большой оказалась «дырка» в резервах в группе крупнейших банков с национальным капиталом – 132 млрд грн.

В «самую проблемную» группу входит всего восемь финучреждений – Приватбанк, ПУМБ, банк Пивденный, Мегабанк (входящие в топ-20 банков), а также Диамантбанк, Восток, Кредит-Днипро и Платинумбанк (входят в топ-40 банков). И, по оценкам специалиста отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергея Фурсы, более 90% из 132 млрд грн – это отражение проблемы капитализации именно Приватбанка.

ПУМБ, Пивденный и Мегабанк, по информации НБУ, выполнили программу докапитализации полностью. Среди остальных явные финансовые проблемы сейчас наблюдаются у Платинума. Из-за резервирования средств под проблемные кредиты в третьем квартале текущего года капитал банка приобрел отрицательное значение в размере -162,5 млрд грн.

«Платинум маленький. Даже, если им [вместе с Восток, Диамантбанк и Кредит-Днепр] для докапитализации нужны 2 млрд грн, то еще почти 130 млрд грн – это непокрытые резервами проблемы Приватбанка», – говорит Фурса.

Согласно финансовой отчетности, по состоянию на 1 октября 2016 года общий кредитный портфель указанных банков составляла 244,6 млрд грн, почти 74% из которого (180,4 млрд грн) – это активы Приватбанка. Негативно классифицированные активы в этой группе банки отразили в размере 52,4 млрд грн, из них 62,5% пришлось на Приватбанк (32,7 млрд грн).

В самом банке проблему докапитализации не прокомментировали. Однако, по мнению главного финансового аналитика рейтингового агентства Эксперт-Рейтинг Виталия Шапрана, эти данные могут быть указаны не в полном объеме. «Объем резервов по кредитным операциям в Приватбанке значительно меньше, чем у других крупных банков. И у Привата одни из самых низких процентных доходов на кредитный портфель, то есть, если разделить процентные доходы на кредитный портфель, то получается, что он выдает кредиты под 15% годовых [при рыночных ставках 20-30% годовых]», – рассуждает Шапран.

Низкий уровень соотношения процентного дохода к кредитному портфелю указывает на то, что примерно третья часть кредитного портфеля может не обслуживаться, хотя резервы сформированы на пятую часть портфеля.

По словам заместителя председателя НБУ Екатерины Рожковой, регулятор сейчас проверяет Приватбанк по выполнению программы докапитализации. Выполнил ли Приват требования регулятора станет известно еще до конца декабря. От того, какими будут результаты, зависит дальнейшая судьба крупнейшего банка страны.

В случае, если акционеры откажут вливать в банк почти $5 млрд на спасение своего бизнеса, государство должно начать процесс приватизации финучреждения немедленно. Такие обязательства Украина взяла на себя в рамках сотрудничества с Международным валютным фондом.

В соответствии с меморандумом с МВФ, на случай необходимости докапитализации системообразующих банков и Фонда гарантирования вкладов, государство может выпустить гособлигации на сумму в 166 млрд грн. Из них на ФГВФЛ госбюджетом предусмотрено 16 млрд грн и еще 14 млрд грн – для системных государственных Ощадбанка и Укрэксимбанка.

«Ожидается, что в течение 2017 года на увеличение уставного капитала Укрэксимбанка и Ощадбанка, а также поддержку ФГВФЛ будет направлена сумма, эквивалентная менее 1% ВВП [около 20 млрд грн]», – подтверждается в отчете НБУ.

Таким образом, остальные, 136 млрд грн, предусмотрены «на всякий случай» для третьего системного учреждения – Приватбанка.

Если государство откажется национализировать банк, МВФ прекратит оказание финансовой помощи Украине. В 2017 году мы должны начать платежи по внешним обязательствам перед инвесторами на сумму $2,6 млрд. Поскольку этих средств в госказне нет, то государство должно их либо позаимствовать, либо объявить дефолт.

«Почти нереально и то, что Коломойский и его компания найдет деньги, либо каких-то инвесторов для Привата. Инвесторам нет смысла входить в банк, который имеет минус $4-6 млрд. А сам Коломойский не сможет сразу всю сумму вводить, этот процесс рассчитан на несколько лет. То есть ты вносишь $1 млрд и, все равно, банк остается под угрозой национализации. Вносишь второй миллион – и снова угроза национализации», – говорит Фурса.

С другой стороны, по словам опрошенных экспертов, для государства национализация Привата – это сплошная головная боль, без шанса получить в распоряжение эффективный банк. «Если банк не выполнил программу докапитализации на данном этапе, то государству нужно будет, во-первых, увеличить госдолг на 130 млрд грн – а это уже беда, – говорит Фурса. – Кроме того, попадает в управление банк, где есть только депозиты и практически нет активов, потому что до 90% кредитов юрлицам – это инсайд и 90% – это ТОВки, эти общества не более, чем мыльные пузыри. И хорошо, если их перекрывает капитал, иначе это сплошной убыток».

Эксперты оценивают рентабельной IT-часть бизнеса Приватбанка. По данным Привата, по количеству активных пользователей Приват24 имеет более 6 млн клиентов, из них более 2,5 млн пользуется мобильной версией Приват24, что делает его одним из крупнейших интернет-банков в мире.

Однако, украинская банковская система уже имеет многочисленные доказательства того, что такие ресурсы, как сеть терминалов самообслуживания, банкоматов и онлайн-банкинг, с началом кризиса акционеры выводили из банков, оформляя на другие финансовые компании. Таким путем пошел, например, Фидобанк, который имел второй по технологичности интернет-банкинг. То есть уже на сегодня есть большие шансы, что Приват 24, как таковой, государству не достанется.

Есть риски, что хороший кредитный портфель и депозиты будут выводиться из банка. «Например, в А-банк», – говорит Фурса.

«Сегодня это все зависит от того, насколько слаженно сработает надзор в Национальном банке. Если НБУ будет за этим следить, то риски будут минимальны», – продолжает мысль Шапран. Кроме того, клиентов не могут перевести в другой банк без их согласия.

Несмотря на то, что за сохранность своих средств вкладчики могут не волноваться в случае национализации, клиенты могут испытать определенные неудобства в переходный период, уверены эксперты, ведь сам процесс технологически будет не легким.

Да и перспектива, что государство сможет эффективно управлять бизнесом, учитывая предыдущий опыт национализации Родовид банка, банка Киев и Укргазбанка, особенно на фоне практики хищения госимущества и коррупции в госорганах, эксперты также сомневаются.

«И потом, чтобы учреждение хоть как-то вывести из кризиса, придется его делить на разные бизнесы. На корпоративный банк, где будут содержаться кредиты связанных с акционерами лиц, и на сберегательный банк, где будет розничный бизнес. Корпоратив, при этом, надо сделать санационным – выделить хорошие активы и продать, а сам банк в перспективе ликвидировать», – рассуждает председатель правления одного из банков с западным капиталом на правах анонимности.

Из позитива от национализации эксперты видят только одно – национализация не вызовет такого социального взрыва, как ликвидация учреждения. По данным Фонда гарантирования, Приватбанк имеет около 20,5 млн вкладчиков. По данным самого Приватбанка, финучреждением охвачено свыше 51,4% физических лиц старше 16 лет, более 56% юрлиц и около 70% СПД.

В самом банке проблему докапитализации не прокомментировали.

Вся лента новостей - Блоги - Подписаться на Glavpost
новости сети
comments powered by HyperComments
главное
мнения
главное за сутки
последние новости
соцсети
лента блогов
лучшие блоги за сутки
tabloid
фото glavpost
История